×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 428

Захар Прилепин за широту взглядов

A A A

prilepin aКнижная ярмарка, проходившая в рамках гуманитарного форума «Поиск провинции», запомнилась пензенцам не только представленными там редкими изданиями, но и общением с именитыми писателями. И, конечно же, особо заметным событием стал приезд в Пензу одного из лучших современных российских авторов Захара Прилепина. Помимо заявленной презентации своей новой книги «Обитель», Прилепин пообщался с пензенцами на тему войны в Украине, наследия Мариенгофа, литературной критики и есенинской поэзии.

Первые 8 минут Прилепина
За час до того, как в белом шатре книжной ярмарки появился Захар Прилепин, с докладом о жизни и творчестве Мариенгофа выступил пензенский литературовед Валерий Сухов. Его рассказ оказался весьма интересным и познавательным, в особенности для тех, кто не знал о Мариенгофе почти ничего (а это, смею предположить, касается большей части пензенцев). Кроме того, лекция Сухова отлично настраивала на последующий диалог с Прилепиным.
Это было 27 сентября, в один из последних погожих дней нынешней осени. К назначенному часу пензенцы заняли практически все свободные места на скамейках. Пахло соленым хлебом и ацетоном, высокий обогреватель в китайской шляпе в буквальном смысле создавал теплую атмосферу. Зрители сидели и ждали, когда же Захара Прилепина отпустят журналисты. Наконец, писатель появился.
Никто особо не сомневался, что в своем выступлении Захар Прилепин затронет тему новой пензенской площади и, в частности, предложения назвать ее именем Анатолия Мариенгофа.
И действительно, первые 8 минут встречи писатель посвятил своему нашумевшему письму  с  инициативой по наименованию площади, а также одной заметке в газете «Улица Московская» за авторством Екатерины Куприяновой.

prilepin
Вот что сказал об этом Захар Прилепин: «Я пишу книги. Иногда я занимаюсь изданиями других писателей, и в последнее время заниматься другими людьми мне интереснее, чем собой.
Я посчитал возможным высказать свое частное мнение о том, как назвать одну из замечательных площадей в вашем городе. Минут за 15 я обзвонил своих знакомых – режиссеров Лунгина, Тодоровского, Дуню Смирнову, музыкантов, актеров и так далее. Для всех для нас имя Мариенгофа всегда значило очень многое.
Не пришлось никого уговаривать, все мгновенно согласились и подписали это письмо. Оно, опять же, не имеет никакого административного ресурса. Это мое частное мнение, которым я тактично постарался поделиться.
А буквально вчера я прочитал заметку вашей журналистки Екатерины Куприяновой, которая написала, что это напоминает ей какую-то рекламную акцию. (Материал называется «Как назвать Новую площадь», выпуск «УМ» от 19 сентября 2014 г.).
В связи с этим хочу сказать следующее. Я действительно выпустил собрание сочинений Анатолия Борисовича Мариенгофа, но я за это не получил ни рубля. Я даже роялти с этого издания не получаю. Это мой частный сыновий долг, который я выплачиваю тем писателям и литераторам, которым обязан своим взрослением, своим интеллектуальным развитием. Мы с моими коллегами делали это совершенно безвозмездно.
Я никоим образом это издание не продаю и не продвигаю, как минимум по материальным причинам. Для меня это такой акт личной благотворительности. Это относится к тому роду деятельности, которая не приносит мне денег, да и, по большому счету, известности.
Я только что был в Донбассе, и  заметки оттуда привлекают гораздо большее количество людей. По-видимому, у всех эта тема болит, и за несколько дней заметки прочитало несколько миллионов человек.
А Мариенгоф – это такая частная история. Поэтому я прошу подобных вещей про меня не произносить. Это не очень хорошо, что мы все воспринимаем через призму какого-то пиара. Всем кажется, что вокруг нас все пиарятся, только мы одни честно живем  и любим свой город, а остальные только решают свои политтехнологические задачи. Все это ерунда полная. Меня это обижает».
3 оптики «Обители»
Поговорив о Мариенгофе, Захар Прилепин перешел к презентации своего нового романа «Обитель». К этому моменту на площадке, где проходила встреча с писателем, заняты были не только места на скамейках. Люди стояли в проходах, толпились сзади, и даже за пределами шатра стояли пензенцы и слушали Прилепина.
А тот вещал бодро, уверенно и напористо. Когда надо, Прилепин говорил красиво, когда дело доходило до горячего – не стеснялся в выражениях.
Надо сказать, что самой «Обители» писатель посвятил лишь малую часть всей встречи. Прилепин рассказал, что написать о Соловках он хотел с детства. Недавняя поездка в Соловецкий монастырь дала писателю дополнительный импульс, и в итоге книга была написана.
«Обитель» – это исторический роман на тюремную тему. Перед тем, как написать его, Захар Прилепин полтора года напитывался литературой, посвященной Соловкам и тюрьмам.
В итоге получился роман, в котором, по прикидкам Прилепина, исторического, реально происходившего и известного автору было процентов 15, а все остальное додумывалось автором. Но и в этих додуманных 85% было, как выяснилось позднее, очень много «попаданий».
Захар Прилепин: «Вся наша гениальная лагерная литература написана людьми, сидевшими внутри лагеря – Шаламов, Домбровский, Солженицын. Но по другую сторону тоже были люди, тоже жертвы и заложники эпохи.
Поэтому я старался смотреть на эту жизнь сразу с двух сторон – изнутри и снаружи лагеря. А есть еще третья «оптика», когда большое видится на расстоянии, с позиции более позднего времени.
Наличие этих трех «оптик» и дало мне, может быть, ложное, но право еще раз написать о том, о чем писали наши великие лагерные писатели».
90% русской поэзии
Хотя кто-то из слушателей просил, чтобы встреча с Прилепиным прошла в формате его монолога, да и сам писатель не скрывал, что вполне способен проговорить отведенный ему час самостоятельно, большинство пензенцев было все же настроено на дискуссию. Вопросов писателю было задано много, а первый из них касался его отношения к Есенину.
Захар Прилепин: «То «благое умопомрачение», которое произошло со мной в 9 лет, когда я начал читать стихи, естественно, перевернуло мое сознание и сделало меня тем, кто я есть. Как огурец на 90% состоит из воды, так я на 90% состою из русской поэзии.
Есенин – это тот человек, который сопровождает меня всю жизнь. У меня над кроватью висит его фотография. Наряду с моей женой, Есенин – это один из людей, о которых я думаю постоянно.
Поэтому Есенин может появляться и подмигивать из самых неожиданных мест моего романа. Я даже сам могу не знать, написать по какому-то наитию, а там вдруг обнаружится легкая есенинская походка».  
Чуть позже, отвечая на вопрос о том, откуда у него взялось такое чувство слова, Прилепин заметил: если ты с детства находишься в пространстве литературы и поэзии, то постепенно и сам начинаешь говорить так же.
Впрочем, как оказалось, не все признают за Прилепиным это самое «чувство слова». Один из пензенцев, пришедших на встречу с писателем, процитировал слова издателя Дмитрия Волчека, который, в свою очередь, цитирует Дмитрия Галковского: «Мне понравилось, как Галковский сказал о Прилепине: «Этому человеку в голову вставили демо-версию языка». И вот эту картонную, опоздавшую на 140 лет прозу о том, как бабушка спилась и пошла по дорогам, объявляют событием десятилетия».
На просьбу прокомментировать это высказывание Захар Прилепин с ходу ответил: Волчек – дурак, а Галковский очень умный, но немного маньяк, который везде видит заговор. Вообще же, критики во все времена портили писателям кровь и настроение, а некоторых и откровенно затравливали.
Захар Прилепин: «Пережить этот непрестанный пресс, непрестанное скалозубство и хамство – для этого нужно иметь очень сильную нервную систему. Это действительно сложно. Наверное, сложно, потому что для меня – нет.
Я понимаю, что какое-то количество людей меня ненавидит и желает мне физической смерти, но если бы я серьезно к этому относился, то я бы уже ходил с нервным тиком. А вы мне читаете какого-то Волчека. Ну, Волчек и Волчек».
5 минут до украинской колонны
Значительную часть времени, отведенного на встречу с читателями, Захар Прилепин посвятил событиям на Украине. Как уже упоминалось, писатель совсем недавно вернулся из Донбасса, и ему было что сказать на эту тему.
Прежде всего, Прилепин заявил, что ездил в Новороссию совсем не за новой книгой. Те записки, которые он уже опубликовал «по горячим следам», – это все (или практически все), что будет написано на данную тему.
На Украине идет война, причем идет прямо сейчас. Объявленное перемирие не соблюдалось там ни минуты. Количество жертв войны серьезно занижается, причем как украинской стороной, которой давно нет никакой веры, так и российскими источниками информации.
Регулярных российских войск в Донбассе нет, во всяком случае Прилепин их там не видел. Зато писателю чуть было не «повезло» повстречаться с украинскими войсками.
Захар Прилепин: «Доезжаем до блокпоста и спрашиваем: «А что за колонна была?» Нам говорят: «Да украинцы выходили из окружения. На 5 минут вы разминулись». Я думаю, украинские военные были бы очень рады встрече с ополченцем и писателем-гуманистом из России. Но судьба нас развела.
Иногда это полезно – пожить с ощущением, что тебя могут сейчас «грохнуть».
А под конец беседы Захар Прилепин призвал всех проявлять в наше неспокойное время максимальную широту взглядов. Не надо запрещать ни «марши мира», ни Макаревича – надо ко всему этому относиться спокойно.
Потому что Россия, в отличие от Украины, – свободная страна, и мы можем спокойно относиться к другому мнению.

Прочитано 2622 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту