Коронавирус в Пензе: рассказывает Сергей Рыбалкин

A A A

В рамках цикла о борьбе с коронавирусом на вопросы «Улицы Московской» отвечает главный врач Пензенского областного клинического центра специализированных видов медицинской помощи Сергей Рыбалкин.

rybalkin

– Сергей Борисович, какие категории пациентов в настоящее время госпитализируются в Пензенский областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи?
– Маршрутизация пациентов постоянно меняется в зависимости от текущей эпидемиологической ситуации в регионе.
Сначала в наш центр поступали больные всех возрастов с признаками респираторных заболеваний и пневмонии. После того как были открыты инфекционные койки в областной больнице
им. Бурденко и в 4-й больнице, мы стали госпитализировать пациентов до 60 лет, потом до 30 лет.
В настоящий момент, согласно маршрутизации, разработанной Минздравом Пензенской области, к нам госпитализируются пациенты от 5 до 18 лет с признаками респираторной инфекции и пневмониями с подозрением на ковид.
Плюс к нам поступают пациенты всех возрастов с кишечными инфекциями.
– Согласно официальным данным на 21 апреля, в Пензенской области 180 человек больны коронавирусом. Они все проходят лечение в вашем центре?
– У нас на лечении находятся 127 больных с подтвержденным коронавирусом. С подозрением на ковид – 129 человек. Общее количество всех пациентов – 384.
В настоящее время основной функцией нашей больницы является лечение больных с коронавирусной инфекцией.
– Как быстро приходят результаты анализов пациентов и, соответственно, как быстро вы проводите сортировку пациентов?
– ПЦР-диагностику пациентов с респираторными заболеваниями мы проводим в своей собственной лаборатории. Если у человека пневмония, то его анализы направляем в Центр гигиены и эпидемиологии (подведомственное учреждение Роспотребнадзора – «УМ»). Результаты становятся известны в течение дня.
Ранее все результаты анализов на ковид должны были получать подтверждение в референт-центрах: в Москве, в Новосибирске, в Саратове.
Согласно новым регламентам эту функцию передали регионам. Мы больше не отправляем результаты на подтверждение в другие города.
– Сергей Борисович, в народе ходят мифы о том, что ПЦР-диагностика не является таким уж надежным методом диагностик на ковид. Якобы есть реальные случаи, когда эта диагностика показывала отрицательный результат, а днями позже выяснялось, что человек все-таки инфицирован ковидом. Так ли это?
– ПЦР – это очень чувствительная реакция. Поэтому, если вирус попадает в материал, он обязательно будет идентифицирован.
Другой вопрос – как взят этот материал, откуда взят, правильно или неправильно, как подготовлен больной, в какое время с момента инфицирования взят этот анализ, как он доставлен в лабораторию. Это длинная цепь, которая может повлиять на качество анализа.
При заборе материала у наших пациентов мы все эти риски учитываем и минимизируем.
Кроме результатов анализов мы смотрим и на клинические проявления заболевания. Если нас что-то смущает, мы обязательно перепроверяем анализы.
– Еще ходит миф о том, что даже после выздоровления человек может оставаться носителем ковида и представлять угрозу для окружающих.
– Да, якобы есть такие наблюдения китайских медиков. Но в этом случае китайцы противоречат сами себе. Они первыми стали использовать плазму переболевших пациентов для лечения больных ковидом.
Если бы в плазме крови переболевших не было антител к ковид-19, у пациентов, которым ее переливали, не наступало бы улучшений от проводимой терапии. А улучшения у них есть, как показывает практика. И этот метод сейчас все активнее начинает использоваться во всем мире.
– Некоторые люди, находившиеся на лечении в стационарах, говорят, что никакого лечения в больницах они якобы не получали. Лекарства для лечения ковид-19 до сих пор нет. Поэтому в некоторых стационарах якобы за пациентами просто наблюдают. Если нет ухудшений, то пациент сам выздоравливает, а если есть ухудшения, то его переводят в реанимацию.
– Это в корне неверно!
Для лечения пациентов с коронавирусом Минздрав РФ разработал методические рекомендации. В них учтены наработки других стран, которые проверены ведущими российскими НИИ.
В нашей больнице мы все эти рекомендации при лечении больных, инфицированных ковидом, применяем.
У этой болезни есть несколько клинических проявлений: от бессимптомного течения до септического шока. Даже в молодом возрасте она может начаться как легкая простуда и потом очень быстро перейти в тяжелое осложнение, вплоть до дистресс-синдрома и легочной недостаточности.
Степень тяжести течения этого заболевания зависит от наличия у человека сопутствующих хронических заболеваний, от состояния его иммунной системы.
Да, пока нет лекарства, которое бы воздействовало на сам вирус, уничтожало бы его. Оно в плане разработки.
Но есть патогенетическое лечение, есть комплекс препаратов, которые многопланово действуют на иммунную систему пациента, подавляют активность вируса и тем самым снижают урон, наносимый вирусом организму.
Государство сейчас тратит колоссальные деньги на лечение больных с ковидом.
– Одним из самых серьезных последствий ковид-19 является поражение легких. КТ входит в протокол обследования всех пациентов с подозрением на ковид?
– Мы делаем КТ всем пациентам с признаками пневмонии и подозрением на ковид.
Сколько компьютерных томографов в вашем центре?
– Один.
– Он в рабочем состоянии? Ходили слухи, что он был сломан?
– Да, на 2 дня он выходил из строя, и мы переключали своих пациентов на другие больницы, в которых имеются компьютерные томографы. Сейчас наш аппарат в рабочем состоянии.
Сколько врачей работает в приемном отделении вашей больницы?
– В штатном режиме в приемном отделении работает один дежурный врач. Но у нас оборудовано 6 боксов для приема пациентов, и в случае увеличения потока поступающих больных есть возможность увеличить количество врачей до 6 человек.
К сожалению, бывают ситуации, когда врачей в приемном отделении не хватает. Были случаи, когда в очереди у нас находилось до 20 пациентов.
Мы понимаем недовольство людей. Но и пациенты должны понять, что это происходит не потому, что врачи и медперсонал не хотят работать.
Сейчас сложилась такая сложная ситуация в связи с массовым поступлением больных. Она во всем мире такая сложилась, не только в Пензе. Медики во всем мире сейчас работают в очень напряженном режиме. Поэтому мы просим у пациентов понимания. Нам всем – и персоналу больниц, и пациентам – надо потерпеть.
– Ваша больница стала первой, кто принял на себя удар массового поступления больных с ковидом. Ваш штат усилили врачебными кадрами из других медучреждений?
– Да, усилили. К нам пришли реаниматологи и инфекционисты из других больниц. Их число постоянно меняется. Поскольку кого-то мы принимаем на ставку, кого-то – на частичную занятость. Но областной минздрав направил к нам достаточно большое количество врачей для усиления.
Наши дерматологи сейчас проходят переподготовку по инфекционному профилю.
Что касается позиции Минздрава Пензенской области, то он сейчас жестко контролирует ситуацию по борьбе с коронавирусом.
Каждый день проводятся селекторные совещания с целью выявления слабых мест и в плане маршрутизации, и в плане обеспечения кадрами, и в плане материально-технического обеспечения.
Ежедневно идет анализ происходящей ситуации. Как организатор, Минздрав прорабатывает и готовится к развитию любого сценария по коронавирусу.
– Медперсонал вашего учреждения с работы и на работу добирается на общественном транспорте, или для них организована коллективная доставка?
– Пока больше на общественном транспорте. Сейчас прорабатываем вопрос об организации коллективной доставки в Арбеково.
– Есть ли инфицированные ковид-19 среди вашего медперсонал?
– Один врач заболел. Но он уже идет на поправку и скоро выпишется.
– Мы знаем из СМИ, что в Москве, например, предприниматели оказывают безвозмездную помощь медикам: кто-то поставляет питание, кто-то развозит медперсонал по домам. Есть ли подобные инициативы среди пензенского бизнеса?
– Есть. Может быть, не в таком масштабе, как в Москве. Но есть организации и предприятия, которые поставляют нам полуфабрикаты, выпечку. Азербайджанская община привозила фрукты, овощи.
Одна общественная организация недавно предоставила нам 180 масок.
Многие московские бизнесмены, родом из Пензы, присылают нам деньги на закупку средств индивидуальной защиты.
Нельзя сказать, что пензенцы остались безучастными.
Многие звонят, пишут, говорят слова поддержки и благодарности.
– На поддержку регионального здравоохранения, как транслируют власти, дополнительно выделяются приличные суммы из федерального и регионального бюджетов.
Вы ощущаете эту материальную поддержку на примере своего лечебного учреждения?
– Конечно! Я уже сказал, что государство несет колоссальные расходы на обеспечение лечения больных ковидом.
Во-первых, это защитные костюмы для персонала. Одноразовый костюм стоит около 1 тысячи рублей. А только в нашей больнице потребность в таких костюмах – 350-400 штук в сутки.
Одна смена – это порядка 150 человек, плюс еще лаборатория. А у нас 2 смены медперсонала работают. А бывает так, что есть необходимость несколько раз в смену сменить костюм.
Многоразовые костюмы стоят существенно дороже.
Цена респиратора сейчас – порядка 500 руб. А он рассчитан только на 6 часов.
А дезсредств нам сколько нужно?! А лекарств?! И цены на все это взлетели.
Кроме того, мы сейчас усиливаем в нашей больнице кислородную сеть: дополнительно устанавливаем 205 точек подачи кислорода, чтобы к каждому больному было подведено кислородное обеспечение.
Устанавливаем газгольдер – накопитель для кислорода. Он более удобен и безопасен, чем кислородные баллоны. Газгольдер тоже стоит больших денег.
Учреждения здравоохранения действительно получили дополнительное финансирование из регионального и федерального бюджетов. Все средства, что выделяются властью, тратятся исключительно целевым образом – идут на оказание медицинской помощи пациентам и защиту персонала от заражения.
– Сергей Борисович, может быть, есть что-то важное, о чем я Вас не спросила, а Вы считаете нужным это сказать нашим читателям?
– Мне хотелось бы сказать, что наше общество на примере этой пандемии должно понять, что медицина может помочь, но она не сможет справиться с пандемией, если люди не хотят этого.
Я хожу по городу и вижу: очень много людей ходят без масок, очень много группируются. У людей до сих пор нет настороженности. Они никак не хотят осознать, что это заболевание очень коварное.
Да, сначала мы видим небольшое респираторно-вирусное заболевание. Но эта клиника очень быстро может переходить в осложнение в виде пневмонии. И тогда наступает совсем другое, более тяжелое, течение болезни. И тогда уже кому как повезет.
Почему мы не можем соблюдать карантин? Ну китайцы же смогли! Немцы смогли! Даже в Италии уже снижается количество заболевших. А у нас идет рост. Меня просто удивляет поведение наших людей.
Мы должны понимать: люди выпустили джина из бутылки, и обратно его не вернуть. Поэтому самое простое сейчас – это выполнять то, что нам советуют.
Потерпите! Это же нетрудно – побыть в изоляции. И тогда улучшение ситуации наступит быстрее.
Интервью взяла
Марина МАНУЙЛОВА

Прочитано 1245 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту