×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 428

Пензенская область: стандарт для инвестора

A A A

volkov aС начала 2013 года в нашей области началось внедрение регионального инвестиционного стандарта, разработанного «Агентством стратегических инициатив по продвижению новых проектов» для всех субъектов РФ. Данная работа проводится с целью улучшения инвестиционного климата. Подробности о том, как внедряется стандарт и какая от него будет польза,  в интервью с министром инвестиционного развития и предпринимательства Владимиром Волковым.

Вводная
Существует некоторый разрыв между тем, что делается властью с точки зрения создания инвестиционного климата, формализацией позиции этого климата в области, и тем, как это воспринимает пензенский бизнес. Я бы не сказал, что вокруг этой темы возникают спекуляции, скорее ничего нет вокруг этой темы. А тема интересная. Это подтверждается тем, что бизнесмены, которых мы привлекли к работе над данным направлением, серьезно подошли к этому.
Суть внедрения регионального инвестиционного стандарта заключается в том, чтобы сделать некий понятный базовый фон работы с инвесторами более-менее похожим во всех регионах.
Работа по формализации стандарта ведется Агентством не первый год. Были собраны лучшие практики регионов России, которые показали положительную составляющую в создании инвестиционного климата. И эти практики вылились в 15 пунктов, которые теперь нам предписано внедрить до конца 2013 г.
Мне кажется, это один из способов для регионов посмотреть на себя со стороны с точки зрения формализации работы с инвесторами. Это такие вещи, как принцип одного окна, внятная стратегия развития, понятные условия власти в государственно-частном партнерстве.
Проект регионального инвестиционного стандарта уникален тем, что результаты его внедрения оцениваются не чиновниками, а так назваемой экспертной группой.
Туда включаются наиболее активные бизнесмены, деловые ассоциации, общественные объединения. У нас такая экспертная группа создана, ее руководителем назначен Сергей Кочергин. Причем группу фирмировало Агентство стратегических инициатив.  
Прошло уже 2 заседания экспертной группы. Из 15 пунктов, которые мы должны выполнить, большая часть уже реализована. Так говорим мы, чиновники. А для того чтобы это было утверждено формально, по каждому из пунктов должно быть заключение экспертной группы, минрегионразвития и в итоге – Агентства стратегических инициатив.
У нас утверждена «Дорожная карта» (тоже модное выражение), которая предусматривает шаги по внедрению инвестиционного стандарта и ответственных чиновников за выполнение каждого такого шага. По этой карте мы и работаем.
На прошлой неделе состоялось заседание экспертной группы, на котором получили одобрение очередные 4 пункта стандарта.
Чтобы не было желания подойти ко всему этому формально, вводится такой институт, как контрольная закупка. Агентство стратегических инициатив может проверить работу того или иного пункта или работу региона в целом через инспекторов, которые приезжают под видом инвесторов.
Создание инвестиционных условий в регионе предполагает не статичную простановку галочек, а создание некоего механизма, который должен обновляться, модернизироваться, ежегодно развиваться.
Конечно, преимущество регионов в привлечении инвестиций – это не просто выполнение стандарта, а творческая работа с инвесторами на фоне стандартных пунктов, по которым инвесторы привыкли общаться с властью в других странах.
Интересно, что Агентство стратегических инициатив в нашей программе центров регионального развития (развития сельских поселений) и в инфраструктуре поддержки малого и среднего бизнеса увидело положительные отличия от других регионов. Они хотят эти 2 темы перенести как опыт на остальные регионы России. Это приятно, ведь это наша работа.

volkov
Общая картина
Когда стандарты начали внедряться в пилотных регионах и когда – в Пензе?
– В 11 пилотных регионах вся эта процедура обкатывалась в 2012 г. Мы начали ее формализовывать, когда были подведены официальные итоги работы в пилотных регионах. В декабре 2012 г. вышли документы, и мы начали проводить систематизацию того, что у нас работает, с января 2013 г.
Мы разработали дорожную карту, утвердили ее губернатором и согласовывали с Агентством стратегических инициатив. Еще раз подчеркну: наверное, это первый опыт в моей чиновничьей работе, когда бизнес и внешний по отношению к региону  эксперт определяет, что и как мы сделали.
Кто еще участвует в экспертном совете, и как он формировался?
– Евгений Голяев, Олег Тоцкий, Михаил Лисин, Тагир Абдрашитов, Михаил Дралин, Михаил Кисель. Всего около 10 человек. Только предприниматели, чиновника вообще ни одного там нет.
Получилось так: мы отправили в АСИ перечень наиболее, на наш взгляд, активных предпринимателей, представляющих бизнес-сообщества и отрасли экономики. Агентство добавило туда еще несколько человек, которых они отбирали сами. В итоге агентством же  была сформирована экспертная группа.
Кто ведет работу по внедрению стандарта?
– Наше  министерство инвестиционного развития. Часть задач сильно пересекается с моими коллегами. Например, есть один из пунктов – подготовка персонала, где основную роль играет министерство образования. Но вообще мы главные.
Что такое проектный офис?
– Это те, кто формализует и реализует итоговые решения. Это сотрудники моего министерства, минсельхоза, управления инноваций.
То есть, офис – это рабочая лошадка, которая формализует решения в документы, следит за прохождением их по инстанциям. Этих ребят, может быть, и не будет видно, и неизвестно, как их зовут, но именно они  делают все это.
Кроме контрольной закупки, какие еще предусмотрены способы борьбы с формализмом?
– Я думаю, никаких. Все можно заформализовать, наставить галочек.
Здесь что получается: кто-то за нас собрал все успешные практики регионов. Нам это принесли и сказали: «Ребята, вы хотя бы вот это посмотрите и сделайте, а так как вы чиновники, то вы еще и отчитайтесь, что все сделали».
Поэтому стандарты я рассматриваю как способ помочь своему региону за чужой счет, условно говоря. А заформализовать можно все, что угодно. Сделать все для галочки и больше не работать.
Где можно увидеть, как ведется данная работа?
– Всю информацию по внедрению регионального инвестиционного стандарта мы размещаем на сайте министерства инестиционного развитя и предпринимательства (http://mirp.pnzreg.ru/investstandart)

volkov2
По пунктам
В стандарте есть такой пункт, как ежегодное послание высшего лица области о развитии инвестиционного климата.
– Мы готовим это послание.
Форумы, где собираются представители пензенского бизнеса, проходят регулярно. Губернатор там постоянно обсуждает ту или иную тему, она становится доступной. Блок «Экономика» составляет значительную часть ежегодного послания губернатора Законодательному Собранию.
И нам просто нужно продумать новый формат. Мы попытаемся все эти инициативы и видение губернатором инвестиционного развития региона собрать в один документ и сделать это событием. Чтобы к этому событию было привлечено как можно больше внимания бизнеса.
Пункт «Принятие нормативно-правового акта о защите прав инвесторов». Что в этом направлении сделано?
– У нас уже есть закон Пензенской области об инвестициях и государственно-частном партнерстве. Мы его периодически корректируем, и этот закон один из немногих, что реально работают. Сюда же я отнес бы создание института Уполномоченного. Это  еще один из механизмов, позволяющий более реально взглянуть на то, как бизнес взаимодействует с властью.
То, что наш бывший коллега Кузахметов возглавил этот институт, неплохо. По крайней мере, мы знаем друг друга и разговариваем на одном языке. Для формализации этого института сейчас готовится закон Пензенской области.
По стандарту, регионы должны иметь инвестиционную стратегию. Мы в Пензенской области понимаем, куда должны двигаться?
– Мы должны учиться называть и обосновывать приоритеты развития нашей области. Особенно в условиях трудностей формирования сегодняшнего бюджета мы должны четко понимать, что для области № 1 а что – № 2.
Представьте, что ко мне приходит инвестор и говорит: «Я хочу выращивать бананы». Я же не могу не работать с ним, потому что у нас в приоритетах бананов нет. Пусть работает.
Но если приходит инвестор, который хочет заниматься производством молока, переработкой леса или полезных ископаемых, наших уникальных глин и песков стекольных,   конечно, volkov3для меня это выгодно.
Это ресурс несравненно более важный, чем производство бананов. И если в первом случае мы выберем стандартные поддержки, то во втором мы добавим к ним еще и то, что область, например, обеспечит рабочие площадки газом и электроэнергией или откроет кафедру подготовки новых специалистов.
Мы будем ориентироваться на внешних или внутренних инвесторов?
– К сожалению, инвестиционный потенциал экономики Пензенской области ничтожно мал для того, чтобы сделать резкий шаг или просто динамично увеличивать размер инвестиций. Поэтому в первую очередь расчет идет на привлечение внешнего капитала.
Но внешний капитал очень любит работать с местным бизнесом, который знает правила жизни, уже имеет обученный персонал, знает, как работать с властью, у которого есть установившиеся отношения с фискальными органами.
Поэтому я бы так резко не делил эти виды.
Но, с точки зрения макроэкономики, невозможен прирост инвестиций за счет внутренних источников.
Еще есть пункт, согласно которому мы должны сделать прогноз на 7 лет по потребностям регионального рынка труда. Это вообще реально сделать, учитывая постоянно происходящие изменения?
– Здесь есть 2 вещи. Есть микроэкономика. Сегодня [15 июля 2013 г.] губернатор собирал представителей текстильной отрасли. Там были компании, которые шьют одежду, ткани и обувь. Они говорили о том, что им не хватает некоторых специалистов, их нужно готовить. И у нас есть конкретные пути удовлетворения таких потребностей. Например, в Кузнецке сохранилось среднеспециальное учебное заведение, готовящее швей.
А на макроэкономическом уровне мы знаем, что производительность труда в России сегодня – не более 50% от среднемировой. А по сравнению с отдельными державами или видами экономики, она отличается в разы.
Исходя из этого, мы строим стратегию: берем сегодняшнюю позицию – сколько людей работает, скажем, в пищевой промышленности – и смотрим, сколько должно работать через 7 лет, чтобы мы были конкурентными и могли удержаться на рынке.
Фактически мы работаем в двух направлениях. Мы живо реагируем на возникающие текущие потребности. Например, пришла компания Wartsila, начала создавать завод по производству современных дизелей, и мы мгновенно открыли в университете специальность «Дизелестроение». То же мы сделали и по овощеводству закрытого грунта.
Второй блок – макроэкономический взгляд, когда мы можем посчитать, сколько нам будет нужно специалистов и какие они должны быть. Я надеюсь, что для этого мы привлечем максимум экспертов.
Что делается для переподготовки чиновников?
– Мы сейчас делаем так, чтобы инвестор, попадая, например, в министерство транспорта, разговаривал там на том же языке, что и в министерстве инвестиционного развития. Нельзя, чтобы мои коллеги, скажем, в минсельхозе, опускали общение на уровень технологических задач. Инвесторы ведь приходят деньги зарабатывать, а не производить молоко.
Есть пункт, который касается региональных энергетических комиссий. Предполагается, что представители населения и бизнеса региона будут вовлекаться в процесс регулирования тарифов на энергоресурсы.
– Да, это реально, это поручение президента. Хотят или не хотят наши коллеги, работающие с энергетикой, они будут включать в РЭКи представителей сообщества.
Как это будет происходить – немного не моя сфера, этим будет заниматься Дмитрий Семенов.
Мой личный взгляд: это делается скорее не для того, чтобы принимать участие в принятии решений. Чтобы решать, каким будет тариф, нужно быть подготовленным.
Но, если этот процесс идет под контролем представителей общества, и они объясняют населению, почему тариф растет с такой скоростью, приводя какую-то логику, это лучше, чем просто сообщить по телевизору, что тариф поднимается на столько-то с такого-то числа.
Я полагаю, это скорее элемент формирования доверия между обществом и властью.

volkov4
– Еще один пункт подразумевает создание прямого канала общения инвестора с губернатором. Правильно ли это, не станет ли такой канал элементом ручного управления, которое все ругают?
– Это не ручное управление, это вообще не управление. Инвесторам очень важно повстречаться с губернатором. Потому что они знают, что в регионе многое делается в зависимости от взгляда губернатора на это. Он действительно хозяин в любом регионе, в хорошем смысле.
И для некоторых бизнесменов очень важно услышать от губернатора: «Да, супер, заходите и стройте». Для них это скорее похоже на представление послов других стран и вручение им грамот.
Сейчас я со своей командой пытаюсь это немного изменить. Раньше бизнесмены пытались в первую очередь повстречаться с губернатором. А наш губернатор готов встречаться со всеми всегда. Причем мы знаем, что некоторые из предпринимателей просто не понимают, чего хотят.
Поэтому мы сейчас пытаемся сначала проговорить с  потенциальными инвесторами возможности области, и уже потом они встречаются с губернатором. И тогда они разговаривают на одном языке, понимая, что реально, а чего область сделать не может.
Доступ к губернатору – одна из важнейших составных частей региональной стратегии. И я думаю, что с этим как раз у нас проблем нет. Ко мне постоянно приходят поручения от губернатора. К нему в блог заходят предприниматели и пишут предложения, а он мне дает поручения.

volkov5
Перспективы и рекомендации
Как будет финансироваться внедрение стандарта?
– Никакого дополнительного финансирования не потребуется. Это моя обычная работа.
Да, что-то оплачивать придется. Например, та же разработка стратегии. Я очень хочу привлечь на некоторые разделы этой стратегии экспертов высокого уровня. Но это опять же в рамках моих программ. У министерства есть эти программы, и их финансирование будет использовано. Дополнительного финансирования здесь не будет.
Что это могут быть за эксперты?
– Я бы очень хотел, чтобы это была компания из так называемой большой четверки.
Понимаете, если мы делаем стратегию Пензенской области сами, зная, что у нас хорошо, а что плохо, – это одно. А если под этой стратегией стоит печать компании, на мнение которой ориентируется международное бизнес-сообщество, то для иностранных инвесторов это гарантия точности и отсутствия обмана. Поэтому я очень хочу привлечь международные компании. В этом году или следующем – как бюджет позволит.
То, что у нас будет один главный контроллер (Агентство стратегических инициатив), и то, что он будет внешним – это хорошо или плохо?
– Я считаю, это вообще не очень важно, насколько нас проверяют по этим 15 пунктам. Я думаю, если у региона есть желание все сделать формально, то это можно сделать формально независимо от того, кто будет проверять.
Мы можем наговорить все, что угодно, выполнить эти 15 пунктов, но если у нас потом начнут падать объемы привлеченных инвестиций – вот это будет результат. И, кстати, неизвестно, отчего так может получиться: то ли мы так плохо работаем,  то ли рынок упал.
Вообще, АСИ взяло на себя колоссальную ответственность: взять и поставить печать, что Пензенская область выполнила все 15 пунктов.
То, что контролер один, это всегда правильно. У семи нянек, как известно, дитя без глаза.
Где и когда можно будет увидеть результаты внедрения стандарта регионального развития?
– Еще раз хочу заметить: почти все, что нам нужно внедрять, у нас уже есть. А формальная часть будет выполнена до конца этого года. Вся информация размещается в специальном разделе на нашем сайте (http://mirp.pnzreg.ru/investstandart).
Я не думаю, что для пензенского бизнеса это будет иметь важное значение. А для меня важнее мои постоянные контакты с бизнес-сообществом.
Главная моя задача – это попытка объединить бизнес по своим направлениям в некоторые ассоциации, чтобы я мог доносить самым коротким путем сведения о привлекательности, о каких-то преференциях, о недоиспользованных активах, о появляющихся возможностях.
Что еще Вы могли бы добавить по этому вопросу?
– Вообще, лояльность бизнеса к региону высока у тех компаний, которые уже зашли в регион и сделали что-то. Для меня было бы оптимально, если бы тот бизнес, что уже зашел в область, постоянно генерировал инвестиционный поток, строил что-то новое, расширялся.
Ведь приход внешнего инвестора сопряжен с очень большими рисками. Я в максимальной степени поддерживаю местный бизнес с тем, чтобы они  были бы открыты к созданию совместных предприятий, к ассоциации с внешними инвесторами, к обслуживанию внешних проектов.  
Например, мы запускаем производство двигателей, и у нас есть договоренность, что в течение 5 лет до 85% запчастей этих дизелей должны выпускаться в России. Конечно, я хочу, чтобы вокруг больших проектов генерировалось пензенское производство. Это дает и синергию, и снижение рисков.
Хочу призвать пензенский бизнес не констатировать то, как у него отнимают рынок, а быть более зубастым. А так как бизнес маленький, то единственный способ – объединять свои усилия и делать себя более серьезными по объемам производства, доле рынка, применению современных технологий, обучению персонала.

Прочитано 2013 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту