Послевоенная Пенза – VI

A A A

«Улица Московская» завершает публикацию воспоминаний Юрия Кузьмирова, приуроченную к 350-летию Пензы.

 Друзья детства. Мы, послевоенные дети, одевались кто во что: кто донашивал за старшими, кто ходил в новых фуфайках, которые шила нам соседка. Летом ходили в сатиновых шароварах, чёрных трусах.
Дружили дети трёх дворов: 21, 22, 23, и в каждом дворе было по  8-12 квартир.  Моими друзьями по детству были Мезенов Саша, Зорин Юра (недаром на всех детских фотографиях мы почти всегда втроём), Слепов Виталька, Овчинников Слава, Дементьев Вова.
«Невестами»  были Машкова Жанна, Акимова Валя, Петросян Люда, с которыми мы в  детстве смотрели диафильмы, играли во все игры, в том числе и в теннис. Танцевали во дворе под патефон, проводили вместе длинные летние вечера, мечтали о будущем, глядя на ночное звёздное небо.
Акимова Валя, Агеева Нина, Бармёнков Гена, Кузьмиров Женя были немного постарше нас, Рузанов Вова, Малахов Гена – помладше.
Из всех детей только я иногда ходил в детский сад на улице Либерсона, но чаще всего болел. У Мезенова Саши была постоянная няня Лиза. Все дети в основном были предоставлены сами себе и улице.

kuzmirovУ Мезенова Саши был фотоаппарат «Любитель»:  широкоплёнчатый, с красной защитной бумагой на фотопленке и с номерами в окошечке. Увеличителей тогда не было, и первые детские фотографии печатались с помощью наложения большого негатива (5х5) на фотобумагу.
Всё это подносилось в темноте к  вывернутой лампочке, лампочка на несколько секунд  рукой включалась. Выключателей тогда ещё не было.  Затем снимок проявлялся. С тех пор, как появился фотоаппарат, отдельные эпизоды нашей детской жизни стали документально фиксироваться.
Наше детство и юность сопровождала музыка. Она звучала  из репродуктора, но уже были и патефоны с пластинками Апрелевского завода на 78 оборотов. Мы слушали песни «Летят белокрылые чайки», «Рябина кудрявая», «Мишка, Мишка».
А старшее поколение ребят гоняли запрещённые песни «На Дерибасовской открылася пивная», песню Петра Лещенко «Моя Марусечка», которые были записаны на рентгеновских снимках рёбер.
А затем,  уже в начале 60-х годов, когда появились первые радиолы, заводили песню индийского артиста Р. Капура «Бродяга я», итальянскую эстраду «Маручела», «Ке ля ля», «Ослик», «Марина», «Джамайка» Р. Лоретти и наши «Ландыши».
Позднее, в школах, были вечера танцев, иногда под духовой оркестр. Бегали мы также в парк Белинского на аттракционы.                           
Школьные годы. Учебу я начал в школе № 27, здание сохранилось до настоящего времени на ул. Московской, выше магазина «Снежок». Ходили в специальной форме: серая гимнастёрка на выпуск, ремень, брюки, форменная фуражка.  На гимнастёрку подшивался белый воротничок.
Учились в три смены: первая с 8 утра, третья с 15 часов. Туалет был во дворе. В подъезде школы играли в разные игры на переменах, в т. ч. и в чехарду.
Был такой урок, как чистописание, на котором учили красиво и чисто писать. Ручки перьевые, у каждого чернильница-непроливайка,  когда она переворачивалась, чернила из нее не выливались. Но все парты были в чернилах.
Буфет  был небольшой, и мы на  перемене перекусывали тем, что давали из дома: яблоко, горбушка булки с вареньем или маслом. Раздевались в классах, второй обуви не знали.
Классы отапливались дровами в круглых печках, обитых чёрным железом. В классах было прохладно.  Часто дети угорали, и иногда в больницы вывозили целыми классами. Иной раз отключали свет, и тогда зажигали свечи.  
Были случаи, когда кто-то воровал чужой завтрак, одежду. Отчаянные и озорные послевоенные дети покупали в аптеке, что выше по Московской, стеклянные трубочки и плевались мокрыми шариками, скрученными из промокашки. Они же, чтобы сорвать уроки, вставляли в электрические патроны мокрые промокашки, которые, высыхая, отключали свет. Или ломали выключатель.
Вынимали из печки недогоревшие головёшки и носились по классу, чтобы они светились ярче и создавали угар.  После уроков зимой спускались под горку по улице Подгорной на портфелях.
В эти годы мы зимой ходили на стадион «Труд», катались там на коньках на залитом футбольном поле в свете прожекторов под музыку. Народу было много. Замёрзшие, уставшие, заходили в буфет, где нам с удовольствием продавали какао, просроченные, уже зеленоватые плавленые сырки и хлеб.
В морозные дни в 400 по радио объявляли, что школы закрыты, и мы с радостью бежали или в кино, или в знаменитую «Пирожковую» наверху Московской в полуподвале. Заходишь – тепло, дым, вкусно пахнет. Покупали какао, чай, пирожки с «котятиной» – с ливером, с повидлом по 4 коп. и трескали за обе щёки!  Став старше, мы по праздникам  после демонстрации пробовали кто вино, кто брагу.
 Пионер – значит первый. Существовала система воспитания, которая включала две ступени:  пионер, комсомолец.  В пионеры принимали весной, в день рождения Ленина. Запомнилось, что, выходя на улицу, иные расстёгивали пальто, чтобы все видели пионерский галстук красного цвета.
Из-за плохой успеваемости и дисциплины с приёмом в пионеры могли задержать. В 27 школе была уже летняя отработка на Сельскохозяйственной выставке, где сейчас детский городской лагерь «Спутник».  Кто желал, ходили заниматься в Дом пионеров в кружки и секции, там сейчас располагается Законодательное Собрание Пензенской области  на ул. Кирова. Там же проводились городские ёлки, также как и в драмтеатре.
Лето дети проводили в летних пионерских лагерях. Большинство организаций, заводов имели свои лагеря. Путёвки недорогие, вполне доступные всем слоям населения. Июнь, как известно, в нашей полосе уже считается  летом. Но тепло может смениться довольно прохладной погодой.
Поэтому в лагерь брали и теплую одежду, и даже резиновые сапоги. Иной год шли затяжные дожди, и было довольно прохладно. Домики, где проживали, не отапливались. Поездка воспринималась как дорога к очередным приключениям. Отвозили в лагерь на грузовых машинах, оборудованных лавками. Об автобусах не было и речи.
Детей разбивали на три отряда, в первом старшие. Выбирался совет пионерской
дружины. Утром и вечером проводились линейки. 

kuzmirov2
На утренней линейке поднимали флаг лагеря, вечером опускали. К флагу вызывались ребята, которые отличились в течение дня, доставалось и  бедокурам. У каждого отряда была своя отрядная песня, с ней шли на линейку и с линейки.
День был заполнен до отказа: игры, спортивные соревнования,  конкурсы, концерты, костюмированные маскарады (для которых костюмы изготавливали сами), спортивные встречи по футболу с командами других лагерей, рыбалка, купание.
В 1958 г. половину учеников 27 школы перевели в только что построенную 49 школу на ул. Кирова. Постепенно наше детство перерастало в юность, где меня ждала Юля Круглова – моя первая любовь 1962 г.
Прогресс наступал. На улицах города появился асфальт.  Взамен грязно дымящих, гудящих и громко спускающих пар паровозов пришли тепловозы, а затем и электровозы. Появились электрические утюги вместо угольных, холодильники, пылесосы, приёмники, радиолы, телевизоры.
В 1958 г. построили телевышку, микрорайоны Западная Поляна, Южная Поляна. Пенза начала преобразовываться.  Началась застройка нового центра города. Были построены Дом  Советов, площадь Ленина, большие дома по улицам Кирова, Володарского, Славы, Пушкина, стела «Росток».
В начале шестидесятых годов ранее узкую, мелкую, но чистую речку Суру перепрудили у ТЭЦ-1, пустили теплоходы «Пенза», «Сура» до Барковских дач. Первая пристань на понтонах была на нашей Набережной, здесь же был прокат шлюпок, играл оркестр, на теплоходах работали буфеты.
Вообще, на речке летом всегда было много народа. Купались, отдыхали,  плавали  на лодках вёсельных и моторках,  на камерах от машин. Настоящая жизнь была на природе. Не было тогда ни мобильников, ни телевизоров, ни компьютеров, ни Интернета с их виртуальной жизнью.
Запомнились знаменательные дни – запуск первого спутника Земли 4 октября 1957 г. и 12 апреля 1961 г., день первого полета человека в космос. В классах были радиоприёмники, и по ним Москва зачитала сообщение ТАСС.
Бесконечный восторг. С трудом дождались окончания уроков. Огромная страна СССР ликовала, у каждого – ощущение личной причастности к этой победе.
Имя Юрия Гагарина навечно вошло в нашу жизнь.  Его с восторгом встречали во всех странах, он стал гражданином мира. Просмотрите газеты того времени, хронику, и вы, потомки, почувствуете вкус нашего времени.     
Помните своё беззаботное детство, берегите память о нём, как о чём-то светлом, чистом. Эта память будет согревать вас всю вашу жизнь.      

Прочитано 1902 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту