Самое читаемое в номере

Разбавленный Мао

A A A

Слабое эхо «культурной революции» в правление Си Цзиньпина.

china


«Культурная революция» стала адом для миллионов китайцев. Отца президента Си Цзиньпина Си Чжунсуня, работавшего министром при Мао Цзэдуне, пытали, а его сводная сестра покончила жизнь самоубийством.
Хотя некоторые, кто жил в то время (из тех, кто пострадал меньше), вспоминают отдельные грани той эпохи с ностальгией.
Поэтому китайцы смотрят со смешанными чувствами на недавние попытки возрождения отдельных элементов того страшного времени.
Многие либералы в Китае вздрогнули, когда при Си Цзиньпине вновь стали делать упор на традиционных идеях Коммунистической партии, включая учение Мао Цзэдуна.
Их беспокоит подхалимство официальных средств массовой информации в адрес Си Цзиньпина, отдалённо напоминающее культ личности Мао Цзэдуна, достигший расцвета в эпоху «культурной революции». А кто-то пожимает плечами. Китай нуждается в сильном вожде, подобном Мао Цзэдуну, говорят они (но не в толпах «красных охранников»).
Си Цзиньпин хочет, чтобы в нём видели такого человека. Сосредоточив в своих руках все ключевые посты, он отошёл от практики коллективного руководства равных, введённой Дэн Сяопином после «культурной революции», чтобы сделать невозможным возврат к своенравному правлению кого-нибудь, вроде Мао Цзэдуна.
В начале апреля Си Цзиньпин одарил себя новой должностью – верховный главнокомандующий Объединённого оперативного командования – нового  органа (хотя он уже и так возглавлял вооружённые силы). При этом он впервые появился на публике в камуфляже.
Си Цзиньпин, очевидно, опасается, что либералы могут попытаться использовать ужасы «культурной революции», чтобы начисто отвергнуть наследие Мао Цзэдуна, а значит, и право партии править страной. Он ведёт кампанию против того, что называет «историческим нигилизмом», то есть с попытками очернить начальный период правления партии, противопоставив его процветанию, наступившему после смерти Мао Цзэдуна.
Официально «культурная революция» всё ещё трактуется как принёсшая «неописуемые беды» Китаю. Но Си Цзиньпин хочет, чтобы весь период после 1949 г. рассматривался как единое целое, без перелома в 1976 г., когда умер Мао Цзэдун. Он не хочет, чтобы люди сделали вывод, что Мао Цзэдун – это одно сплошное зло.
Конечно, есть огромные различия между правлением Си Цзиньпина и эпохой «культурной революции». Си Цзиньпин не несёт маоистский вздор про перманентную революцию. Он ведёт антикоррупционную кампанию, нападая на своих противников внутри партии, но эти атаки идут сверху, а не снизу (как во времена «культурной революции»). Ходят даже слухи, что он пытается пригасить свой небольшой культ личности.
Но, как указывает Эндрю Натан из Колумбийского университета, даже отдалённые параллели вызывают беспокойство. Си Цзиньпин пытается дуть на тлеющие угли пожарища, которое уничтожило Китай 50 лет назад.
The Economist, 14 мая 2016 г.

Прочитано 530 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту