×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 428

«Парк Белинского»: когда провинция равняется России

A A A

pb aОчередной, второй в этом году и четвертый по счету журнал «Парк Белинского» вышел в свет и был торжественно представлен в ресторане «Застолье». 9 июля 2013 г. Презентация данного номера была отмечена бурным обсуждением его отдельных статей.

Краткое содержание
Внешне данная презентация мало чем отличалась от предыдущих. Традиционно она началась с выступления редактора журнала Валентина Мануйлова. Он кратко познакомил гостей со всеми материалами, напечатанными в четвертом «Парке Белинского».
Такие пояснения от редактора всегда очень ценны: иногда они позволяют узнать интересные истории, связанные с появлением материала в журнале, иногда – выдают любопытные штрихи, на которые читателю стоит обратить внимание.
На этот раз «Парк Белинского» начинается со статьи Михаила Полубоярова о Столыпине. Автор называет известного политика ретроградом и критикует его аграрную реформу, pb zal

предполагая, что 100 лет назад для России было гораздо важнее промышленное развитие.
Статья Дины Мануйловой «Инерционность мышления и процесс стабилизации религии» рассказывает о гносеологических корнях религиозности в современном обществе.
Целых два материала в журнале посвящены Петру Егидесу, известному диссиденту: биографический очерк, написанный Юрием Фадеевым, и отрывки из книги самого Егидеса «Философ в колхозе».
Валентин Мануйлов даже прочел вслух несколько строк, которые иллюстрировали представления Петра Егидеса о том, каким должен быть колхоз и советская власть вообще.
Традиционно в журнале есть и статья, посвященная современному искусству Пензы. В этот раз Сергей Долженков написал материал о симпозиуме художников по стеклу, проходившем в этом году в Никольске.
Валентин Мануйлов особо отметил высокое качество фотографий Натальи Рыбаковой, сделанных на этом симпозиуме. Передать красоту стекла и в изделии, и во время его обработки – непростая задача, с которой Рыбакова, тем не менее, отлично справилась.
Рассказ Исаака Мостова о событиях 9 июня 1982 года – дне наивысшего противостояния между ВВС Израиля и ПВО Сирии – был написан специально для «Парка Белинского».
Другой рассказ известного кинокритика Виктора Матизена «След гвоздя» (про Бродского и юных диссидентов) тоже имеет особую историю. Ранее он был опубликован в журнале «Новый мир», но только без концовки.
pb manuylovВалентин Мануйлов: «Это тот случай, когда «Новый мир» вообще ничего не понял. Тот рассказ, который опубликован в нем без концовки – это такой добротный, хороший рассказ. А концовка сразу переводит этот рассказ на уровень европейской литературы».
В этом номере стихов Марии Сакович не опубликовано, зато там появились стихи Леонида Труса. Валентин Мануйлов прочел два его произведения – про смерть вождя и про любовь.
Пробежавшись по всем публикациям, Валентин Мануйлов передал слово тем, кому было что сказать. Тут и началось самое интересное.
Огорчения Юрия Фадеева
Первым свое мнение о четвертом «ПБ» высказал поэт и писатель Юрий Фадеев. «Номер как всегда прекрасный, но, если суммировать мои впечатления от него, то получается всего 2 слова: я огорчен», – так Фадеев начал свое выступление. Все свои дальнейшие тезисы он начинал именно с этих слов «я огорчен», а потом пояснял, что именно его так огорчило.
Статья Полубоярова расстроила писателя своей несвоевременностью. Если бы Юрий Фадеев прочел ее лет 8 назад, ему не пришлось бы самому выискивать и анализировать информацию о Столыпине и значении его трудов для России. Петра Аркадиевича Фадеев назвал, кстати говоря, «упертым дураком», а Сергея Витте  – «убежденной сволочью».
Статью Дины Мануйловой Юрий Фадеев назвал длинноватой, проигрывающей из-за цитат Энгельса и Маркса. Однако, считает он, если бы этот материал был бы напечатан в 1988 г., то сегодня многие не очень убежденные атеисты не стали бы не очень убежденными верующими. Фадеев привел в пример таких «недоверующих», которые постятся по фэн-шую и верят в гороскопы, притом что искренне считают себя православными.
Статья о Никольском биеннале также вызвала огорчение Юрия Фадеева: «Нельзя так сухо писать о таком поэтичном материале, как стекло. Информацию я получил, но эстетического удовольствия не ощутил».
Нельзя в Пензе, имея такие богатые художественные традиции, не иметь ни одного профессионального художественного критика, резюмировал поэт.
Следующее огорчение Юрия Фадеева было связано с исследованием патернализма в менталитете россиян. Причина недовольства: авторы, сказав «А», не сказали «Б», даже не попытались сделать некие выводы из полученных результатов исследования. Осталось непонятным, надеется ли российский народ на «доброго царя», или мы уже отошли от этого.
Художественные тексты этого номера также огорчили Юрия Фадеева. Он считает, что пензенцам малоинтересны израильские штурмовики, ведь и в самой Пензе очень многое происходит. «Где пензенские авторы?» – спрашивает Юрий Фадеев. Он сравнивает «След гвоздя» – «эту интеллигентскую московскую хрень» – с записками того же Егидеса, которые не претендуют на художественность, но тем не менее бесконечно художественнее и правдивее «Гвоздя».
Досталось и поэтам. Опубликовав в трех выпусках «Парка Белинского» стихи Марии Сакович, Валентин Мануйлов, по мнению Фадеева, задал слишком высокую планку. Пензенские поэты в большинстве своем проходят под этой планкой, не задевая ее головой, не говоря уже о том, чтобы перепрыгнуть ее.
Общий пафос выступления Юрия Фадеева: ведь есть же в Пензе хорошие писатели и поэты. Почему их не видно в «Парке Белинского?»
Прошедшись таким элегантным образом по всему журналу, Юрий Фадеев закончил свою речь. Это было первое в истории «Парка Белинского» полноценное критическое выступление.
Лариса Рассказова о провинции и европейской литературе
Главный хранитель Объединения литературно-мемориальных музеев Пензенской области Лариса Рассказова продолжила обсуждение «Парка Белинского» с тем же настроем, что и Фадеев – эмоционально и критично. Она сразу же заступилась за Столыпина, призвав судить людей  по их делам и замыслам, а не на основании предположений, что «все нужно было делать не так».
Лариса Рассказова хвалила материалы про патернализм, Егидеса и Никольск. Она не согласилась с мнением Юрия Фадеева о статье про симпозиум художников по стеклу. В этом pb fadeev

материале, считает Рассказова, важна не столько поэтика, сколько постановка тех проблем, с которыми сталкиваются стекольное искусство в Никольске и по всей России. Чуть позднее к ее мнению присоединился и Валерий Сазонов, директор картинной галереи.
Говоря о рассказе «След гвоздя», Лариса Рассказова согласилась с оценкой Валентина Мануйлова, но не с его восприятием этого произведения.
Лариса Расказова: «Современная европейская литература берет какую-нибудь одну идею и мутыскает ее. Два героя сидят на сцене на стульях, потом стоят за стульями, потом стулья меняют, потом стулья отодвигают. Там уже со второй фразы все ясно, а они все мутыскают и мутыскают. И вот эта концовка рассказа, как мне кажется, это тоже мутысканье – для Европы, которая ничего не понимает».
Без концовки рассказ вроде бы о двух разных мировоззрениях, а с концовкой он превращается в простое сведение счетов. Концовка излишне  упрощает произведение.
Если говорить в общем по журналу, то Рассказовой показалась интересной тема провинциалов, которые стали вершителями судеб России. Лариса Рассказова: «Журнал получается интересным по своей модели. Вроде бы он – провинция, но только либо непровинциальная провинция, либо столичная провинция. В журнале прощупываются те связи и проблемы, которые интересны не только в провинции. Эта провинция равняется России».
Новое качество журнала
На выступлении Ларисы Рассказовой обсуждение отнюдь не закончилось.
Историк Виктор Кондрашин, хоть и не являющийся большим поклонником Столыпина, решил сказать пару слов в поддержку этого политика.  Статью Полубоярова он назвал не выдерживающей никакой критики, а самого автора – застрявшим в советских стереотипах.
При этом Кондрашин отмечал, что Полубояров – замечательный краевед, но в данном случае, по мнению историка, тот просто полез не в свое дело. В конце Виктор Кондрашин призвал относиться к Витте и Столыпину как к нашим брендам, но не иконам, на которые нужно молиться.
Философ Владислав Петряев упрекнул присутствующих в том, что при социализме они отказывались критиковать социализм, а сегодня боятся критиковать современные проблемные тенденции. Одной из таких тенденций он назвал религию, с помощью которой население России якобы искусственно оглупляется. Петряев даже зачитал отрывок из большой поэмы: о том, как Путин к Богу пристрастился. Слог у поэмы был еще тот.
Прозвучало и несколько реплик с места в защиту пензенских поэтов с чтением стихов в качестве доказательств.
pb kondrashin

В заключение презентации Валентин Мануйлов признался, что не ожидал такого бурного обсуждения. Он дал небольшой анонс следующего номера: нас ожидают истории про службу в советской армии, про жизнь в Центральной Америке и образ Пензы в работах пензенских художников.
Так откуда же вдруг взялось это критическое осмысление и эмоциональное обсуждение статей?  На самом деле, состоялось очень простое, но знаковое событие – пензенцы приняли журнал.
Раньше люди предпочитали все хвалить, боясь навредить «Парку Белинского» плохим словом и дурным глазом. Но на четвертом номере стало понятно, что журнал состоялся, окреп и занял свою нишу.
Значит, теперь можно говорить о «Парке Белинского» все начистоту, можно смело его критиковать и высказывать пожелания. Журнал вошел в жизнь пензенцев, и они поверили в него.
И теперь «Парк Белинского» сможет полноценно выполнять одну из своих важных функций – функцию дискуссионной площадки.

Прочитано 2234 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту