×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 428

Украина – це Киргизия?

A A A

kirgizia aДанная статья написана по материалам книги «Киргизские циклы. Как рушатся режимы» за авторством Дмитрия Фурмана и Санобар Шерматовой. Данная книга вышла в 2013 г. А если бы она вышла в 2014 г., авторы, скорее всего, дополнили бы свой текст сравнительным анализом событий Киргизии и Украины, ведь аналогии здесь просто напрашиваются.

Интеллигентный любимчик запада
В своем произведении Дмитрий Фурман и Санобар Шерматова рассматривают историю новой Киргизии как историю развития и падения ее режимов. Соответственно выделяются и циклы, которые получают названия от имени очередного правителя страны.
После распада СССР начался первый «режимный» цикл в новейшей истории Киргизии, и связан он был с именем Аскара Акаева. В начале девяностых он достаточно неожиданно стал той фигурой, что устраивает всех, и потому сумел попасть на вершину власти.
Если для Украины достаточно типичны противоречия и различия между востоком и западом страны, то для Киргизии столь же типично противостояние юга и севера.
После распада Союза в этой небольшой азиатской и теперь уже независимой стране шло серьезное противостояние двух номенклатурных претендентов – южанина и северянина. Ни один из них не смог в итоге набрать во 2 туре выборов более половины голосов.
По действующим тогда законам, эти кандидаты не могли выдвигаться вторично. Так из борьбы выбыли 2 самые мощные фигуры.
После неудачных выборов пост президента хотели предложить знаменитому писателю Чингизу Айтматову, но тот отказался. Вместо себя он предложил кандидатуру Аскара Акаева. 27 октября 1990 г. Акаев без особых проблем избирается президентом. Как говорил он сам: «На вершину власти я опустился на парашюте».
У Аскара Акаева был имидж просвещенного правителя. Его называли интеллектуалом, самым интеллигентным из всех президентов. Акаев был улыбчив, мягок, говорил собеседникам то, что они хотели услышать. Часто рассуждал о высокой нравственности и о «чарующих звуках Бетховена, Моцарта и Брамса». В общем, он совсем не походил на стереотипную картинку «азиатского диктатора».

kirgizia
Интеллигентный президент, постоянно рассуждающий о своей приверженности демократии, закономерно стал любимчиком Запада. В американской прессе Акаева называли «Джоном Кеннеди Центральной Азии». 10 лет спустя такой же любовью запада будет пользоваться демократ Виктор Ющенко.
Своему народу Аскар Акаев тоже поначалу нравился: он обещал, что наладит жизнь в стране за какие-то 2-3 года. В начале 90-х мало кто мог подумать, что интеллигент Акаев будет «царствовать» 15 лет подряд и будет изгнан из страны в ходе революции.
Авторы книги «Киргизские циклы» считают, что Акаев не лгал, когда говорил о своей приверженности демократии. Просто он стремился к такой демократии, при которой он постоянно и гарантированно избирался бы президентом.
Акаеву очень нравилась его новая роль. Заграничные приемы на высшем уровне вызывали у него просто детский восторг. С самого начала своего правления Акаев стремился сосредоточить в своих руках максимальную власть. И за нее он держался до последнего.
Властитель референдумов
Циклы Киргизии действительно во многом похожи на украинские циклы. Однако стоит отметить, что зачастую Киргизия прокладывала свой курс параллельно с российским. Так в 1994 г. Аскар Акаев устраивает референдум о доверии себе, как и Ельцин в 1993 г. Через год после расстрела парламента в России, Акаев разогнал парламент Киргизии. Вот только конституцию страны тот успел принять до разгона, а не после, как в России.
Сам Аскар Акаев говорил о том, что конституция должна приниматься на века. Но этот документ во многом сковывал президента. Поэтому Акаев практически сразу же стал нарушать свежепринятую конституцию и править ее. 

kirgizia1
Инструментом для постоянного «латания» основного закона страны был избран референдум. На одном из первых таких всенародных голосований было закреплено право народа вносить изменения в конституцию. Отныне Акаев, манипулируя общественным мнением и «корректируя» результаты голосования, мог постоянно подстраивать конституцию под свои нужды. И он пользовался референдумом как инструментом на протяжении всего срока своей власти.
Впрочем, парламентские выборы 1995 г. показали, что влиять на состав парламента Акаев может довольно слабо. В округах действовали сильные местные клановые связи и интересы. Соответственно им, а не желаниям Акаева избирались и депутаты.
Впрочем, в новом парламенте были и сторонники президента. Почти сразу же после выборов «группа депутатов» предложила провести референдум о продлении президентских полномочий Акаева до 2001 г. Это предложение вызвало возмущение демократических партий. Начались волнения, пикеты и голодовки.
Тогда Аскар Акаев сменил тактику – назначил досрочные выборы. ЦИК по разным поводам снял с предвыборной гонки почти всех оппозиционных кандидатов. Журналистов, которые поддерживали оппозиционеров, стали арестовывать.
В результате выборов декабря 1996 г. Аскар Акаев уверенно победил в 1 туре.
Все дальнейшие годы своего правления Акаев активно менял конституцию, проводя для этого референдумы. Президент последовательно получал все новые и новые полномочия: исключительное право назначать референдумы, право назначать председателя и треть комиссии ЦИК, не согласовывать с парламентом назначение министров.
В 1998 г. «волей народа» была отменена депутатская неприкосновенность и введена смешанная система выборов. Так Аскар Акаев пытался взять под контроль все еще не послушный парламент. Это, кстати, тоже здорово напоминает противостояние президента и парламента на Украине эпохи Ющенко и Януковича.
2000 г. – новые выборы в парламент. Они сопровождаются многочисленными скандалами и грубыми нарушениями со стороны власти. После выборов один из председателей избирательной комиссии, которого заставили фальсифицировать результаты голосования, даже покончил с собой. Но избрать полностью подконтрольный парламент у Акаева опять не получилось.
Помимо депутатов, президент Киргизии стремился избавиться от инакомыслящих и в своем окружении. Противостояние Аскара Акаева и вице-президента Феликса Кулова было очень похоже на борьбу Ющенко, а затем и Януковича против Тимошенко на Украине. 

kirgizia2
В 2001 г. Акаев посадил своего соперника в тюрьму за «коррупцию и превышение власти». Даже формальный повод этой посадки (не говоря уж о ее истиной причине – соперничестве в борьбе за власть) был практически такой же, как и в случае с Юлией Тимошенко. Кулов просидел в колонии до 2005 г., до самого конца режима Акаева.
Конец «голубого воришки»
В то время, пока Акаев безуспешно строил из Киргизии «среднеазиатскую Швейцарию» (сравните это с нынешними лозунгами на Украине), оппозиция президенту росла. Кроме коммунистов, в ее ряды вливались южане, недовольные правителем-северянином, а также люди из власти, не сумевшие ужиться с Акаевым.
Президента Киргизии такая ситуация раздражала.
В январе 2002 г. был арестован противник Аскара Акаева – депутат Азимбек Бекназаров, требовавший импичмента президента. Это вызвало народные волнения. 700 оппозиционеров объявили голодовку, один из них даже погиб.
За Бекназарова вступились его земляки и избиратели. В марте 2002 г. милиция открыла огонь по колонне митингующих.
После этого события,  в результате которого несколько человек погибли, запад стал отворачиваться от Аскара Акаева. Имидж Киргизии как «островка демократии» был подорван.
Потеря симпатий Европы и Америки обидело и разозлило Акаева. Тот, как и руководство Украины, все время старался «лавировать» между Россией и Западом. Но после того как Запад отвернулся от него, Аскар Акаев стал все чаще говорить о том, что Киргизия будет брать пример с путинской России.
Напомним, что для Януковича, в последний момент отказавшегося от подписания документа об ассоциации с Европой, это ничем хорошим не кончилось. Аскара Акаева его поздний отказ от хитроумного «лавирования» тоже не спас.

kirgizia3
Впрочем, до 2005 г. президент оставался президентом, в меру успешно сопротивляясь оппозиции. Очередные выборы в парламент 2005 г. совпали с разговорами о том, что Акаев, у которого истекали последние сроки, либо продлит свои полномочия референдумом, либо передаст власть сыну (дочери, жене).
Предвыборная кампания проходила очень грязно. В результате, оппозиция потерпела серьезное поражение. Как говорила Роза Отунбаева: «Мы получили такой парламент, какой не захотела бы ни одна страна. В парламент пришли люди с толстыми кошельками, я уже не говорю о родственниках президента».
Возмущение итогами выборов послужило толчком к революции, как это было годом ранее на Украине.
Впрочем, сам Аскар Акаев цветных революций не боялся. Он считал, что отличается от Кучмы и Шеварнадзе и что народ Киргизии его любит. За месяц до свержения Акаев заявлял: «Никакой революции или потрясений у нас не будет, для этого в республике нет никаких условий и причин».
Убаюканный своими высокими рейтингами и мнениями провластных экспертов, президент не опасался за собственное будущее.
Революция 2005 г. в Киргизии получила название «тюльпановой», хотя сами оппозиционеры некоторое время не могли определиться со своей символикой. «Мы хотели, чтобы наша революция была красивой», – говорила Роза Отунбаева, активная участница переворота в Киргизии.
Акаев бежал. Сначала на российскую военную базу, потом в Казахстан, затем в  Москву. Некоторое время он, как и Янукович в 2014 г., называл себя законным президентом, но потом смирился с поражением.
Авторы книги отмечают, что Аскар Акаев был достаточно типичным авторитарным правителем, однако он вынужденно маскировал сущность своего режима разговорами о демократии и правах человека. Серьезная зависимость Киргизии от помощи с запада заставляла выстраивать красивый фасад для своего азиатского государства.
Противники Акаева даже называли его «голубым воришкой» за присущие ему мягкость и «стыдливость», неплохо маскирующие сущность авторитарного властителя.
Победитель «революции тюльпанов»
В моменты революции и смены власти сходство Киргизии и Украины становится наиболее заметным. В 2005 г. в Киргизии был свой «майдан», шли свои переговоры лидеров оппозиции и власти. Революционный народ тем временем захватывал здания и грабил  акаевские резиденции.
Кстати говоря, захват зданий администрации был в шутку объявлен «народной киргизской забавой» еще в 2005 г., задолго до последних событий на Украине.
Вообще, картинка с улиц Бишкека в 2005 г. была очень похожа на картинку из Киева 2013-2014 гг. Впрочем, присутствовал и свой киргизский колорит: вместо украинских ряженых «лыцарей» в городе присутствовали всадники на лошадях, прибывшие из глубинки на помощь революции.
Как и на Украине в 2014 г., армия Киргизии отказалась стрелять в народ, заняв выжидательную позицию. Сам Акаев утверждал, что его свергла «одурманенная толпа зомби, накаченных водкой и наркотиками».
Недавние рассказы Януковича о том, как тот спасал свою жизнь от расправы, сбежав в Россию, еще свежи в памяти.
Так вот, Акаев рассказывал примерно то же самое. И он так же, как и Янукович, рассказывал, что просто не мог отдать приказа стрелять в народ.
Тем временем лидеры «тюльпановой революции» не поспевали за своим народом (как это случится и на Украине в 2014 г.). Неслучайно 24 марта 2005 г. в Киргизии неофициально называют «Днем мародера». На некоторое время страна погрузилась в анархию.
Захват оппозицией власти в Бишкеке был воспринят как санкция на сотни разного рода захватов по всей стране. Многие лакомые кусочки земли и прибыльные предприятия были отобраны у их владельцев на том основании, что это были «акаевские» земли  и предприятия.
Точно так же на Украине через 9 лет будут перераспределять собственность «банды Януковича».
На смену семейственности в Киргизии пришел беспредел.
С беспорядками в стране стал бороться отпущенный из мест заключения Феликс Кулов. То, что он сумел справиться с криминалитетом, принесло политику серьезную популярность в народе. Но воспользоваться ею он не сумел.
Цитата из книги: «Очень скоро стало ясно, что пришедших к власти оппозиционеров объединяет только враждебность к акаевскому режиму и совершенно абстрактные стремления к демократии, борьбе с коррупцией и клановостью. При этом с абстрактными демократическими стремлениями могли уживаться полностью противоречащие им и вполне конкретные стремления к богатству, власти и выгодному трудоустройству родственников».  
Победители революции хотели побыстрее покончить с анархией и легитимировать свою власть. Всех прочих оппозиционеров сумел переиграть Курманбек Бакиев. Это был представитель юга страны, что давало ему некоторые преимущества (Акаев был северянином). Бакиев работал премьер-министром при Акаеве, но потом ушел в оппозицию, а затем и выступил как один из лидеров революции.
На выборы в июле 2005 г. Бакиев пошел в тандеме с Феликсом Куловым. Если бы эти 2 кандидата были соперниками, то киргизы скорее проголосовали бы за Кулова, борца с криминалом. Но, так как они шли на выборы вместе, тандем с легкостью победил прочих кандидатов. Бакиев стал президентом, Кулов – премьером.
Впрочем, Бакиев довольно быстро избавился от своего популярного партнера. Он спровоцировал политический кризис, и в конце 2006 г. Кулову пришлось уйти с поста премьер-министра.
Крепкий хозяйственник
Курманбек Бакиев был много проще своего предшественника Акаева. Он не рассуждал о Цицеронах и Моцартах. Бакиев выбрал себе имидж крепкого хозяйственника и жесткого руководителя. Соответственно и бакиевский режим был очень похож на акаевский, только жестче и циничнее.
Если при Акаеве оппозиционных деятелей могли арестовать, то при Бакиеве они стали попадать в автокатастрофы или загадочным образом выпадать из окон. При Акаеве соперников президента не допускали к выборам. При Бакиеве их могли избить или подбросить наркотики. Оппозиционные СМИ при новом президенте были фактически уничтожены.
В общем, все было как раньше, только не так интеллигентно.
Как и Акаев, Бакиев старался сосредоточить власть в своих руках. В конце 2006 г. парламент принял новую конституцию, несколько ограничивающую полномочия президента. Но Курманбек Бакиев сумел очень быстро вернуть себе всю полноту власти. Журналисты писали, что Киргизия установила своеобразный рекорд, приняв в течение двух месяцев 2006 года 2 разные конституции. А в 2007 г. Бакиев добился еще одной коррекции основного закона в свою пользу.
В отличие от мягкого Акаева, Бакиев действовал с простодушной наглостью. Особенно хорошо это иллюстрирует эпизод с базой «Манас». Под обещание закрыть эту американскую базу Курманбек Бакиев добился от Москвы выделения огромного кредита на очень льготных условиях.
После этого президент Киргизии фактически «кинул» российские власти, оставив базу на месте и лишь дав ей другое наименование. При этом Бакиев «обул» и американцев, подняв им арендную плату.
Действуя жестко и прямолинейно, Курманбек Бакиев сумел выстроить свой режим куда быстрее, чем Акаев. Впрочем, и свергли его гораздо быстрее.
Революция без тюльпанов
К началу 2010 г. большинство аналитиков сходилось на том, что народ Киргизии устал, а оппозиция разобщена. Бакиев к тому моменту уже давно провозгласил конец эпохи митингов и начало эпохи стабилизации и экономического роста. Президент считал, что, покончив с относительным либерализмом Акаева, он обезопасил себя от революций.
Однако народу Киргизии, похоже, объявленного экономического роста не хватило. Люди видели, что после революции 2005 г. клановость Акаева сменилась клановостью Бакиева, а социальные проблемы остались нерешенными.
События марта-начала апреля 2010 г. в Киргизии – это снова прямая отсылка к событиям в Киеве начала 2014 г. Захват зданий администрации, закидывание милиции камнями и палками, многотысячные и многодневные митинги, затем снайперы на крышах и вооруженные люди среди протестующих.
Как итог – стрельба и первые погибшие. До «небесной сотни» майдана у Киргизии была своя сотня: около 80 человек были убиты в дни революции, которую уже никто не стремился назвать цветочным именем.
Дальше – все тот же сценарий. Оппозиция объявляет, что власть стреляет по безоружным митингующим, Бакиев отвечает, что стрелять начали сами протестующие.
7 апреля власть переходит в руки революционеров, Бакиев сбегает. На этот раз во главе победителей оказывается Роза Отунбаева, участница уже двух революций.
Бакиев сбежал, как бежал до него Акаев, только не в Россию, а в Белоруссию. Это и неудивительно после его шалостей с «Манасом». И уже Курманбек Бакиев из-за границы рассказывал о том, как его свергли зомби, опоенные «жидкостью, уничтожающей страх».
Как и Акаев, он рассказывал журналистам, что революцию организовали некие иностранные силы. Совершенно такие же разговоры недавно шли про «наркотическую» кашу на майдане и про агентов американского влияния в Киеве.
Зеркало для Украины
Авторы книги «Киргизские циклы» с оптимизмом смотрят в будущее. Они полагают, что эта страна после очередной революции сможет освободиться от проклятия цикличного развития авторитарных режимов и встанет на путь демократии.
Оптимизм – это хорошо, но стоит помнить, что после «воцарения» Розы Отунбаевой была еще и Ошская резня 2010 г.
Эти печальные события, кстати говоря, также напрямую перекликаются с последними событиями на Украине. В Киргизии в 2010 г. тоже проявились свои «сепаратисты»: в этой роли выступили местные узбеки. Они хотели добиться большей представленности при новой власти, выступали за придание узбекскому языку официального статуса. Они тоже срывали и бросали на землю государственный флаг Киргизии.
А потом была резня, сотни убитых и раненых, тысячи беженцев. Правда, в отличие от Украины, киргизы не догадались использовать против своих сограждан авиацию и тяжелую артиллерию. Но что не сделает «дикий азиат» киргиз, то легко совершит украинец, сделавший свой европейский выбор.
Сумеет ли Киргизия уйти от цикличности своей истории – покажет время. Пока же мы имеем 2 вселяющих надежду факта.
Первый – Роза Отунбаева стала первым президентом в новейшей истории Киргизии, мирно сложившим свои полномочия.
Второй – Киргизия вроде бы перестала «лавировать» между Западом и Востоком и собирается вступать в Таможенный Союз.
Глядя на историю смены режимов в Киргизии и соотнося ее с украинской историей, понимаешь, что в политической жизни Украины за последние годы не происходило почти ничего такого, чего не было бы в Киргизии.
Совпадения настолько явные, что кажется, будто две страны играют одну и ту же пьесу, только на разных подмостках.
Наши славянские соседи, заявляющие о своей исключительности и выкрикивающие поминутно «Украина – це Европа», как выясняется, куда больше похожи на Центральную Азию. Более того, развитие событий на Украине на несколько лет запаздывает даже от Киргизии.
Впрочем, сравнение с Киргизией для Украины еще достаточно лестное. В последнее время аналитики все чаще сравнивают «незалежную» с Африкой, причем далеко не с самыми развитыми странами Черного континента. Может быть, украинцам стоит вспомнить, что их страна действительно находится в Европе, и начать вести себя по-европейски.

Прочитано 1348 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту