Тоска по общему рынку

A A A

Европейский проект, который помогала строить Британия, на грани остановки.


«Нет – тактике выковыривания изюма из булки!» «Четыре свободы неделимы!» Вожди Европейского Союза долго искали взаимопонимания в этих вопросах, но только голосование Британии за выход из ЕС заставило их достичь согласия. Ангела Меркель, немецкий канцлер, обратила на это внимание на этой неделе: Британии не стоит рассчитывать на «свободный доступ» на общий рынок, если она захлопнет двери перед работниками из ЕС.
Ах да, общий рынок! Бриллиант стоимостью 14 трлн евро в короне ЕС, кульминационный пункт европейской интеграции! В отличие от единой валюты, он охватывает всех членов ЕС и в основном рассматривается как успешный проект, позволивший добиться ежегодного прироста ВВП ЕС на 2,1% в первые 15 лет своего существования. Он быстро превратился в святыню в дискуссиях по обе стороны Ла-Манша.
Почти половина британского экспорта направляется в другие страны ЕС. Любые барьеры в этой торговле способны нанести серьёзный ущерб и без того скатывающейся в кризис экономике. В ЕС же правительствам, пытаясь предотвратить распад этого расколотого клуба, постоянно напоминают о том, какой привилегией является доступ к общему рынку для страны, решившей его покинуть.
Помимо обычной зоны свободной торговли, общий рынок облегчает предпринимательскую деятельность внутри ЕС за счёт отмены нетарифных барьеров, облегчения движения капитала и  торговли услугами и полной свободы перемещения европейских работников. Последним правом пользуются 7 млн человек. (Это и есть «четыре свободы»: движения товаров, услуг, людей и капитала).
Однако создания полноценного общего рынка ещё только предстоит добиться. Энергетический, финансовый и транспортный рынки ещё далеки от полной интеграции.
Европейская комиссия, управляющая общим рынком, пыталась взломать некоторые особо оберегаемые отрасли экономики Европы. Директива об услугах 2006 г. сняла ряд ограничений и облегчила фирмам работу за рубежом, однако её рамки были слишком узки, а воплощение её в жизнь носило крайне разношёрстный характер. «Стратегия общего рынка», почти незаметно запущенная в действие в октябре прошлого года, нацелена на более полное применение уже существующих правил. Но это крайне призрачная материя.
Жан-Клод Юнкер, нынешний глава Еврокомиссии, занял свой пост почти два года назад, поклявшись углубить интеграцию энергетического рынка, рынка цифровых услуг и рынка капитала. Но прогресс оказался слишком медленным. Такие предпринимаемые в пользу потребителей меры, как предотвращение дискриминации в доступе к сайтам в Интернете пользователей из разных стран, породили множество газетных заголовков, но мало повлияли на ускорение темпов роста экономики.
И это позор. Или, как сказал один высокопоставленный чиновник ЕС, «это приграничная преступность». Комиссия подсчитала, что только простое воплощение в жизнь действующих законов в области торговли услугами может увеличить объём производства в ЕС на 1,8%. Только на рынке цифровых услуг это может привести к дополнительному росту в 3%.
По всему ЕС наблюдаются низкие темпы роста, на низком уровне находится уровень инвестиций, а во многих странах ограничены возможности казны. Углубление общего рынка способно заметно увеличить объёмы производства в долгосрочном периоде. Но в реальности прогресс практически остановился. Почему?
Во-первых, все низко висящие плоды уже успели собрать. Гораздо проще либерализовать торговлю товарами, чем ревниво оберегать рынок услуг.
Во-вторых, кризис в зоне евро заставил правительства сосредоточиться на вопросах макроэкономической устойчивости, а не на запутанных проблемах регулирования рынков.
В-третьих, комиссия сейчас уже не та могучая сила, какой была под руководством французского социалиста Жака Делора, когда закладывала основы общего рынка в 1980-е годы.
Сейчас власть в ЕС остаётся в руках национальных правительств, и мало кто из них готов пожертвовать своими законными внутренними интересам ради рассеянных по всему Союзу выгод от либерализации торговли.
Однако призывы к углублению общего рынка ни к чему особому не приведут. Двигатель заглох, и вряд ли кто-то вновь заведёт его, не в последнюю очередь потому, что уход Британии лишает общий рынок его главного защитника.
The Economist, 16 июля 2016 г.

Прочитано 529 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту