Самое читаемое в номере

Логика скорости или логика главной дороги?

A A A

Ведущий сотрудник государственного федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ (г. Москва) исследовал обстоятельства аварии, в которую попал предприниматель Олег Тоцкий 14 сентября 2012 г.

Логика скорости
Акт экспертного исследования от 26 августа 2013 г. подписан Эдуардом Саядяном, ведущим экспертом Федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ. По словам адвокатов и самих экспертов, этот центр является самым авторитетным и независимым в России.
Объём экспертного исследования – 8 страниц.
Столичный эксперт исходит из того, что мотоцикл под управлением 21-летнего Марата Шарипова врезался в разворачивающийся автомобиль под управлением 54-летнего Олега Тоцкого в населённом пункте. В соответствии с требованиями Правил дорожного движения РФ, «в населённых пунктах разрешается движение транспортных средств со скоростью не более 60 км/ч».
Эксперт обращает внимание на расчёты, в соответствии с которыми «остановочный путь мотоцикла при экстренном торможении со скорости движения 60 км/ч составляет около 42,4 м».
Между тем оставшийся на асфальте тормозной след длиной 8, 3 м наводит на предположение о том, что остановочный путь мотоцикла с учётом реакции его водителя на опасность составил около 78 м. И этого расстояния Марату Шарипову не хватило для того, чтобы остановить мотоцикл. Удар в правую часть автомобиля оказался настолько сильным, что заднее колесо мотоцикла приподнялось над крышей внедорожника, а сам водитель мотоцикла получил травмы, несовместимые с жизнью.
В связи с этим столичный эксперт делает вывод, что «в рассматриваемой дорожно-транспортной ситуации, при движении со скоростью 60 км/ч, водитель мотоцикла имел техническую возможность предотвратить столкновение с автомобилем».
Он отмечает, что если бы Марат Шарипов двигался по пр. Победы с разрешённой скоростью, у Олега Тоцкого было бы от 20 до 12 секунд на то, чтобы завершить манёвр разворота. А этого времени более чем достаточно для того, чтобы успеть совершить разворот, не создавая опасности для других участников дорожного движения.
Для справки: по результатам следственного эксперимента манёвр разворота занял всего лишь 5-6 секунд.
Возникает вопрос: нарушил ли Олег Тоцкий Правила дорожного движения?
По мнению эксперта из Минюста, «в действиях водителя автомобиля несоответствий требованиям ПДД РФ с технической точки зрения не усматривается», так как он «в момент начала манёвра разворота не создавал опасности для водителя мотоцикла».
И далее: «В данной дорожно-транспортной ситуации действия водителя мотоцикла, с технической точки зрения, не соответствовали требованиям ПДД и, с экспертной точки зрения, tozkiy

находятся в причинной связи с фактом дорожно-транспортного происшествия».
Как теперь это всё перевести с юридического на человеческий язык?
А вот так.
Представьте себя за рулём автомобиля. Вы подъезжаете к светофору, включаете указатель левого поворота, пропускаете движущееся во встречном направлении транспортное средство. После этого ещё раз смотрите на дорогу и убеждаетесь в том, что она свободна. Лишь вдалеке, за небольшой горкой, метрах в двухстах, виден свет фар.
Понимая, что этот свет фар далеко и ваш автомобиль успеет развернуться, вы поворачиваете руль и нажимаете педаль газа.
Проходит 4 секунды, вам надо ещё совсем чуть-чуть, чтобы встать в крайнюю правую полосу. Однако в этот самый момент ваш автомобиль сотрясается от сильного удара.
Освободившись от сработавших подушек безопасности и выбравшись из салона, вы обнаруживаете разбитый мотоцикл и умирающего человека. Судя по повреждениям, вы понимаете, что этот мотоцикл влетел в ваш автомобиль на очень высокой скорости. По данным одной из экспертиз, она составляла 168,3 км/ч, а по рецензии столичного профессора Ивана Чавы – порядка 180 км/ч.
Вопрос: виноваты ли вы в том, что врезавшийся в вас мотоцикл шёл со скоростью, которая почти в 3 раза превышает допустимую по городу?
Логика главной дороги
Есть, впрочем, ещё одна логика – логика сотрудников Следственного Комитета России по Пензенской области.
И «Улица Московская» настоятельно советует автовладельцам познакомиться с ней.
По этой логике «водитель мотоцикла Шарипов М. Р. вне зависимости от скорости его движения имел первоочередное право на движение в намеченном направлении», а водитель автомобиля Тоцкий О. Ю. «своими действиями по осуществлению манёвра разворота создавал опасность для движения водителю Шарипову М. Р.».
Очевидно, руководствуясь этой логикой и прикрываясь судебной практикой, которая сложилась на территории Пензенской области, старший следователь следственного отдела по Октябрьскому району г. Пензы следственного управления Следственного Комитета РФ по Пензенской области старший лейтенант юстиции Вавилкин А. В. заявил о сомнении «в обоснованности некоторых выводов проведённых экспертиз» и запросил повторную судебную автотехническую экспертизу в том же столичном учреждении.
По словам Марты Дыбновой, адвоката Олега Тоцкого, на разрешение экспертов поставлено 7 вопросов. И они, эти вопросы, заранее предполагают ответы обвинительного характера в отношении её подзащитного.
К примеру, вот такой вопрос: «Кто из участников ДТП в данной дорожно-транспортной ситуации имел право преимущественного проезда?»
Или: «Создавал ли опасность для движения мотоцикла «СУЗУКИ БАНДИТ 250» манёвр, предпринятый водителем автомобиля марки «ЛИНКОЛЬН-НАВИГАТОР»?
При этом вопрос о скорости мотоцикла перед экспертом не ставится. На запрос Марты Дыбновой включить его в перечень вопросов, следователь ответил отказом. И это значит, что эксперт, рассматривая исключительно «правильные вопросы», ответит: «Виновен. Виновен. Виновен».
Комментировать что-либо в Следственном управлении СКР по Пензенской области «Улице Московской» отказались, сопроводив свой отказ репликой: «У нас ничего не поменялось».


Один год без права на оправдание
На минувшей неделе исполнился ровно год со дня аварии, участником которой я стал.
Следствие по делу ещё не закончено, меня продолжают считать подозреваемым, а погибшего Марата Шарипова – потерпевшим.
Лично я считаю, что 14 сентября является вторым днём рождения для меня и моей младшей дочери, которая находилась на заднем сиденье автомобиля. Мне говорят, что нас спасла конструкция кузова внедорожника. Будь мы на другой машине, мы могли бы, наряду с Маратом, проходить как погибшие. И тогда, наверное, никакого следствия не было бы.
Год прошёл. Моя жизнь поменялась. Теперь я знаю, что это такое – проходить подозреваемым по уголовному делу. Я посвящаю этому 60% своего времени. И только 40% – работе. Прочитал огромное количество специальной литературы, стал разбираться в автотехнических экспертизах и уголовно-процессуальном кодексе.
Авария научила меня тому, что человек остаётся со своей бедой один на один. Система не будет разбираться, виноват он или не виноват. У системы есть устоявшееся направление для движения, она идёт по главной дороге. Ради одного человека система не будет останавливаться, сворачивать или, не дай бог, уступать.
Следователи ссылаются на устоявшуюся судебную практику. То есть много лет назад какой-то судья по какому-то похожему делу принял решение, и теперь всех попавших в ДТП кладут под этот стандарт. С этими мыслями согласится большинство, и сочувственно покивают. И я тоже раньше сочувственно кивал. Но только после того, как столкнулся с этим, я понял, как это тяжело, когда ты один против системы. И не дай бог кому-то ещё попасть в такую же ситуацию.
Знаете, мне подарили собаку, и я теперь после работы, часов в одиннадцать или двенадцать ночи, гуляю с ней по Западной Поляне. Мы ходим вдвоём по склону оврага, а на другой стороне – вся Пенза. Ночью, сверху, её особенно хорошо слышно.
И я теперь каждый раз слышу (раньше просто не обращал внимания на это) рёв мотоциклов в разных частях города. Эти децибелы доносятся отовсюду: вот заревел мотоцикл на ул. Пушкина, вон ещё один со стороны ул. 8 Марта. Везде раздаётся рёв мотоциклов.
Наверное, те, кто сидят за рулём этих мотоциклов, читают Интернет и периодически обсуждают между собой, что была такая авария, и теперь следователи упорно пытаются доказать вину водителя «Линкольна».
Это, наверное, даёт им право думать, что теперь им можно всё: гонять по оживлённым городским улицам с существенным превышением скорости, без номеров, без водительского удостоверения. Полиция их не задерживает, никакой ответственности за это нет.
И даже если произойдёт что-то страшное, то обвинять будут того, который ехал по правилам и поворачивал. А не того, который нёсся по главной.
В социальной сети, на странице погибшего мотоциклиста, до сих пор написано: «Мне по фиг, что вы обо мне думаете. Главное, что этим я забираю минуты вашей жизни».
Олег Тоцкий

 

Прочитано 1582 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту