Максим Ломоносов зарядил 200 тысяч

A A A

25 июля в Ленинском районном суде состоялось предварительное заседание по иску гражданина Максима Ломоносова к АНО «Издательский Дом «Валентин Мануйлов». В этом иске истец просит суд «признать действия Ответчика по распространению персональных сведений Истца и размещению оскорбления в газете «Улица Московская» незаконными» и в этой связи просит «взыскать с Ответчика в пользу Истца компенсацию причиненного морального вреда в размере 200 000 руб. 00 коп».

Судья Мартынова внесла предложение: «Миром решить спор не хотите?»
Максим Ломоносов ответил: «Можем заключить мировое соглашение, если требования нашего иска будут удовлетворены».
Судья уточнила: «На 200 тысяч рублей? Вы тогда должны нам доказать значительные нравственные, а если были, то и физические страдания».
И далее подчеркнула: «Худой мир всегда лучше доброй ссоры: меньше судебные расходы».
«Мне по большому счету судебные расходы не важны», – парировал Максим Ломоносов.
Далее между судьей и истцом произошел небольшой разговор, в котором судья пыталась прояснить, почему истец настаивает на нарушении своих прав в плане разглашения личной информации, если персональные данные истца, т. е. Максима Ломоносова, являются общедоступными. И привела пример с президентом Путиным, данные о котором тоже являются общедоступными.
Максим Ломоносов дал понять, что не всякое разглашение персональных данных является нарушением закона, «но смотря с какой формулировкой употребить».
«Вас обидело то, что сообщили о совершенном вами административном правонарушении?» – спросила истца Ломоносова судья Мартынова.
«Меня вообще ничего не обидело, – ответил Ломоносов. – Обидело – слово неуместное. Обижаются маленькие дети на других маленьких детей, кто в песочнице отнял друг у друга совок. Здесь не то, что обидело или не обидело. Здесь, я считаю, в отношении меня просто были применены неправомерные действия. То есть я нарушил правила движения, я понес за это административную ответственность. Все дальнейшие действия в отношении меня не совсем понятны. Вот этот резонанс, который был организован в Интернете, вот эти статьи с моими персональными данными, – я не совсем это понял. И то, как это было сделано – и оскорбления, и различные призывы к каким-то действиям против меня…»
«Я читаю статью, – говорит судья Мартынова, – там призывов никаких нет».
Ломоносов соглашается, что нет.
Судья Мартынова акцентирует: «Мануйлов и те, кто вместе с ним, несут ответственность только за то, что написано в газете. За действия тех лиц, которые подняли шумиху в сети Интернет и выложили этот ролик, Мануйлов ответственности не несет.
В связи с этим вы должны доказать, чем распространение персональных данных причинило вам вред».
«Эти персональные данные были использованы в газете без моего согласия», – замечает истец.
Судья вновь пытается сориентировать истца: «Я говорю – вред. Вы меня понимаете? Какой вам ущерб причинен?»
«Моральный ущерб…», – произносит Ломоносов.
«Какие ваши личные права нарушены?» – вопрошает судья Мартынова.
«Там только одно право – право на нераспространение персональных данных. Там нет никакого другого права, которое могло быть нарушено», – вставляет свое слово представитель истца.
«У нас статью 6, подпункт 8, пункт 1 Закона о персональных данных никто не отменял, – подчеркивает судья Мартынова, – там допускается обработка персональных данных, необходимых для осуществления профессиональной деятельности журналиста или деятельности СМИ, если при этом не нарушаются права и законные интересы субъекта персональных данных. Вот Вы нам укажите, какие права и интересы в данном случае нарушены. Понятно?»
Далее возникает вопрос о том, нужно ли истцу обязательно участвовать в процессе. Судья настаивает на том, что нужно, ибо у нее к истцу вопросы будут, на которые представитель по доверенности не сможет ответить.
Истец Ломоносов говорит: «Если я буду в городе. Просто я приезжаю, уезжаю, и меня на тот момент может не быть. У меня работа, я могу уехать.
«Это ваш кровный интерес, – резюмирует судья Мартынова. – Это такое дело, которое связано непосредственно с вашей личностью. Я от вашего представителя ничего не добьюсь, кроме того, что написано в исковом заявлении».

Тут в разговор вклинивается заместитель главного редактора Евгений Малышев, являющийся автором самого первого материала, в котором сообщалось о том, как автолюбитель Ломоносов нарушил правила дорожного движения.
«Максим Юрьевич, – спрашивает Малышев, – вы когда сказали, что вас ничего не обидело в этой статье… Чем тогда вас эта статья-то задела?»
«А можно мне вообще не отвечать? Я просто не хочу отвечать», – парирует Ломоносов.
«Вы говорите, что статья причинила вам вред. И вы не можете его выразить? – продолжает настаивать Малышев. – Вы сейчас отказываетесь отвечать?
«А я обязан отвечать?» – отвечает Ломоносов.
«Это тоже ответ. Спасибо», – реагирует Малышев.
«УМ» напоминает своим читателям, что в выпуске от 26 апреля в статье «Преступление и наказание» Евгений Малышев со ссылкой на видео, размещенное в Интернете, поведал читателям о нарушении ПДД, которое совершил водитель «Лексуса» с госномером о424вв.
В выпуске от 8 мая «УМ» со ссылкой на страничку «Радио Экспресс в Пензе» в Интернете назвала имя нарушителя ПДД – именно Максима Ломоносова, указала наименование организации, в которой он работает, его должность и контактный рабочий телефон.
При этом грубое слово, содержащееся в комментарии на страничке «Радио Экспресс в Пензе», было затерто.
В выпуске от 31 мая, отвечая на запрос прокуратуры, куда в поисках наказания для нашего издания обратился Максим Ломоносов, «УМ» вновь затерло всем известное слово на букву «м». Но оставила его в картинке, которая иллюстрировала прокуратуре, что это слово и те персональные якобы данные, по поводу распространения которых Ломоносов имел к изданию претензию, первоначально появилось на портале радиостанции.
«УМ» полагает, что смелость господина Ломоносова, заявившего иск к ИД «Валентин Мануйлов», продиктована тем, что он догадывается, что «УМ» – издание, за которым нет административного ресурса.
Почему-то он не рискнул подать иск на «Радио Экспресс в Пензе». Наверное, знает, кто за ним стоит. И чем ему такая смелость грозит.
Следующее судебное заседание по иску господина Ломоносова к ИД «Валентин Мануйлов» состоится 1 августа.

Прочитано 3822 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту