×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 428

Врач и пациент: патернализм или партнерство?

A A A

Один из читателей «Улицы Московской» рассказал о случае из своей жизни, в котором прослеживаются определенные особенности взаимоотношений врача и пациента. На примере этих историй можно рассмотреть сразу несколько этических вопросов, а также подумать над состоянием российского здравоохранения в целом. Ниже приведен сам рассказ нашего читателя.

«Летом 2013 г. я чем-то отравился. У меня произошло сильное обезвоживание. Видимо, на этой почве у меня появились тромбы на ногах (я всю жизнь страдал от варикоза). Эти уплотнения жгли и приносили серьезные неудобства.
Я испугался, ездил лечиться на воды, делал процедуры. Но любые процедуры на тромбы уже не рассчитаны. А у нас в городе есть один флеболог, который делает уколы, и вены уходят вглубь. Я почему-то думал, что если он сделает мне эти уколы, то мои уплотнения рассосутся.
Когда я пришел на прием, то сразу сказал: «У меня здесь уплотнения». Врач сделал вид, что не услышал. Мне сделали укол, обмотали на месяц ногу. Затем я пришел на повторный прием, и опять сказал: «У меня здесь уплотнения, они так и не прошли». Врач опять сделал вид что не слышит. Снова сделал мне укол и сказал, что через неделю можно будет снять бинт.
Я так и поступил. Со временем вены действительно ушли вглубь, но уплотнения остались. Я постоянно чувствовал эти тромбы, они доставляли мне беспокойства. Через некоторое время я решил, что, помимо флебологов, есть еще и сосудистые хирурги. Я пошел к одному из них на прием.
Я показал врачу свою ногу. Тот мне сказал: «Завтра нужно делать операцию. Сказать, кто у нас самый лучший по этим вопросам?» Врач убеждал меня, что есть только
2 специалиста, которые смогут сделать операцию хорошо.
Я сказал: «Но мне нужно через 3 дня ехать за границу. Операция действительно так необходима?» Врач ответил: «Ничего не знаю. Сами решайте».
Очень сильно испугавшись, я пошел к другому врачу. Тот мне сказал: «Ничего страшного. Летите за границу. После нового года вы приедете, и мы сделаем операцию».
Я немного успокоился, хотя и был зол на первого врача, который меня сильно напугал. После нового года я решил, что сделаю операцию все-таки за границей, в Германии.
Медицина в Германии, поверьте, в разы круче, чем у нас. Хотя она там и очень дорогая. Немецкий врач сказал мне: «Тромбы действительно очень серьезные. Вы, в принципе, можете всю жизнь не делать операцию, но тогда вам все время придется ходить в компрессионных чулках. Или сделайте операцию, завтра мы готовы ее произвести».
Я решился на операцию. Мне сделали ее очень быстро и качественно. Через 2 часа я уже мог вставать, а на следующий день меня готовы были выписать. Врач сказал, что через полтора месяца я буду абсолютно здоров, смогу бегать и прыгать.
Что напрягло меня во всей это истории. Когда я ходил к сосудистым хирургам, они мне тоже жаловались на того флеболога, что делал уколы: «Сколько раз мы ему говорили – не делай, если видишь, что это не твое. Зачем тромб прятать внутрь? Неужели ему так важны те 3-4 тысячи, которые берутся за уколы? Он же врач, он должен понимать, что укол в этой ситуации не поможет. Но он не слушает, все равно делает свое».
Этот бинт и укол были совершенно неуместны. После них и операцию делать было сложнее: вены-то спрятались вглубь.
А тот человек, которые отправлял меня на операцию на завтра? Значит, он тоже не профессионал. Ведь другие врачи говорили, что я вообще всю жизнь могу не делать операцию. Почему этот врач человека так пугает?»
Комментарий главного врача областной больницы им. Бурденко Сергея Евстигнеева.
«По поводу этого случая. От уколов – склеротерапии – косметический эффект пациент получил. Сами по себе тромбы в венах не опасны. Опасны они лишь в том случае, если отрываются и попадают в общее русло, и возникает тромбоэмболия легочной артерии. Из поверхностных вен тромбы, как правило, не «стреляют».
Все люди, перенесшие воспаления в венах, имеют там какие-то тромбы. Выглядит это некрасиво. А склеротерапия позволяет достичь косметического эффекта. Склеротерапия обжигает стенки, вены слипаются. Через слипшиеся стенки тромбы тем более никуда попасть не могут.
evstigneevИ в Германии пациенту подтвердили, что можно вообще операцию не делать. Так в чем проблема? Тромбы не представляли угрозы для жизни, косметический эффект достигнут, путь миграции тромбов закрыт. Значит, врач (флеболог) этому человеку не навредил.
Как я понял, пациента не устраивает, что другой врач сказал, будто операцию нужно делать как можно быстрее. Такой подход – испугать пациента – есть.
Люди хотят однозначности: нужно делать или не нужно. А если врач говорит, что можно бесконечно долго ждать, человек просто не пойдет на операцию. Небольшое давление совершается во благо пациента, чтобы он принял решение.
Я не знаю ни одного человека, который носил бы эластичные бинты всю жизнь. Теоретически – да. Практически – нет. Вы в жару летом будете ходить в эластичных бинтах? Не будете.
Да и последствия от этой болезни со временем наступают. Это трофические язвы, пропитывание тканей пропотевающей кровью, потемнение мест сообщения поверхностных вен с глубокими. У варикозной болезни есть прогрессирование, это не так безобидно.
Поэтому задача врача – в интересах пациента побудить его к операции. И германские врачи эти показания к операции тоже установили. Они не были срочными, но они же были.
Врач действительно преувеличил. Наверное, в этом смысле он был не прав. Но действовал он в интересах пациента, способствовал более скорому принятию решения об операции.
Хотя, если говорить жестко в рамках закона, врач не должен был обманывать пациента. Он должен был рассказать ему всю ситуацию. Может быть, это очень долго – рассказывать, как и что будет. Проще, может быть, сказать: «Вам нужно оперироваться срочно». Но какого-то преступления я здесь не вижу.
Те врачи, что уже в возрасте, поступают так чаще, чем молодые. Молодые выступают как партнеры. Ты пришел, и мы с тобой партнеры.
А врачи постарше воспринимают пациента с точки зрения патерналистической модели – как младшего, как не совсем компетентного, которому дают советы. Хотя, повторюсь, современный закон № 323 говорит, что пациенту нужно все объяснить, а решение тот должен принимать сам.
Что касается медицины в Германии. Я, конечно, патриот. Но была одна статья, которую написал доктор Мясников, внук известнейшего советского врача академика Мясникова. Он отвечал на вопрос о разнице нашего здравоохранения и зарубежного так. В их здравоохранении пусть на «тройку», но все знают. Твердые троечники – это тот минимум, с которым столкнется пациент за рубежом. У нас же всегда были «звезды» и «двоечники». Разброс гораздо шире.
Тут есть и философский аспект. Русские врачи всегда считали, что медицина – это искусство. Европейские – что ремесло. Все-таки, наверное, это ремесло. Иногда поднимающееся до искусства, но все же ремесло. Вот ремеслом мы, наверное, владеем хуже, чем германцы.
Наконец, о случаях, когда врачи назначают за деньги процедуры, которые вроде бы и не вредят, но и не помогают. Хирургические операции у нас вряд ли делают просто ради денег. Наверное, единичные случаи есть.
Но в тех же США это закономерность. Года 4 назад был скандал: удалили более чем у 100 человек желчные пузыри без камней. Это было в Америке, тогда фальсифицировали данные УЗИ.
Там врачебный доход больше зависит от количества операций. У нас же частных стационаров почти нет. Но вот когда назначают обследования и анализы, здесь, я думаю, такая проблема уже есть.
Полипрагмазия (одновременное назначение, нередко неоправданное, больному многих лекарств и процедур), лишние обследования, лишние препараты – это есть.
Мы только еще приходим к западным «болезням» медицины. Мы и уровень поднимаем, и такие «болячки» появляются.
Чтобы поднять российское здравоохранение до уровня Запада и при этом избежать западных проблем, может помочь лишь серьезный контроль со стороны врачебного сообщества – самоконтроль. У нас, к сожалению, такие структуры еще только нарождаются. А внешний контроль не будет таким эффективным.
Но всегда будут люди, которые за лишнюю 1000 долларов будут делать пациенту то, чего ему делать не надо.

Прочитано 2349 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту