Записки из сумасшедшего дома

A A A

Пензенский областной суд узаконил схему, по которой бывший сотрудник полиции отобрал квартиру у инвалида, состоящего на учёте в психиатрической больнице.

sir ilyin
Виталий Ильин

БАБУШКА И ЕЁ ПОДАРОК
Виталию Ильину не повезло с самого рождения.
Его мать, будучи психически нездоровой, часто проходила лечение в специализированной клинике и фактически отказалась от своего сына. Сначала его воспитывала бабушка Зоя Ивановна Криволапова. Они жили в частном доме на ул. Маршала Крылова.
А потом и у бабушки начались проблемы с психикой. В этой связи Виталия Ильина, который отставал в умственном развитии, в 12-летнем возрасте поместили в коррекционную школу-интернат. Там он и рос до своего совершеннолетия.
В 2007 г. Ильин вернулся в дом на ул. Маршала Крылова, где был прописан. Он устроился на работу грузчиком, оплачивал коммунальные услуги, ухаживал за придомовым участком, производил текущий ремонт.
Его бабушка умерла в феврале 2012 г. А ещё через 2 года не стало и мамы, которая последние 10 лет своей жизни находилась на полном государственном обеспечении в доме инвалидов в селе Грабово.
Как следует из искового заявления, направленного Виталием Ильиным в Первомайский районный суд г. Пензы, в 2016 г. ему позвонил бывший сотрудник полиции из Земетчино Валерий Сумнительнов и потребовал освободить дом.
«Сумнительнов пояснил, что квартира принадлежит ему, и он намерен в неё вселиться, поскольку в начале 2010 г. Криволапова подарила ему эту квартиру на основании договора дарения», – говорится в исковом заявлении.
При этом от Ильина потребовали сделать капитальный ремонт «в качестве компенсации» за то, что он незаконно пользовался жилым помещением на протяжении 6 лет.
Испугавшись расправы, умственно отсталый Ильин покинул родной дом и стал жить на работе, в бытовке. Так он попал в зону внимания Татьяны Клеймёновой, работавшей здесь же продавцом. Выслушав его историю, она не осталась равнодушной и стала помогать в возврате жилья человеку, который не умеет читать и писать.
В Управлении Росреестра им сообщили, что с 2010 г. Валерий Сумнительнов действительно является собственником дома на ул. Маршала Крылова. После этого Татьяна Клеймёнова и Виталий Ильин начали изучать историю появления договора дарения и собирать документы для подачи искового заявления в суд.

ОТ ДОМА ОТКАЗЫВАЛСЯ, НО БАБУШКА НАСТОЯЛА
В ходе опроса в Первомайском районном суде г. Пензы Валерий Сумнительнов пояснил, что в январе 2010 г. ему позвонила знакомая из Пензы и рассказала, что вот уже неделю у неё живёт соседка Зоя Криволапова, которую якобы выгнал из дома внук.
По словам бывшего сотрудника полиции, он не стал закрывать глаза на чужую беду, поэтому приютил бабушку у себя в доме, в Земетчино.
Валерий Сумнительнов подчеркнул, что 73-летняя Зоя Криволапова сама стала проявлять инициативу на подписание договора дарения, а он поначалу отказывался, ссылаясь на то, что у неё есть внук.
И всё-таки, по версии бывшего сотрудника полиции, бабушка настояла на том, чтобы вместе доехать до Пензы и оформить дарственную.
По словам Сумнительнова, в момент подписания договора дарения Зоя Криволапова была здорова, психическим расстройством не страдала и даже иногда присматривала за его 4-летней дочерью.
Из показаний Сумнительнова следует, что Зоя Криволапова жила в Земетчино до февраля 2012 г., а потом заболела и умерла в одной из пензенских больниц. Бывший сотрудник полиции похоронил её за свой счёт. Он попросил суд отказать в удовлетворении искового заявления внука, поскольку истёк срок исковой давности.
Виталий Ильин суду пояснил, что в феврале 2010 г. его бабушка действительно куда-то исчезала, в связи с чем он подавал в полицию заявление о розыске. Этот факт подтверждается справкой из отдела полиции.
По версии Ильина, его бабушка жила в Земетчино очень недолго. Она сбежала оттуда ещё в 2010 г., но в силу обострившегося психического расстройства забыла свой домашний адрес и примкнула к бомжам, которые ютились в одной из подвальных комнат строящегося цирка. До момента смерти она проживала в Пензе и лечилась в горбольнице № 5, куда не могла ездить из Земетчино всё время.

sir

Жилой дом на ул. Маршала Крылова, 58


По мнению Виталия Ильина и его адвоката Александра Новожёнова, бабушку склонили к подписанию договора дарения, воспользовавшись её ущербным психофизиологическим состоянием, поскольку она не могла понимать значение своих действий и руководить ими.
Официально Криволапова не была признана недееспособной, однако часто проходила лечение в психиатрической больнице и наблюдалась у врача-психиатра.
Виталий Ильин полагает, что договор дарения нельзя считать действительной сделкой. Единственным наследником на жилой дом является только он, будучи единственным внуком своей умершей бабушки и единственным сыном умершей мамы.
Вина Ильина только в том, что в наследство он не вступал, к нотариусу не обращался. Будучи неграмотным инвалидом, он даже представления не имел, на каком основании его бабушка пользовалась домом. И не знал, что собственникам жилой площади выдаётся бумага под названием «Свидетельство о праве собственности».
Все эти знания он получил только в 2016 г., когда его заставили уйти из дома и оплатить капитальный ремонт в качестве компенсации за 6 лет проживания.

«КРИТЕРИЙ СДЕЛКОСПОСОБНОСТИ»
В ходе судебного разбирательства назначалась посмертная психолого-психиатрическая экспертиза, которую проводили специалисты из Областной психиатрической больницы им. Евграфова.
Однако они так и не смогли ответить на вопрос, страдала ли Зоя Криволапова в «юридически значимый период времени (январь-февраль 2010 года) какими-либо нарушениями психики, которые не позволяли ей понимать значение своих действий и руководить ими».
По медицинской документации бабушка характеризовалась как «недалёкая и психически неполноценная женщина», но по состоянию на 1 февраля 2010 г. у неё отсутствовало какое-либо психическое расстройство, отражённое в официальных документах.
Запись о том, что Криволапова психически нездорова, появилась только через 7 месяцев после заключения сделки, когда та попала в больницу с депрессивным синдромом в рамках органического заболевания головного мозга.
При этом, по словам Александра Новожёнова, суд не учёл, что в медицинской карточке Криволаповой имеется запись за 2003 г., то есть за 7 лет до заключения сделки, об имеющемся заболевании сосудов головного мозга, которое является прогрессирующим и неизлечимым.
По мнению экспертов, сведения в амбулаторной карте оказались «малоинформативны и противоречивы», поэтому не получилось определить «критерий сделкоспособности Криволаповой».
В этой связи Первомайский районный суд г. Пензы в лице Оксаны Сосновской пришёл к выводу, что доказательств недееспособности Зои Криволаповой не представлено.
Кроме того, судья Сосновская согласилась с доводом бывшего полицейского о том, что истёк срок исковой давности.
Судья согласилась и с тем, что мама Виталия Ильина не приняла должным образом наследство Криволаповой, поскольку находилась в доме инвалидов в с. Грабово. При этом судья не учла, что данное учреждение как раз и должно было подавать документы от имени Ильиной для её введения в права наследования.
«Таким образом, у Ильина отсутствует право наследовать имущество после смерти своей бабушки по договору представления, – написала Оксана Сосновская в своём судебном решении от 5 февраля 2019 г. – А значит, он не является лицом, имеющим право оспаривать договор дарения, что является достаточным основанием для отказа в удовлетворении требований».
Александр Новожёнов пытался затребовать данные о том, не участвовал ли бывший полицейский в других судебных спорах по вступлению в наследство. Однако, по словам адвоката, Оксана Сосновская отклонила это ходатайство. По её мнению, оно не имеет прямого отношения к делу.
По какой причине Валерий Сумнительнов не дослужил до пенсии и ушёл из полиции по собственному желанию, также осталось вопросом, не имеющим отношения к делу.

sir sud
«НЕПРИЛИЧНО ПОДНЯЛА НОГИ ВВЕРХ И ЗАПЕЛА ПЕСНЮ»
Апелляционная жалоба на решение судьи Сосновской была рассмотрена в Пензенском областном суде 2 апреля.
Адвокат Александр Новожёнов обращал внимание на то, что суд первой инстанции принял во внимание показания только тех свидетелей, которые выступали со стороны бывшего сотрудника полиции.
То есть судья Сосновская поверила словам его жены, тёщи и тёти, которые поясняли, что «поведение Криволаповой было адекватным, она правильно и чётко отвечала на вопросы, поддерживала разговор, знала счёт деньгам, самостоятельно ходила в магазин, совершала покупки и ездила на транспорте».
Вместе с тем суд не принял во внимание показания Анатолия Кузьмина, соседа бабушки по дому.
«А он дал суду подробнейшее описание признаков сумасшествия Криволаповой, – отмечается в апелляционной жалобе. – Так, в суде он показал, что Криволапова при оформлении земельного участка в Росреестре, сидя на стуле, неприлично подняла ноги вверх и запела песню, сопровождая её громким беспричинным смехом. Присутствующие и Валерий Сумнительнов стали её успокаивать, но им удалось это не сразу.
Также Кузьмин рассказал суду, как Криволапова в прихожей стала красить стены тёмно-коричневой половой краской по голой кирпичной кладке, что ни с чем не вязалось.
sir novozh

Александр Новожёнов


Также он рассказал, что Криволапова беспричинно выковыряла глаз своей собаке с использованием большого шприца, наполненного уксусной эссенцией. При этом её переполняло чувство радости, которым она решила поделиться с ним.
Также он рассказал, что она иногда выходила на улицу и раздавала незнакомым прохожим только что полученную пенсию, что тоже её забавляло».
Александр Новожёнов обратил внимание и на то, что бывший сотрудник полиции Валерий Сумнительнов, получивший дом в центре Пензы по договору дарения, не взял на себя хоть какие-нибудь письменно закреплённые стандартные обязательства по отношению к бабушке: материальное содержание, обеспечение жильём, питанием и лечением.
Все эти моменты судья Оксана Сосновская не учла.
Точно так же их не учла апелляционная коллегия Пензенского областного суда в составе Ирины Уткиной, Марии Земцовой и Лилии Терёхиной.
Решение, которое они оставили в силе, Виталий Ильин и его адвокат Александр Новожёнов будут обжаловать в кассационной инстанции.
«Улица Московская» будет следить за тем, что ответит суд.

Прочитано 1485 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту