Процесс над Олегом Тоцким. Позиция потерпевшей стороны

A A A

tozkiy a«Улица Московская» продолжает следить за уголовным делом в отношении Олега Тоцкого, в автомобиль которого 14 сентября 2012 г. въехал скоростной мотоцикл. Предлагаем вниманию читателей материал, основанный на стенограмме первого судебного заседания от 3 марта 2014 г.  В этот день допрашивались отец погибшего мотоциклиста Рашид Шарипов и пассажир мотоцикла Руслан Яхин. Они выступают в процессе как потерпевшие стороны.

«Не успел получить»
Мотоцикл «Сузуки Бандит 250» был приобретён Маратом Шариповым в мае 2012 г. в одном из пензенских автосалонов. 21-летний Марат купил его на деньги, которые заработал сам: то ли за 105, то ли за 115 тыс. руб.
На момент приобретения мотоцикла Марат Шарипов работал и проживал в г. Рузаевка. По словам Рашида Шарипова, «там, в Рузаевке, он на нём и ездил».
Спустя некоторое время перебрался в Пензу, устроился энергетиком на железнодорожную станцию. Ездил на данном мотоцикле по улицам г. Пензы, несколько раз приезжал в Никольский район к родителям.
Родители были в курсе, что у их сына отсутствуют права на управление мотоциклом.
По словам отца, Марат «с ранних лет катался на мотоцикле «Иж-Юпитер-5», «с 14-летнего возраста». Ездил в основном по сельской местности и «по полям во время сенокоса», «на трассу не выходил». По мнению Рашида Шарипова, это говорит о том, «что опыт вождения мотоцикла был у него очень хороший».
Желание приобрести скоростной мотоцикл появилось у Марата Шарипова в конце 2011 г., после возвращения из армии.
Вопрос адвоката Касынкина: Скажите, пожалуйста, ведь 4 месяца прошло с момента покупки мотоцикла до момента аварии... Вы, как отец, говорили своему сыну, что нужно получить права на управление?
Рашид Шарипов: Беседовали мы с ним постоянно.
Вопрос судьи Сергея Прошкина: То есть на Ваши беседы о получении прав он не отреагировал правильно?

tozkiy2
Рашид Шарипов: Почему? Он думал… Дело всё в том, что там же сумму денег надо, а он на мотоцикл собрал немножко в долг-то. Думал: раздаст свои долги и будет учиться…
Вопрос адвоката Касынкина: А имел ли он право садиться за руль без водительских прав?
Рашид Шарипов: Ну, естественно, согласно закона, это запрещено… Думали, что со временем он приобретёт права, будет учиться. Этот разговор был. Не успел просто получить права.
Вопрос судьи Сергея Прошкина: А он кем работал, что так занят был?
Рашид Шарипов: Энергетиком.
Вопрос судьи Сергея Прошкина: Он как работал? В каком режиме?
Рашид Шарипов: Он пока ежедневно работал, на дежурство его ещё не ставили.
На вопрос, почему Марат Шарипов не поставил свой мотоцикл на учёт и ездил по городу без регистрационных знаков, в нарушение закона, Рашид Шарипов пояснил, что его сын «хотел более мощный мотоцикл купить».
Рашид Шарипов: Где-то в Москве, слыхал, ещё мощнее мотоциклы продаются. А у него мечта была на более мощном кататься.
«Есть ведь кто-то виноватый»
По мнению Рашида Шарипова, Олег Тоцкий достоин максимально строгого наказания.
Рашид Шарипов: После ДТП мы узнали, с кем всё это произошло. Ждали во-первых… Всё-таки есть ведь кто-то виноватый и кто-то, с кем это произошло. Ждали того, что как бы в связи со смертью нашего сына соболезнования. Но со стороны Тоцкого никакого движения не было. Ждали мы ещё долго, думали, со временем всё-таки произойдёт это. Но прошли и 15 дней, и 30 дней, и 51 день после похорон. После этого он всё-таки назначил нам встречу и начал говорить, что он не виноват в смерти нашего сына. Ну жена здесь сказала: «Тогда суд будет, закон оценит, кто виноват, кто не виноват».
Рашид Шарипов выставил в адрес Олега Тоцкого судебный иск на 10 млн. руб.: именно в такую сумму Шарипов оценил свой моральный ущерб от потери старшего сына.
Размер материального ущерба Рашид Шарипов пока не уточнял.
Сам Олег Тоцкий, являясь владельцем транспортного средства, которое представляет опасность, уже перечислял родителям погибшего мотоциклиста 50 тыс. руб. на похороны и 500 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда.
Вопрос государственного обвинителя Карена Барсегяна: Надо ли от 10 миллионов рублей отнимать 550 тысяч, которые Вам уже выплачены?
Рашид Шарипов: Да, мы так считаем.
Судья Сергей Прошкин: Я поясню. Об этом нужно говорить в суде, чтобы все слышали. Вы знаете, у нас бывают такие случаи, что просят 10 миллионов, им дают 500 тысяч, человек встаёт и говорит: «Мне этого достаточно». Такое тоже может быть. Вы как? Ваше мнение?
Рашид Шарипов: Я сумму сказал. Общая сумма – 10 миллионов, чтобы возместить мой моральный ущерб.
«Не помню»
Ещё одним пострадавшим в результате аварии является Руслан Яхин – двоюродный брат погибшего мотоциклиста.
По словам Руслана Яхина, они встретились вечером и решили «покататься», «поехать в центр города, встретиться с друзьями».
Руслан Яхин помнит, как они выехали из гаража на ул. Рахманинова. Помнит, как останавливались на красном сигнале светофора в районе развлекательного центра «Квадрат». «От светофора, помню, мы ехали с потоком. То есть машины стартовали и мы. Мы, может, чуть быстрее, потому что мотоцикл-то легче, а пока машины включат скорость…»
Руслан Яхин запомнил, как непосредственно перед столкновением мотоцикл кому-то сигналил. Впереди горел зелёный сигнал светофора.

tozkiy
«Руслан Яхин: Больше ничего не помню. Помню только, что прокричал ему: «Он тебя не слышит». И всё.
Вопрос судьи Сергея Прошкина: А кто он? Значит, Вы видели того, кто не слышит?
Руслан Яхин: Он кому-то сигналил. Но не могу сказать. Я не помню… Возможно, я видел. Но я не помню, что я видел.
Вопрос Олега Тоцкого: Как не помните? Вы же говорите...
Руслан Яхин: Ну, Вас по голове если ударить чем-то тяжёлым и у Вас череп треснет пополам, Вы что-нибудь вспомните?
По утверждению Руслана Яхина, мотоцикл двигался по ночной дороге «со скоростью потока». Из ряда в ряд вроде бы не перестраивался. Шёл ориентировочно по крайней левой полосе.
Вопрос гособвинителя Карена Барсегяна: Кого-то обгоняли? Вот незадолго до  того момента: от светофора и до места столкновения?
Руслан Яхин: Не могу сказать.
Вопрос гособвинителя Карена Барсегяна: Вы можете примерно, по своим ощущениям, скорость мотоцикла оценить?
Руслан Яхин: Не могу.
Вопрос гособвинителя Карена Барсегяна: А вот субъективно: быстро или не быстро, исходя из общего потока, общей скорости движения в городе, оценить можете сами?
Руслан Яхин: Не могу оценить.
Вопрос гособвинителя Карена Барсегяна: А Ваши ощущения какие были? Если бы мотоцикл летел, то есть ехал с очень большой скоростью, больше 100 км/ч, больше 150 км/ч, Вы это должны были почувствовать, испытать там страх или адреналин, или ещё что-то… Можете  о своих ощущениях рассказать?
Руслан Яхин: Сидя сзади, нельзя ощутить, какая скорость.
Вопрос гособвинителя Карена Барсегяна: Ну почему? Даже находясь пассажиром в машине на заднем сиденье, можно ощутить скорость. Я про Ваши ощущения спрашиваю, а не про то, чтобы Вы сказали: ехал 120.
Руслан Яхин: Я по своим ощущениям не могу сказать.
«Я прощения не услышал»
В результате аварии Руслан Яхин получил травмы, которые расцениваются как тяжкий вред здоровью. Он находился в 6-й городской больнице больше месяца. Первые 10 дней лежал без сознания. При этом операций не переносил.
После выписки из больницы был госпитализирован повторно в результате осложнений на носовых пазухах. Перенёс микрооперацию и в декабре 2012 г. вышел на работу, на прежнюю должность. Инвалидности не имеет.
Руслан Яхин требует для Олега Тоцкого максимально строгого наказания. Кроме того, он предъявил ему судебный иск на сумму 1 млн. руб. И ещё 30 тыс. руб. – на оплату расходов своего судебного представителя.
Руслан Яхин утверждает, что катался на мотоцикле своего двоюродного брата всего лишь два раза. Первый раз – после покупки, во дворе. А второй раз оказался последним.
Вопрос судьи Сергея Прошкина: В смысле? Вы единственный раз выехали с ним в город и вот так неудачно что ли?
Руслан Яхин: Да. А первый раз мы во дворе прокатились.
Вопрос судьи Сергея Прошкина: Круг почёта сделали во дворе, а потом, второй раз, поехали по городу и вот так попали, да?
Руслан Яхин: Да.
Вопрос адвоката Ивана Касынкина: Скажите, пожалуйста, Вам известно было, что мотоцикл был поставлен на учёт, пройден ли на нём техосмотр?
Руслан Яхин: Мне известно было, что он на учёт не поставлен. Он хотел купить другую модель.
Вопрос адвоката Ивана Касынкина: А Вам известно, имел ли он, Шарипов, водительское удостоверение на право управления мотоциклом?
Руслан Яхин: Мне известно было, что он имел водительское удостоверение. Но...
Вопрос адвоката Ивана Касынкина: На право управления мотоциклом?
Руслан Яхин: Не имел.
Вопрос адвоката Ивана Касынкина: Тогда скажите, пожалуйста, если Вам было об этом известно, то почему же Вы не смогли ему сказать: не садись за руль, поскольку ты не имеешь права управления на мотоцикл, и я не поеду вместе с тобой кататься? Почему Вы не сказали ему?
Руслан Яхин: В то время он удостоверение имел…
Вопрос адвоката Ивана Касынкина: Дело в том, что, если нет права на управление мотоциклом, водитель не имеет права садиться за руль. Это запрещено правилами дорожного движения.
Руслан  Яхин: Я согласен… Но я ему доверял. Я знал, как он ездил, – спокойно.
Вопрос судьи Сергея Прошкина: То есть для Вас это не имело значения?
Руслан Яхин: Для меня это не имело значения.
Во время допроса Руслан Яхин подтвердил, что во время прохождения лечения Олег Тоцкий помогал его родителям, выделил 25 тыс. руб. Кроме того, заплатил 150 тыс. руб. как владелец транспортного средства, представляющего опасность.
Вопрос адвоката Ивана Касынкина: Вот Вы говорите сейчас о строгости наказания. Но как рассматривать эту строгость, если Тоцкий добровольно отцу на лечение отдал 25 тыс. руб., сейчас 150 тыс. руб… Человек переживает, идёт Вам навстречу, оказывает некую денежную помощь… Если не шёл бы навстречу, денежную сумму не компенсировал, нисколько, ни копейки, тогда я понимаю: он был бы сильно нехороший человек, и его строго наказывать... Но сейчас-то вот как?
Руслан  Яхин: Я прощения не услышал. Олег Юрьевич не извинялся. Если Олег Юрьевич извинится, я, возможно, изменю.
Олег Тоцкий: Скажите… Извините, Ваша Честь, мне просто хочется понять… А сам факт извинения... Вы считаете меня виновным в чём?
Руслан  Яхин: В том, что Вы не дали нам право доступа проехать. Перегородили дорогу.
Олег Тоцкий: Вы даже не знаете, с какой скоростью Вы ехали. Вы думаете, я такой больной, наивный и тупой, у меня сидит ребёнок на заднем сиденье, а я взял и специально перегородил вам дорогу в надежде на то, что успею прошмыгнуть?..
Руслан Яхин: Сказать, что, Руслан, ну так получилось... А Вы говорите: я не виноват.
Олег Тоцкий: Руслан, я до сих пор считаю, что я не виноват. Я вам дороги не перегораживал. Поэтому если ты хочешь услышать от меня, то я могу сказать…
Руслан, я считаю, что я не виноват. Но я извиняюсь, потому что я прекрасно понимаю, как отец четверых детей, что потеря для тебя твоего двоюродного брата, а для отца и матери – потеря родного сына… Я понимаю, что это очень тяжёлая утрата. Что очень тяжело взять и оторвать от своего сердца живого человека, который был рядом, и вдруг его не стало.
Но пойми ты одно… Что если, допустим, ты ничего не помнишь, как происходила авария, у тебя часть памяти не восстановилась, тебе сложно оценить, виноват я в этой ситуации или не виноват.
А я всё помню. И я говорю, что у вас была высокая скорость, которая подтверждается всеми материалами дела. И первопричина той ситуации – как раз высокая скорость. Не было бы высокой скорости, мой бы разворот никому бы не составил... А я не успел развернуться из-за того, что не мог предположить.
И ты говоришь: «Тем не менее садись в тюрьму, посиди, заслуженное отсидишь, а уж потом»... Ты всё равно остаёшься на своей позиции, что меня нужно наказать по максимальной шкале, и я должен буду сесть в тюрьму?
Руслан Яхин: Пока да.

Прочитано 1887 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту