Самое читаемое в номере

Валентин Мануйлов

Валентин Мануйлов

Каждому жителю Пензы известен Памятник Победы, возведенный к 30-летию победы советского народа в Великой Отечественной войне. Но мало кто, наверное, знает, что в числе авторов памятника был Альфред Оя, по происхождению эстонец, на момент призыва в Красную Армию, в августе 1942 г., ему еще 18 лет не исполнилось, студент Пензенского художественного училища.
Альфред Оя воевал, в стрелковых подразделениях, участвовал в таких боях, из которых мало кто выходил живым. В одном из боев у него на руках умер от ран его старший брат, командир стрелковой роты Эстонского корпуса Карл Оя, представленный за бой к званию Героя Советского союза.
Сам Альфред Оя за этот бой был награжден орденом Славы 3 степени.

«Улица Московская» возобновила проект по изучению мнений и предпочтений читателей посредством опросов на сайте издания. И первая тема, по которой проходил опрос, была посвящена коронавирусу.

Во всякую историческую эпоху, если мерить историю 100-летними как минимум циклами, случались катаклизмы, которые, как казалось очевидцам этих событий, ставили под угрозу само существование человечества.

Публикуя нестандартные предложения Григория Гусельникова, «Улица Московская» предварительно разослала полный его текст 50 читателям «УМ» – деловым людям, имеющим опыт выживания в 90-е годы, и также топ-менеджерам банков, работающих в Пензе. «УМ» попросила их ответить в свободной форме на два вопроса.
Первый: как вы оцениваете целесообразность или здравость предложений Гусельникова, есть ли в них прагматика?
Второй: возможна ли реализация хотя бы части из предлагаемых им мер на уровне региональной экономики у нас, в Пензе?
На момент подготовки настоящей публикации поступило 8 ответов: четыре на условиях публичного размещения и четыре – на условиях анонимности.

На ушедшей неделе бомонд был впечатлен и обескуражен сообщениями ряда федеральных изданий, которые весьма откровенно и бесцеремонно рассказали о некоторых сторонах жизни семьи пензенского губернатора Ивана Белозерцева.
Если учесть, что информация компрометирующего свойства появилась в публичном информационном пространстве в преддверии решения старших товарищей оставлять или не оставлять Белозерцева на второй срок, то публика восприняла компромат как попытку дискредитировать Белозерцева, чтобы второго срока не было.
На самом деле любое действие, совершающееся на поле битвы за кресло губернатора, надо воспринимать как эпизод более широкой картины.

Долго думал над тем, а стоит ли публиковать. Принять решение помог Путин. Он ведь решил остаться надолго. Или навечно.
До своей кончины, возможно.
В моем представлении он стал богом, то есть человеком, который утратил связь с реальностью. Ну а когда страной правит бог, остается только рефлексировать и надеяться на то, что и это пройдет.
На что рассчитываю или надеюсь, предлагая читателям «Улицы Московской» свои «Нагие мысли»? Вероятнее всего, на то, что кто-то последует моему примеру и попытается оформить свои бессвязанные, как ему кажется, мысли в небольшие тексты. И сначала будет давать читать друзьям, а потом рискнет опубликовать.
Движение страны вперед возможно, если только люди думают. Но разговоры на кухне, для отдушины, не стимулируют и не мобилизуют. Важно знать, что твои мысли разделяют другие люди. А это возможно в том случае, если ты рискнул представить их на общественное обозрение, одобрение или осуждение.

Когда 15 января президент России Владимир Путин выступил с идеей внести в Конституцию поправки, касающиеся создания какого-то непонятного органа коллективного руководства, то у публики возникло ощущение, что предполагается будто бы ограничение президентской власти.
И это внесло сумятицу в сознание людей. Появились ожидания на изменение политического курса. При этом люди думали: неужели Путин так легко откажется от власти?
И вот все прояснилось или выплыло наружу. То была операция прикрытия в виде легкой разведки боем. Публика по-прежнему демонстрировала конформность и инертность.

Наверное, мало уже кто сомневается в том, что Иван Белозерцев сохранит свои позиции и останется губернатором на второй срок.
Но, по существующему законодательству, выборы должны носить альтернативный характер, хотя бы по-видимости. То есть действующему губернатору придется подбирать себе спарринг-партнеров.
И одним из таких партнеров для губернатора может стать Сергей Козин, глава Администрации Пензенского района, человек скрытых, но неуемных амбиций.

Ввиду того, что национальные интересы любой страны концентрируются в сфере внешней политики и внешней торговли, остановимся на теме структуры экспорта и импорта России последних 20 лет.
Благо есть статистика, которая позволяет понять, какие товары страна ввозит и какие вывозит, то есть увидеть приоритеты во внешнеторговой линии государства.

Конечно, мне могут возразить, какая, дескать, у нас в России демократия. И приведут в пример случаи нарушения прав граждан, неработающие выборные процедуры. А, возможно, скажут и про отсутствие свободы слова. Или про то, что она, наверное, есть, но ни на что не влияет.
Со всеми этими аргументами можно согласиться. Но можно и поспорить.

Памяти полковника Валентина Астафьева, начальника военной кафедры Пензенского инженерно-строительного института в 1970-1975 годах.

Думаю, полковник Иван Белозерцев, когда давал согласие принять участие в выборах в Пензенскую городскую Думу в 2000 г., не думал о том, что станет пензенским губернатором через 15 лет.
Человек по натуре добросердечный, хотя и военный, он все годы, пока не достиг губернаторской должности, демонстрировал приверженность общечеловеческим ценностям, сохранял чувство собственного достоинства, берег чувства других людей.

Наверное, стоило бы озаглавить статью «Кто и зачем щекочет нервы Белозерцеву», ибо неравнодушные к губернатору авторы постарались на этой неделе подлить маслица в жаровню под креслом губернатора.
Телеграм-канал «Жёлтый дом» разместил мнение о том, что активное упоминание нашего региона в информационной повестке «окончательно ставит крест на шансах Ивана Белозерцева пойти на второй срок».

Ввиду того, что наше государство борется за чистоту наших рядов и нравов, ввиду того, что блюстители патриотизма склонны ужесточать требования к тем изданиям и гражданам, кто позволяет себе говорить нелицеприятную правду о чиновниках, хочу поставить вопрос ребром: а чиновники имеют право состоять в реестре должников?
Если к тому же у них есть стабильный доход, если за время предыдущей жизни они не успели-таки растратить нажитое при помощи предпринимательской или комиссионной деятельности.
Но ближе к делу.

Или о том, почему власть не любит людей.

Страница 4 из 27

Поиск по сайту