Польша выходит из ЕС или остаётся и всё портит?

A A A

Польша является проблемой для ЕС именно потому, что не покидает его. В отличие от Британии она остаётся в палатке ради того, чтобы создавать всем трудности.


Когда Британия выходила из ЕС, то перебиралось множество форм её дальнейшего сосуществования с Союзом: жёсткий выход, мягкий выход, норвежская, швейцарская, турецкая модели. Одно время говорили даже об албанской. Упоминался даже «чистый выход», когда Британия не будет ни входить в общий рынок ЕС, ни вступать с ним в таможенный союз, ни подчиняться его судам.
Но как есть множество способов покинуть ЕС, так есть и множество способов в нём остаться. Есть чистый вариант, когда страна спокойно принимает результаты деятельности органов ЕС. А есть грязный вариант, когда её правительство приводит в беспорядок весь клуб. Назовём его «грязным членством».
Если хотите увидеть «грязное членство» в действии, посмотрите на Польшу. 7 октября её Конституционный трибунал бросил вызов правовой системе всего клуба. В результате слушаний по запросу польского премьер-министра этот суд, укомплектованный сторонниками правительства, постановил, что основополагающая часть правовой системы ЕС не соответствует Конституции Польши.
Решение суда – а именно такого исхода слушаний добивалось правительство – уничтожило усилия шести десятилетий европейской судебной практики. Одним словом, Верховный суд ЕС больше не является высшей судебной инстанцией, по меньшей мере в том, что касается Польши.
Толпы поляков вышли протестовать, утверждая, что правительство намерено вывести страну из блока помимо их воли. Но те, кто ожидает выхода Польши из ЕС подобно тому, как поступила Британия, будут разочарованы.
Поддержка членства в ЕС в Польше остаётся одной из самых высоких среди стран Союза. Выступить в Польше на выборах с идеей выхода из ЕС – всё равно что провозгласить манифест о том, что надо топить щенков. Трудность не в том, что Польша пытается покинуть ЕС, а в том, что она намерена остаться.
Такое «грязное членство» куда пагубнее выхода Польши из состава Союза. Угроза связана с постепенным увяданием в этой стране системы права ЕС, говорит Даниэль Сармьенто из Университета Комплутенсе (Мадрид). Это вызовет эффект домино.
Если суды по всему ЕС не смогут доверять своим польским коллегам, тогда правовая система Союза начнёт давать сбои. Не будет действовать общеевропейский ордер на арест. Банковская лицензия, выданная в одной стране Союза, может быть не признана в другой. Со временем территория, по которой люди, товары, капитал и услуги могут свободно перемещаться, превратится в территорию, по которой они перемещаются с трудом.
Плохое поведение заразно. Евроскептики в большинстве своём отказались от идеи выхода из ЕС. Как показал опыт Британии, это довольно неприятная процедура. Эрик Земмур, радикальный националист, подумывающий о выдвижении своей кандидатуры на президентских выборах во Франции, предложил восстановить верховенство французского права над правом ЕС. Даже куда более мягкие фигуры, вроде Мишеля Барнье, главы делегации ЕС на переговорах по выходу Британии, заигрывают с подобной идеей.
Если одно правительство может избежать выполнения непопулярных решений высшего суда ЕС, не опасаясь при этом санкций, то такой вариант станет соблазнительным для всех.
При этом внешне идея «грязного членства» кажется вполне приличной. Её сторонники в Польше утверждают, что все так делают, но лишь их страна подвергается нападкам за это. Польские судьи любят цитировать своих немецких коллег, которые в последние годы обвиняли Европейский суд справедливости (ЕСС) в том, что он превышает свои полномочия.
Но в такого рода вопросах важно не только что говорят, но и кто говорит. Никто не сомневается в независимости Конституционного суда Германии. Но никто не верит в независимость Конституционного трибунала Польши.
Да и немцы имели в виду совсем другое. Немецкий суд обвинил ЕСС в превышении полномочий при утверждении программы скупки облигаций Европейским центральным банком. Польский же суд принял куда более радикальное постановление. Он решил, что Конституции страны не соответствуют такие основополагающие положения права ЕС, как «всё более тесный союз».
Немецкие судьи немного поиграли со спичками, а их польские коллеги облили правовую систему ЕС бензином и намеренно устроили пожар.
Теоретически такие разногласия разрешаются просто: выходом из ЕС. Британия сильно облегчила жизнь Союзу, покинув его. Вместо того чтобы всё блокировать и устраивать беспорядок, она последовала процедурам, изложенным в 50-й статье того договора, от которого так стремилась отказаться.
Как сказал Доминик Каммингс, возглавлявший кампанию за выход из ЕС, поступить так без чёткого плана было «всё равно что сунуть себе в рот дуло пистолета и нажать на курок». Но, к удивлению дипломатов ЕС, именно так и поступило британское правительство.
Напротив, Польша последовала стратегии, описанной в рассказе в картинках «Часовые». В нём Роршах, одинокий герой-мститель, попадает за решётку, где приветствует своего сокамерника, выливая ему на голову содержимое фритюрницы в столовой.
«Похоже, никто не понимает, – говорит он своему покрытому хрустящей корочкой врагу. – Это не меня бросили за решётку. Это тебя заперли здесь вместе со мной».
В ЕС всё взаимосвязано. Если кто-то начнёт швыряться фритюрницей, пригнуться придётся всем. Дэвид Кэмерон, тогдашний премьер-министр Британии, умолял ЕС об уступках перед референдумом о выходе, в частности об отказе  от положения о «всё более тесном союзе». Польша же запустила фритюрницей без предупреждения.
С такими пакостями сложно справиться внутри клуба. Национальное государство могло бы навязать свою волю, послав полицию, в крайнем случае армию, чтобы подавить восстание. А у ЕС нет таких рычагов.
Европейская комиссия может отказаться выделять Польше её долю из фонда восстановления после пандемии COVID-19, лишив таким образом эту страну 57 млрд евро. Опасность заключается в том, что это может побудить Польшу в знак протеста полностью остановить деятельность ЕС.

Дружеский развод, или отравленный брак
Плохое поведение за стенами клуба по сравнению с этим – не очень большая проблема. После того как Британия, действуя по правилам ЕС, покинула Союз, у неё началась бунтарская полоса, и она попыталась отказаться от условий своей сделки с ним. Но это ничуть не обеспокоило ЕС.
Выход Британии – не угроза существованию, а всего лишь утомительная проблема перемещения сосисок через Ирландское море. Британию уже прижгли.
А вот верховенство права в Польше – это открытая рана. Это долгосрочная проблема, которую необходимо решить, если ЕС хочет процветать. Как финансовый кризис может перебрасываться с одной страны на другую, так может разрастаться и конституционный кризис.
Для ЕС проще иметь дело с выходом из Союза кого-нибудь из его членов. Гораздо труднее иметь дело с «грязным членством».
The Economist, 16 октября 2021 года.

Прочитано 673 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту