Почти идеальное убийство

A A A

saratov aНастоящая статья впервые была опубликована в марте 2013 г. на сайте саратовского журнала «Общественное мнение». Публикуется в сокращении с разрешения главного редактора «ОМ» Алексея Колобродова.

Как сообщают источники в Следственном управлении Следственного комитета РФ по Пензенской области, это ведомство приступило к расследованию обстоятельств банкротства Саратовского авиационного завода.
С чего вдруг пензенские следователи занялись саратовским предприятием? Можно ли что-то найти, если юридическое лицо уничтожено и завод де-факто исчез с лица земли?
Какова связь между нашим САЗом и пензенской сенсацией – арестом членов «депутатской» ОПГ, несколько лет промышлявшей незаконным возмещением НДС?
Эти вопросы, на которые мы постараемся дать ответ, – свидетельство того, что в истории САЗа рано ставить точку, как бы ни старались определенные силы быстрее перевернуть страницу.


Начало конца
Исполинский завод, долгие годы пребывавший в оцепенении, раздражал обывателей и власти, а сильнее всего раздражал его гендиректор Александр Ермишин с вечными байками о баснословных заказах, которые вот-вот обрушатся на предприятие.
Фирменными историями г-н Ермишин потчевал даже судью арбитража, где целый год решался вопрос о введении банкротства на САЗе. Но выдержать натиск новой волны героев распила и раскроя наш «сказочник» уже не мог.
В 2007 г. пригазпромовская фирмешка уступила долг (без малого 336 млн. руб.) некоему ООО «Монолит-С», и тут началась настоящая игра.
Основные ее вехи многим еще памятны: торжественное изгнание Ермишина внешним управляющим Феликсом Шепскисом, заявление Шепскиса и нового гендиректора Олега Фомина в прокуратуру Заводского района на Ермишина-расхитителя и возбуждение ею уголовного дела по ч. 1. ст. 201 и ч. 4 ст. 160 УК РФ (злоупотребление полномочиями и растрата в особо крупном размере).
saratov

В СМИ попадают данные о ермишинских художествах. К примеру, о том, как он продал трехэтажное здание заводской поликлиники вместе с земельным участком в 1 га своему другу В. Жидкову, возглавлявшему банк «Саратов», по цене однокомнатной квартиры – за 800 тыс. руб.
А Жидков затем перепродал половину участка и здание поликлиники администрации города уже за 48 млн. руб.
Памятны и растиражированные прессой рассказы новых руководителей о ермишинских ужасах, издевательствах его над работягами, чинившими самолеты при коптилках и буржуйках, и торжественные обещания вывести САЗ из кризиса, сохранить авиапрофиль завода и войти в «Объединенную авиастроительную корпорацию».
В сентябре того же 2007 г. Шепскис незаметно сходит со сцены, официально – по состоянию здоровья, неофициально, как говорят бывшие работники завода, из-за нежелания работать с «амбициозными дилетантами».
Его преемником становится Игорь Скляр из пензенского НП МАПАУ «Лига», так что командные высоты на заводе занимают пензенские доктора антикризисных наук – ведь директор Фомин тоже выходец из этого города. Более того, он на тот момент еще и заседал в пензенской гордуме, руководил «газельной» фирмочкой, возившей пассажиров, а кроме того, возглавлял то самое НП «Лига». А вот на саратовском заводе подчиненный Фомина Скляр стал, напротив, командовать своим начальником.


Настоящий полковник
Такой удивительный перевертыш не привел к конфликту интересов. Напротив, интересы пензенской парочки совпадали во всем и совершенно не противоречили замыслу основного кредитора – ООО «Монолит-С», руководил которым довольно известный в узких кругах саратовец Артем Салиенко.
Еще один житель нашего региона, Юрий Онюшкин, ставший исполнительным директором САЗа, тоже мыслил в одном направлении с пензенским начальством. Это восхитительное единодушие и привело бит-квартет к тем впечатляющим успехам, от которых до сих пор бросает в дрожь.
Был завод – стал пустырь, были самолеты – осталась груда порезанного металла, был аэродром – получился кусок земли под застройку.
Трещины по советскому монолиту пошли в 2007 г., когда САЗ еще не был растерзан жадными руками. 21 сентября 2007 г. контрольный пакет акций завода сменил владельца, причем при откровенно криминальных обстоятельствах.
saratov2

Эту историю подробно расписал в 2008 г. еженедельник «Совершенно секретно»:
21 сентября 2007 г. трое московских предпринимателей под пытками и избиением отдали все, что имели, бывшему деловому партнеру, полковнику Сергею Наумову, ранее трудившемуся на должности начальника управления «Н» ФСБ России, и заместителю руководителя управления «К» МВД РФ Владимиру Ткачеву. Среди отнятого у непоследних в Москве бизнесменов оказался 51% акций саратовского авиастроительного предприятия.
Как установило следствие, пакет выкупил Сергей Курбатов, в прошлом высокопоставленный работник МВД, расплатившись векселями. Сумма сделки, как предполагает издание «Совершенно секретно», составила порядка 400 млн. руб.


Встали на рейд
С этого момента пензенская команда переходит к решительным действиям: 19 декабря 2007 г. проданы первые 3 га заводской земли вместе со зданиями и убежищем
(госсобственность). Покупателем стало ООО «Авента» (г. Пенза), заплатившее 16 млн. руб. «Авента» перепродает этот участок ООО «ТвРека» уже без зданий, НДС с продажи земли по закону не взимается. Поэтому в пользу ООО «Авента» по решению окружного арбитражного суда возмещается НДС в сумме более 7 млн. руб.
Упрочает свой уникальный статус предводитель варягов Олег Фомин. С грубейшими нарушениями ФЗ «Об акционерных обществах» и ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», без собрания акционеров «переизбирается» совет директоров ЗАО «САЗ», где Фомин провозглашает себя председателем.
В итоге он представляет интересы и кредиторов, и акционеров, и отчитывается перед своим подчиненным – внешним управляющим Игорем Скляром – и им же руководит. На деле это приводит к тотальной диктатуре пензенского выскочки, благодаря которой данная гоп-компания могла без согласования с кем-либо проворачивать любые, самые крупные сделки с имуществом завода.
В апреле 2008 г. срок внешнего управления истекает. Итоги его, как уверяет судей И. Скляр, нерадостны: завод безнадежен, долги его не погасить и требуется конкурсное производство. Основной кредитор «Монолит-С» с управляющим полностью согласен и предлагает суду кандидатуру Скляра на должность конкурсного управляющего.
Этому назначению противятся Федеральное агентство по промышленности и налоговый орган, ведь Скляр даже не представил суду и кредиторам план финансового оздоровления предприятия. К тому же, одна нота не вписывается в похоронный марш: по данным, озвученным пензенским начальством на собрании акционеров в 2009 г., выручка предприятия в 2007 г. составила 1 млрд. рублей. Отчего же не был погашен долг перед «Монолитом-С»? Наивный вопрос…
Вскоре после перехода САЗа в стадию распродажи исполнительный директор Юрий Онюшкин проводит пресс-конференцию для СМИ, где расписывает несуществующие достижения: якобы САЗ вскоре войдет в «Объединенную авиастроительную корпорацию», заказчику из Казахстана сдан новый самолет ЯК-42Д с салоном VIP-класса. А вот о том, что завод вошел в стадию распродажи, Онюшкин, естественно, молчит.


Написанному – верить
Федеральное агентство по промышленности добивается снятия Скляра, но 12 апелляционный суд оставляет жалобу без удовлетворения. Однако пензенцам становится известно, что в кассации в Казани будет принято решение не в их пользу. И тогда рейдеры делают ход конем: процесс банкротства внезапно заканчивается … мировым соглашением.
На суде опять всплывает, что эффективный управляющий Скляр даже не защитил план финансового оздоровления. Но «победителей», как водится, не судят: через обларбитраж с удивительной легкостью проскакивает отчет Скляра о том,

saratov3

что требования кредиторов по текущим платежам удовлетворены, по второй очереди – тоже.
В реальности текущая кредиторка, гасить которую нужно было еще в 2007 г., на предприятии имелась, равно как и задолженность по второй очереди.
С ловкостью фокусника Скляр представил суду предварительный кредитный договор с КБ «МАСТ-банк», который якобы гарантировал САЗу кредит на 1,4 млрд. руб. на достройку трех самолетов, которые заказало казанское ООО «АК «Тулпар». С этим договором вообще все очень странно: через заводскую службу сбыта он не проходил.
Кроме того, достройка двух из трех бортов, указанных в контракте, была просто невозможна по ряду причин. А непонятный «МАСТ-банк» выдал гарантию, оказывается, едва ли не равную по сумме всему его капиталу.
Все эти странности так и просятся под статью 195 УК РФ «Неправомерные действия при банкротстве». Но судья арбитража Конарева постановила в Скляре не сомневаться…


Концы – в пламя
Так скоропалительно оборвалось банкротство авиазавода, а долги-то остались, осталась и обязанность их гасить, ведь это было условием заключения мирового соглашения. Как же оно выполнялось? Сразу скажем – своеобразно.
Пензенские мастера усердно потрошили завод, и как бы они ни прятали свои подвиги, кое-какие следы сохранились.
В том же определении об утверждении мирового соглашения сказано, что в мае
2008 г., на момент открытия конкурсного производства, по бухгалтерскому балансу конкурсная масса (по остаточной балансовой стоимости) была сформирована в размере
1,6 млрд. руб.
А инвентаризация имущества и его оценка, проведенная в сентябре-октябре того же года, показали, что конкурсная масса составила всего 69 млн. рублей. За 5 месяцев имущество завода, составляющее конкурсную массу, «усохло» почти в 25 раз! А деньги где?
Почему долг перед «Монолитом-С» не только не был погашен, но даже подрос почти на 200 млн. за счет пени и штрафов? Почему приставы, к которым обращались кредиторы, так и не смогли найти деньги на счетах САЗа? Где же предписанный ФЗ «О банкротстве» единый счет, куда должны стекаться все деньги от распродажи имущества?
Но в той абсурдной ситуации, которая весьма продуманно была выстроена на САЗе, управляющий Скляр не только не поплатился за свои подвиги лицензией и местом в СРО, но даже стал гендиректором завода.
И разграбление САЗа продолжилось. Имущество, которое не удавалось быстро продать, просто уничтожалось – по ночам на территории завода горели корпуса. Здание технического училища, которое принадлежало государству, но стояло на заводской земле, тоже безжалостно сожгли в январе 2009 г. Кто – неизвестно. Пожар пылал в 300 м от прокуратуры Заводского района, но прокурорские не усмотрели достаточных доказательств для возбуждения уголовного дела.


Расчленители
Однако завод все еще был слишком большим, и для облегчения пищеварительного процесса предприятие расчленяется на несколько. Собранием акционеров ОАО в августе 2009 г. была утверждена реорганизация общества в форме выделения из него наиболее ценных активов во вновь созданные предприятия – ОАО «Аэродром Южный» и ОАО «Развитие».
В результате такой реорганизации с предприятия ушло 264 гектара аэродромной земли и огромное количество объектов недвижимости – 33 земельных участка в Саратове, 68 зданий, нежилых помещений, квартир.
Но, оказывается, и после этой процедуры у завода оставались шансы погасить долги. Свидетельство тому – протокол заседания совета директоров компании от 19 августа 2009 г., где обсуждается возможность исполнить условия мирового соглашения.
– Мы можем ориентироваться в основном на те сделки купли-продажи, которые были совершены ЗАО «САЗ» в последнее время, например, в 2007-2009 гг., – говорит, судя по протоколу заседания, директор Игорь Скляр. – Стоимость земельных участков составила от 260 до 1500 руб./кв. м в зависимости от плотности застройки, места расположения земельного участка и прочих обстоятельств. Цена за единицу площади производственных строений колеблется в пределах от 2,6 до
5 тыс. руб. также в зависимости от состояния здания. Однако на пороге маячит выгодный клиент – IКЕА, что очень радует капитанов тонущего корабля.
– Предложенная цена земельных участков составляет 112,865 доллара США за
1 кв. м, за исключением не сформированного на сегодняшний момент участка площадью около 1 га, стоимость которого ниже и составляет 50 долларов США за 1 кв. м. В пересчете на рубли по текущему курсу ЦБ РФ это составит 3600 и 1600 руб./кв. м соответственно. Полагаю, что рыночный характер таких условий не вызывает сомнений, – потирает руки «газелист» Олег Фомин.
Итак, судя по озвученным условиям, за 26 га под торговый центр IКЕА заплатила 869 млн. руб. Цена одного гектара составила 33,4 млн. руб.
Куда ушли эти деньги, неизвестно.


Сплошная уважуха
Буквально через пару недель после одобрения сделки с IКЕА наступает финал операции «САЗ». Исчезает проходная с орденами, уничтожается памятник заводчанам, погибшим в годы войны, идут массовые поджоги цехов. Однако завод необходимо уничтожить еще и как юридическое лицо.
Тут на сцену выходит уроженец Пензенской области Дмитрий Коротков. Тому самому МВД-шнику Курбатову, которого считают негласным хозяином завода, Коротков не чужой человек. В 1999 г. в Пензенской области регистрируется ОАО «Каменка-хлеб», гендиректором которого становится Коротков, а одним из акционеров известный нам Курбатов Сергей Юрьевич, зарегистрированный в Энгельсе.
А в феврале 2010 г. Коротков за 97 тыс. рублей приобретает у «дочки» САЗа ООО «Омега-2000» право требования с ЗАО «САЗ» 975 тыс. рублей по договору беспроцентного займа. Конечно же, никак не может завод расплатиться с Коротковым, отчего и попадает в новое банкротство.
В августе по требованию Короткова арбитраж вводит наблюдение на ЗАО «САЗ», размер кредиторской задолженности по третьей очереди составил 329,2 млн. руб. Временным управляющим становится очередной ценный кадр из «Лиги» – Геннадий Балашов.
В июле 2012 г. областной арбитражный суд принимает решение о завершении конкурсного производства на ЗАО «САЗ» и ликвидации предприятия.
Но в период второго банкротства у завода все еще оставалось ликвидное имущество – 40 га земли с постройками, что не вошли в ходе реорганизации в два ОАО. Бывшие работники завода считают, что с легкой руки арбитражника Балашова и исполнительного директора Онюшкина все это добро было продано по остаточной стоимости фирмам и физлицам, имеющим отношение к пензенской команде.
Часть средств, вырученных от продажи, пошла на погашение долгов особо избранным кредиторам третьей очереди и даже фирмам вообще не из кредиторского списка.
А кредиторов второй очереди просто проигнорировали. Среди счастливчиков, не фигурировавших в списке, некий «Фонд обеспечения арбитражных управляющих», урвавший 2,05 млн. руб. Примерно столько же (2,5 млн.) Балашов отвалил пензенскому предприятию ЗАО «Эрлан», через которое шли основные распродажи заводского добра.


Смерть по приказу
Долговой омут, в котором искусственно топили завод, – только одна сторона трагедии. Уже понятно, что для САЗа долг перед «Монолитом-С» был если не плевым делом, то вопросом вполне решаемым.
Более того, если бы не прямое вредительство антикризисных докторов, завод и сегодня «починял бы примуса» – т. е. обслуживал хорошие, надежные и неприхотливые советские машины. И ведь были заказы, они не иссякали даже в самые черные дни пензенского беспредела!
Заказчик валил на профильное предприятие – продлевать летный ресурс ЯК-42, ставить ПКИ (покупные комплектующие изделия), ЗПК (звукопоглощающие конструкции), АТИ (авиационные технические изделия), другие узлы, детали и нормали. САЗ производил много эксклюзивных видов работ, причем с высоким качеством.
Завод никак не хотел умирать, сколько ни глумились над ним оздоровители!
Для пензенцев вал заказов стал настоящим шоком, они повысили цены на услуги в 5 раз, а заказы все равно шли. Тогда заказчикам начали откровенно хамить, умышленно портя репутацию завода. Но и это не помогало.
После того как очередной самолет был отправлен заказчику, один из топов в ярости приказал разворотить железобетонные плиты на взлетно-посадочной полосе заводского аэродрома. И все это – под пафосные речи о сохранении авиапрофиля…
Этот удар и оказался смертельным для предприятия, пережившего войну, фашистские бомбежки, поставившего на крыло сотни самолетов, в том числе – уникальные машины с вертикальным взлетом. Зато уже ничто не мешало менеджерам-убийцам приступить к реализации бизнес-плана.
В итоге эти варвары продали все, что могли, и сожгли все, на чем не сумели нажиться.


Слепы, глухи, немы
Можно ли было остановить бандерлогов? Разве судьи арбитража не видели торчащую из банкротных дел уголовщину? А налоговики? При заключении мирового соглашения в 2008 г. в протоколе судебного заседания в качестве долга по налогам нарисована смешная сумма – 5 млн. рублей.
Но, если бы ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам голосовала реальным долговым пакетом, не факт, что мировое соглашение состоялось бы.
На момент завершения второго банкротства на 17 мая 2012 г. долг САЗа по налогам сложился в размере 848,8 млн. руб. Налоговый орган объективно был крупнейшим кредитором, и руки его были развязаны. Захотел – не подпустил бы к заводу назначенца из одиозной «Лиги». Захотел бы – снял в любую минуту скользкого «специалиста».
Но шеф ИФНС Вера Кругликова явно предпочла не обострять ситуацию. Нейтральную, а по сути, безразличную позицию заняла и ИФНС Заводского района, перехватившая судебную эстафету. В результате регион потерял уникальное производство, а бюджет – без малого миллиард рублей.


Погорели кренделя
А теперь, наконец, о том, что искали и ищут на САЗе следователи пензенского управления Следственного комитета РФ. Мы уже упоминали скромную сделку по продаже 3 га заводской земли фирмой «Авента», на которой эта контора (зарегистрирована там же, где и множество фирм, имеющих отношение к Олегу Фомину) наварила 7 млн. рублей возмещенного НДС.
Так вот, пензенский СУ СК расследует громкое дело в отношении организованной преступной группы, возглавляемой, как сказано на сайте управления, депутатом Пензенской городской Думы Олегом Тюгаевым. Членам группы вменяется ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере).
По данным следствия, ОПГ Тюгаева с 2009 по 2012 годы возмещала НДС из бюджета, создавая видимость предпринимательской деятельности. Одним из эпизодов этой видимости стала купля-продажа двух воздушных судов ЯК-42 при отсутствии реальных сделок и понесенных затрат.
«ОМ» известны подробности одного самолетного мошенничества: один из «Яков» проходил ремонт на заводе, причем запчасти по бумагам закупались у подставных фирм, хотя реально брались из заводских запасов. Деньги за запчасти тоже уходили невесть куда, а потом после ряда сделок возникала необходимость вернуть из бюджета ранее «уплаченный» НДС.
На том и погорели люди депутата Тюгаева, наварганив, как считают в СУ СК, не менее 67 млн. рублей. Зачем Фомин сотоварищи, сожрав огромный завод, полезли играть еще и в такие азартные игры, непонятно.
Кстати, на наших оздоровителей новости из Пензы произвели впечатление убийственное. Говорят, Артем Салиенко и Сергей Курбатов до сих пор мыкаются где-то в Испании. Бравый «газелист» Фомин тоже сразу куда-то сгинул, но недавно объявился в Пензе.
Следственные органы пока не беседовали с ним о тонкостях ремонтов, но, говорят, у них становится все больше вопросов о чудесах оздоровления убитого вусмерть завода. Надо думать, тем будет много: одно только усыхание добра в 25 раз за 5 месяцев чего стоит.
К тому же, в истории САЗа все еще немало белых (или темных?) пятен. Совсем недавно выяснилось, что неизвестно куда сгинуло охотничье хозяйство ЗАО «САЗ» – «Барсучье». По итогам реорганизации ЗАО «Барсучье» как непрофильный актив должно было перейти в собственность ОАО «Аэродром Южный».
Но там его нет, и в чей бездонный карман упали 10 тыс. га земли в Лысогорском районе, так и неясно.
А нам остается только надеяться, что следователи из соседнего региона окажутся профессиональнее, да что там – по-человечески порядочнее и честнее саратовских коллег. А иначе все тайны САЗа мы никогда не узнаем.
Наталья Маус,  г. Саратов

Прочитано 3375 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту