Самое читаемое в номере

Профессор из Елшанки

A A A

26 апреля Ивану Шувалову, кандидату филологических наук, профессору кафедры журналистики, Почётному доктору ПГПУ, исполнится 80 лет.


Справка «УМ»:
Иван Шувалов родился 26 апреля 1936 г. в с. Елшанка Неверкинского района Пензенской области.
В 1959 г. окончил ПГПИ им. В. Г. Белинского по специальности «учитель русского языка, литературы и истории».
В 1960-1963 гг. – секретарь комитета комсомола педагогического института. В 1974-1985 гг. – декан историко-филологического факультета. В 1985-2000 гг. – проректор по учебной работе ПГПУ. В 1996-2007 гг. – заведующий кафедрой русского языка и журналистики.
Стаж педагогической работы – 53 года. Автор свыше 200 научных публикаций, 5 монографий. Награждён медалью Пушкина (2013).


Пролог
Те, кто знаком с Иваном Федоровичем Шуваловым поближе, знают историю о том, как по окончании школы он и его друзья Игорь Мануйлов и Евгений Данилов ездили поступать в МГУ на философский факультет.
– Иван Федорович, как же вы, мальчишки из сельской глубинки, дерзнули покуситься на главный университет страны, да еще на философский факультет?
– Мы были молодые, немножко нахальные, наверное, самоуверенные. Учились мы очень хорошо. И пропаганда в стране такая была: молодым везде у нас дорога. Мы в это верили. Тогда на самом деле не было препятствий: поступай в любой институт, на любой факультет. Нас никто не отговаривал. Наоборот, учителя говорили: поступайте.
Почему философский факультет? Сейчас уже вспомнить трудно. Вот втемяшилось это нам в голову... Мысль эта возникла в конце 9 класса. Начали готовиться. Читали литературу. Помню, я приобрел философский словарь 1952 г. выпуска. Все словарные статьи прочел от корки до корки. Многое запомнил. С этими знаниями и поехал в Москву, хотя до этой поездки я даже в Кузнецке не был.
Конкурс в МГУ был громадный: 25 или 27 человек на место. Чтобы поступить, нужно было сдать все 5 экзаменов на пятерки. Игорь Мануйлов поступил.
А я получил тройку по немецкому языку и не прошел по конкурсу. Женя Данилов тоже недобрал баллов. Мы с ним вернулись в Пензу и с этими оценками поступили на историко-филологический факультет нашего педагогического института.
Я решил: ну, уж если не философом, тогда стану учителем русского языка и литературы.

shuvalov


Комсомольский лидер
– Вы собирались стать учителем, а стали секретарем комитета комсомола педагогического института. Как так вышло?
– С 1 курса меня направили на общественную стезю. На 1-2 курсе избирали профоргом. На 3 курсе выбрали в комитет комсомола института. Я возглавлял научный сектор. По окончании института горком комсомола рекомендовал меня на комсомольскую работу на завод «Счётмаш». Я проработал там около двух месяцев: призвали в армию.
В армии я был секретарем комсомольской организации роты. Через год демобилизовался. И не поехал сразу на родину. Думаю: дай посмотрю, что в моем родном институте нового и интересного.
Оказалось, что там освободилось место секретаря комитета комсомола. Мне предложили: «Хотите поработать?»
– Наверное, эти предложения поступали Вам не просто так? Чем Вы их заслужили?
– Ну, как я могу сам про себя так сказать? Просто я никогда не отказывался ни от какой работы. Кроме работы в комитете комсомола, я 3 раза участвовал летом в диалектологических экспедициях, был активным спортсменом-лыжником. Работал в пионерском лагере. Занимался в диалектологическом и драматическом кружках. Играл в спектаклях вместе с Ефимом Каменецким (выпускник Пензенского педагогического института, народный артист России – прим. «УМ»). В 1957 г. работал на целине.
– Сами вызвались туда поехать?
– Дело было так. Мы собирались летом в диалектологическую экспедицию проездом через Москву. И втайне надеялись попасть на Фестиваль молодежи и студентов. Но партия и правительство объявили призыв на целину – помочь убрать урожай.
Молодежь восприняла это хорошо. Начали формироваться студенческие отряды. Меня вызвали в партком. Сказали: надо возглавить бригаду. Разве я, как член комитета комсомола, мог отказаться?
Наша бригада отработала на целине хорошо, без ЧП. Мы получили приличную зарплату. Нас торжественно проводили: подарили 3 снопа, громадный каравай и 3 огромных арбуза. Один из них мы довезли до института, а два съели в дороге.
По институту наша бригада заняла 1 место. А каравай и снопы выставлялись на сельскохозяйственной выставке, которая в те годы проходила на Западной Поляне.
Получается, что и учеба, и комсомольская работа сформировали меня как общественника, как организатора.
Я был секретарем комсомольской организации пединститута три года. А в 1963 г. Алексей Николаевич Назаров, заведующий кафедрой русского языка, пригласил меня к себе ассистентом. Он помнил меня и как студента, и за работой секретаря комитета комсомола следил. Видимо, ему понравилось, как я выступал и делал доклады. Он решил, что я подхожу для преподавательской деятельности.


Педагог
В 1985 г. я, тогда еще Марина Михеева, поступила в пединститут на историко-филологический факультет. Иван Шувалов стал уже проректором по учебной работе, но студенческий фольклор берег байки о том, что у истфила был такой декан, что ни в сказке сказать, ни пером описать.
Студенты даже сочинили о нем песню. Песня получилась хорошая. Мы ее частенько пели. Но сейчас, спустя 30 лет, в голове крутится только одно четверостишие:
Милый дяденька Шувалов,
Не зови нас в деканат.
Ты ведь лучший из деканов,
Все об этом говорят.
– Как Вы думаете, Иван Федорович, за что Вас любили студенты?
– Наверное, если ты к людям по-человечески относишься, и они к тебе относятся так же.
Одним из моих учителей был Кирилл Дмитриевич Вишневский (профессор кафедры литературы – прим. УМ). Человек он был очень эрудированный, оптимист по жизни, прекрасно говорил и очень просто общался с нами, студентами. Ведь к некоторым преподавателям просто и не подойдешь. А некоторые располагают к себе, и с ними приятно общаться. Может быть, и мной это воспринималось. Эта простота в общении.
Однако приятный в общении Иван Федорович, когда требовалось, бывал и строг.
Помню, вел он у нас синтаксис русского языка. На одном из семинарских занятий мы написали диктант, и Иван Федорович раздал нам проверенные работы. Я беру свой листочек и вижу: ни одной ошибки, но в конце каждого предложения поставлена красным стержнем жирная точка. А под диктантом оценка – два. Я в легком шоке:
– Почему два, Иван Федорович?
– Точек твоих, Михеева, практически не видно. Ставишь ты их небрежно. А точка – это такой же важный знак препинания, как и любой другой. Запомни это, – ответил Иван Федорович.
Ответил спокойно, без осуждения и раздражения.
Я тогда на Ивана Федоровича обидеться не смогла. Именно не смогла. Обида не пришла. Я до сих пор вспоминаю эту историю, смеясь.
Есть такие люди, которые пробуждают в тебе твои лучшие человеческие качества. В этом и состоит, наверное, талант педагога.


Ученый
– Иван Федорович, о чем сейчас мечтаете?
– Мечты сейчас связаны с интеллектуальным творчеством: донести до людей то, что наработал за все последние годы.
Поскольку я всегда занимался административной работой, я никогда не мечтал стать доктором наук. Даже в мыслях этого не было. Я понимал, что нет возможности этим заниматься. Хотя около 30 моих студентов, которых я прямо или косвенно наставлял на этот путь, стали докторами наук. Я им завидую – молодцы!
Когда работал деканом и первое время, когда начал работать проректором, у меня в год выходило 1-2 статьи. Времени катастрофически не хватало. В последние годы у меня выходит 7-8, иногда и 10 статей в год. Сейчас выходит из печати книга «Хроника ПГПУ им. В. Г. Белинского (2006-2012 гг.)».
У меня много статей по языку газет. Хочется объединить их в одно пособие. Так что надеюсь еще 1-2 книги издать.
Философ
– Иван Федорович, что Вы цените в людях больше всего?
– Человечность, порядочность, доброту. Считаю, что мне везло на людей. Большая часть людей, которые меня окружали, были хорошими людьми и хорошо ко мне относились. И я к ним относился хорошо. Ни я подлостей не делал людям, ни мне подлостей не делали.
А если и было что-то такое, то я относился к этому философски. Обид не держу. Такого же не может быть, чтобы к тебе все хорошо относились.
– А Вам интересно сейчас жить?
– Интересно. Я стараюсь более-менее шагать в ногу с жизнью, к этому подталкивает меня и сама работа. Вот попробуйте со студентами поговорить образами и понятиями 20-30-летней давности. Они же тебя не поймут.
И сыновья меня заставляют освоить компьютер, провести себе интернет, купить планшет, общаться в социальных сетях, наконец, научиться писать смс. Да и сам я понимаю, что это мне нужно. Мне это все интересно, но пока не всё получается.


Счастливый человек
– Иван Федорович, Вы довольны тем, как сложилась Ваша жизнь? Или есть мечты, которые не сбылись?
– Доволен. А что мне на жизнь обижаться? Особых сожалений нет. Рисовал в начальной школе хорошо. Думал, может быть, стану художником. Потом это как-то ушло. Хотел стать философом – не получилось. Стал хорошим преподавателем – тоже хорошо.
Советская власть дала мне все. Мне, деревенскому мальчишке, который, может быть, был не самым умным, физически развитым среди своих сверстников, который рос без отца, в глубинке, она дала образование.
Я стал нормальным человеком. Я получил хорошую профессию, любимую работу, квартиру. Сыновья мои выучились, стали хорошими людьми, у них есть работа. У меня трое внуков. О чем еще мечтать?
Я не думаю, что мне нужно было что-то в жизни менять.


Эпилог
После интервью, расставаясь, Иван Федорович сказал мне: «Будете писать статью, Вы уж не делайте из меня какого-то положительного героя».
Дорогой Иван Федорович, разве в этом есть необходимость?! Вы уже сами это сделали – своей собственной жизнью.

Прочитано 1471 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту