Обвал

A A A

Беспримерное падение спроса на нефть перевернёт нефтедобывающую промышленность с ног на голову.
Многие производители не переживут последствий пандемии.

Каждый день из глубин Земли извлекается около 100 млн баррелей нефти.
Судно «Liza Destiny» качает это чёрное вещество из скважины, находящейся на глубине 2 км у побережья Гайаны.
Добыча на континентальном шельфе Норвегии в рамках проекта «Юхан Свердруп» растёт быстрее, чем ожидалось.
В Техасе эксплуатируется порядка 174000 скважин: от крупных сланцевых нефтепромыслов до одиноких качалок, бесконечно кивающих, пока вокруг пасётся скот.
В прошлом месяце Саудовская Аравия заявила, что готова направлять своим потребителям в Европе ошеломляющие 12,3 млн баррелей в день.
Нефть продолжает течь широкой рекой от дельты Нигера до Сибири. Но тем временем остальной мир стоит на месте.
За последние годы производители нефти рассматривали целый спектр возможностей такого падения спроса, что приведёт к обвалу всей отрасли.
Внезапно этот призрак материализовался, но не из-за опасений, связанных с изменением климата, как думали нефтяники, а из-за пандемии COVID-19.
Нефть обеспечивает перемещение людей и товаров по нашей планете. Но оно в значительной степени остановилось из-за введённых правительствами разных стран в попытке сдержать пандемию ограничений на путешествия и прочую хозяйственную деятельность.
За последние 35 лет было всего 2 года, когда падал спрос на нефть. Возможно, за I полугодие 2020 г. он рухнет более чем на 20%.
Более того, шумная ссора между Саудовской Аравией и Россией привела к ценовой войне. В марте цена на сырую нефть марки Brent упала более чем в 2 раза, ниже 23 долл. за баррель.
Последний раз нефть стоила так дёшево в 1999 г. Тогда самой популярной певицей была Бритни Спирс, а пузырь на рынке интернет-компаний ещё не лопнул.
«Ничего подобного раньше не бывало», – говорит Дэниел Йергин, историк и вице-президент консалтинговой компании HIS Markit.

… ЕЩЁ РАЗОК, КРОШКА!
Ожидается, что Саудовская Аравия и Россия обсудят сокращение производства нефти с другими нефтяными государствами 9 апреля, а на следующий день – на встрече «большой двадцатки».
Но вряд ли какое бы то ни было соглашение приведёт к ликвидации избытка предложения нефти. COVID-19 уже продемонстрировала уязвимость как нефтяных государств, так и нефтедобывающих компаний. Если цены пойдут ещё ниже, то это будет означать, что вся эта отрасль навсегда изменится.
Ещё несколько месяцев назад ожидалось, что спрос на нефть в этом году немного вырастет. Но неприятности накапливались. Рост добычи в Гайане, Норвегии и Бразилии не мог не повлиять на цены.
Ещё большее беспокойство вызывали растущие разногласия среди ведущих энергетических держав планеты.
В 2016 году Россия примкнула к возглавляемой Саудовской Аравией Организации стран-экспортёров нефти (ОПЕК) в попытке создать противовес бурному подъёму добычи сланцевой нефти в Америке.
Но альянс ОПЕК+ оказался хрупким и неэффективным. Россия неоднократно нарушала установленные этой группой квоты на добычу, вынуждая Саудовскую Аравию более интенсивно сдерживать собственное производство.
Это подняло цены на нефть достаточно высоко, чтобы стимулировать инвестиции в добычу сланцевой нефти в Америке.
Тем не менее при такой цене ни Саудовская Аравия, ни ряд других нефтяных государств были не в состоянии уравновесить собственные доходы и расходы.
Главным выгодополучателем от соглашения ОПЕК+ оказалась Америка, которая в 2018 г. обогнала по нефтедобыче и Саудовскую Аравию, и Россию и стала крупнейшим в мире производителем нефти.
inopress

На графике показана динамика доли в мировой добыче нефти (в %) Соединённых Штатов, России и Саудовской Аравии с 1992 по 2019 годы. Источник: Управление энергетической информации США.

В попытке подорвать добычу сланцевой нефти Россия потрясла ОПЕК, отказавшись в марте идти на новые сокращения производства. В ответ взбешённые саудовцы объявили ценовую войну.
У американских производителей сланцевой нефти и международных нефтяных великанов свои проблемы. Несмотря на рост добычи сланцевой нефти, котировки её производителей снизились. Всё больше инвесторов сомневаются в их способности обеспечивать устойчивый поток прибыли.
Перспективы таких сверхвеликанов, как ExxonMobil и Royal Dutch Shell, омрачены обеспокоенностью мировой общественности изменениями климата.
К тому же другие отрасли предлагают более высокодоходные возможности для инвестиций. Из последних 6 лет 4 года энергетическая отрасль оканчивала с худшими показателями по индексу S&P 500.
Раньше нефтяной рынок уже сталкивался с большими потрясениями. В конце 1990-х годов предложение нефти росло, несмотря на то, что спрос был подорван финансовым кризисом в Азии.
В 2014 г. саудовцы открыли кран в попытке подорвать добычу сланцевой нефти в Америке.
Но никогда раньше не наблюдалось что-либо подобное пандемии COVID-19. В ближайшие недели все нефтехранилища мира будут заполнены под завязку.
Как утверждает банк Citigroup, чтобы нефть не начала переливаться через их края, надо сократить её добычу на 10 млн баррелей в день, т. е. на 12%.
Goldman Sachs – это ещё один банк – утверждает, что в некоторых регионах планеты цена на нефть может снизиться ниже 10 долл. или даже стать отрицательной, поскольку нефтяникам окажется выгоднее приплачивать тому, кто заберёт их горючее, чем консервировать скважины.
Поскольку соглашение ОПЕК+ разорвано в клочья, начали роптать американские производители сланцевой нефти, требуя помощи от правительства.
2 апреля Дональд Трамп, который всего двумя днями ранее приветствовал дешёвую нефть, приравняв её к снижению налогов на американских потребителей, написал в Twitter, что соглашение о квотах на добычу между Россией и Саудовской Аравией неизбежно будет достигнуто. Это привело к повышению цен на нефть Brent на 20%. Это был самый большой суточный скачок цены с 1986 года.
Трамп хочет и впредь поддерживать американские нефтедобывающие компании, закупая их сырьё и направляя его в стратегические резервы правительства. Но он не какой-нибудь самодержец из нефтяного государства. Его идея уже отвергнута Конгрессом.
Другое его предложение – ввести импортную пошлину на нефть – может оказаться выгодным для некоторых из примерно 9000 американских производителей нефти и газа.
Но оно нанесёт ущерб таким вертикально интегрированным великанам, как ExxonMobil, которые завозят заморскую тяжёлую сырую нефть на свои нефтеперерабатывающие заводы в Америке. Крупные компании также выступают против национальных ограничений на добычу нефти, поскольку от этого выигрывают их небольшие и не столь высокодоходные конкуренты.
Некоторым нефтяным государствам трудно понять, что Трамп не может позвонить капитанам нефтяного бизнеса и велеть им делать то-то или то-то, говорит Йергин. Но, добавляет он, президент действительно обладает «огромным влиянием».
Власть правительства над нефтедобывающими компаниями ограничена, зато вопрос о помощи находится под его полным контролем.
Группа американских сенаторов из нефтедобывающих штатов угрожает лишить Саудовскую Аравию военной поддержки, если та откажется ограничивать производство нефти.
Трампу будет проще содействовать заключению соглашения, если он сможет показать, что американские компании уже сокращают свою добычу.
Впрочем, продолжающаяся вражда между Россией и Саудовской Аравией, равно как и неустойчивость в других членах ОПЕК, могут в лучшем случае привести к заключению временных соглашений о производственных квотах ограниченного значения.
Потребуется время, чтобы согласованное сокращение объёмов производства привело к снижению предложения нефти на рынке. Даже если сократить добычу на 15 млн баррелей в день – это в 10 раз больше, чем предлагали сократить саудовцы в марте, – то это будут пустяки на фоне уничтожения спроса COVID-19, который в апреле упал на 20 млн баррелей в сутки.
«Полного восстановления не будет до тех пор, пока мы не пройдём через пандемию», – говорит Майк Соммерс из влиятельной лоббистской группы Американский нефтяной институт.
Но даже в этом случае нет ясности, сможет ли полностью восстановиться вся нефтедобывающая отрасль.
Россия находится в относительно сильной позиции. Она сводит бюджет без дефицита при цене на нефть в 42 долл. за баррель и имеет более 500 млрд долл. в международных резервах.
У Саудовской Аравии низкие операционные издержки: примерно 3,2 долл. на добычу одного барреля. Это примерно треть от себестоимости добычи нефти в Америке, утверждает консалтинговая компания Rystad Energy.
Это может помочь саудовцам в затяжной битве за долю на рынке. Хотя нынешний кризис начался лет на десять раньше, чем Саудовская Аравия к нему подготовилась.
Экономические реформы по диверсификации народного хозяйства этой страны и уходу от нефтяной зависимости сейчас только разворачиваются, и саудовцам требуется цена в 84 долл. за баррель, чтобы полностью профинансировать все государственные расходы.
Другие производители ещё более уязвимы. Низкие цены на нефть ещё сильнее затянут петлю на шее Ирана и Венесуэлы, и без того задавленных американским санкциями. В Иране ухудшающееся финансовое положение усугубляется высоким уровнем распространения коронавирусной инфекции.
Низкие цены на нефть усилят распрю в Ливии и, возможно, приведут к волнениям в Ираке и Алжире. Нескольким большим проектам в Африке требовалась цена не менее чем в 45 долл. за баррель, даёт свою оценку Rystad. Так что, возможно, теперь они будут свёрнуты.
Целый ряд нефтяных великанов постарается сократить свои издержки, чтобы обеспечить возможность выплачивать дивиденды. ConocoPhillips уже отложила бурение скважин в Африке. Chevron уже сократил свои инвестиционную программу на этот год на 20%.
Ущерб будет ещё больше, поскольку низкие цены вынудят фирмы и правительства не только отказываться от новых проектов, но и консервировать действующие скважины. По-видимому, сильнее всего это ударит по странам с самыми высокими производственными издержками, вроде Бразилии и Британии.
Внезапный обвал спроса означает, что решения о сворачивании добычи будут приниматься с учётом не только производственных, но и логистических издержек, утверждает Дамьен Курвален из Goldman Sachs. Если все хранилища внутри нефтедобывающей страны будут заполнены, то прежде всего пострадают скважины, наиболее удалённые от пунктов вывоза.
Вдвойне не повезло производителям канадской сырой нефти. С одной стороны, у неё высокая себестоимость добычи, а с другой, её трудно вывозить. 7 апреля за 1 баррель Западноканадской отборной нефти давали около 10 долл. Это всего треть от стоимости нефти марки Brent.
Также могут остановиться некоторые нефтепромыслы в глубине Америки и России.

ОЙ… Я СДЕЛАЛ ЭТО СНОВА!
Когда мировая экономика начнёт оправляться от пандемии, то окажется, что нефтедобывающая промышленность выглядит совсем не так, как сейчас.
В Америке наименее производительные нефтепромыслы могут закрыться. Наконец-то с рынка «будут вымыты те производства, что никогда не были экономически оправданными», говорит Эд Морс из Citigroup. Число банкротств среди производителей сланцевой нефти подскочило на 50% в прошлом году.
В 2020 г. самые неэффективные компании будут уничтожены. Некоторые скважины, после того как их однажды законсервируют, будет слишком дорого расконсервировать.
При цене нефти в 35 долл. за баррель рентабельность проектов, связанных с возобновляемыми источниками энергии (которые большинство энергетических фирм игнорировало), может сравниться с рентабельностью освоения новых нефтяных полей, замечает Валентина Крецшмар из консалтинговой компании Wood Mackenzie.
Если за внезапным сокращением добычи последует быстрое восстановление спроса, то это создаст возможности для освоения новых проектов в области нефтедобычи. Но теперь инвесторы будут более внимательно подходить к производственным планам нефтедобывающих компаний.
Особенно если они увидят, что COVID-19 радикально изменила спрос на топливо: больше людей стало работать удалённо, многие заграничные поездки перестали казаться необходимыми, а компании стали сокращать технологические цепочки, приближая их к дому, чтобы избежать сбоев.
«Мы скоро увидим структурные изменения в потреблении нефти? – вопрошает Курвален. – Это вполне обоснованный вопрос».
Нефтяники привыкли считать такие вопросы отвлечёнными. Больше так уже не будет.
The Economist, 11 апреля 2020 года.
inopress2

На графике показана динамика цены 1 барреля сырой нефти (в долларах по их покупательной способности на февраль 2020 года) с 1920 по 31 марта 2020 года. Особо выделены: падение спроса во время Великой депрессии; нефтяное эмбарго арабских стран; начало ирано-иракской войны;
иракское вторжение в Кувейт; азиатский финансовый кризис; мировой финансовый кризис; арабская весна;
разрыв соглашения ОПЕК+ посреди пандемии COVID-19; а также период бума добычи сланцевой нефти в Америке.
Источники: Goldman Sachs; поток данных от Refinitiv; Бюро трудовой статистики США; Bloomberg.

Прочитано 721 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту