Швы затянулись, но температура растёт

A A A

kozhevnikova a«Улица Московская» продолжает следить за ситуацией вокруг Никольской ЦРБ.

 Затянулось и срослось?
11 марта Пензенский областной суд оставил без удовлетворения апелляционную жалобу Татьяны Кожевниковой, бывшей диетсестры Никольской ЦРБ.
Тем самым руководство Никольской ЦРБ ещё раз доказало, что с юридической точки зрения Татьяна Кожевникова была уволена на законных основаниях. Дескать, она 25 дней не появлялась на работе, а это весомая причина.
Как заявляет сама Кожевникова, она эти 25 дней не прогуливала, а проходила плановое обучение в Пензенском базовом медицинском колледже, о чём свидетельствует выданный ей сертификат специалиста.
По версии Кожевниковой, её увольнение было подстроено, так как она боролась с воровством на больничном пищеблоке и мешала определённому кругу лиц. В результате внутренняя документация легла таким образом, что Кожевникова уехала учиться без приказа руководства. То есть исчезла с рабочего места в неизвестном направлении.
Как следует из решения Пензенского областного суда, судьи поверили всё-таки бумагам, а не словам. И тем самым увели из-под удара руководство Никольской ЦРБ.
Проще говоря, юридические швы на увольнении Татьяны Кожевниковой полностью срослись, и даже шрамов не осталось.
kozhevnikovaМежду тем, по сообщению источников «УМ», судебная тяжба Кожевниковой спровоцировала воспалительные процессы внутри самого лечебного учреждения. И теперь там будто бы растёт температура.
Доказательством сказанного являются звонки и письма, которые стали поступать в редакцию «УМ» от персонала Никольской ЦРБ.
Симптомы и жалобы
Из сообщений следует, что «обстановка в Никольской ЦРБ достигла своего апогея», «началось выяснение отношений», пришли «повышенные тона, суета и нервозность». Вместе с тем появилась возможность высказать то, что копилось годами.
Прежде всего, недовольство зарплатой. По мнению медицинских работников, она низкая и несправедливая.
«В 2000-х годах приняли закон, что главный врач распоряжается всеми деньгами, как добрый папочка. Он сам распределяет их, покупает расходные материалы, лекарства, медицинское оборудование. Сам назначает зарплату».
«Он теперь царь и бог. И если ты не в его команде, значит, ты не можешь здесь работать. А чтобы быть в его команде, нужно выполнять определенные требования».
 «И тут сразу пошло: любимчики в одну сторону, а тот, кто подарки на день рождения не носит и кто в его команду не входит, – в другую».
«Сформировался круг богатых и круг бедных. В круг богатых кто-то сразу попал, а кто-то – путём очень nikolskдолгих проникновений. И всё это ради того, чтобы главный врач распределял блага среди них».
«Зарплата определяется таким образом, что кому-то чуть-чуть, а кому-то много. Причём объём работы при низкой зарплате довольно большой».
«Я должна принимать тучу больных. Тучу! Хотя существует регламент нагрузок, он давно превышен. И естественно, что это приводит к синдрому выгорания. Когда я принимаю пациента, я уже не в состоянии слушать о чужой боли, потому что я сама больна. Потому что я устала».
«Люди у них работают, как рабы. А они отчёты на всех уровнях дают, что средняя зарплата под 38 тыс. руб.».
«Надоело ходить в дураках. Нельзя себя так вести».
Феномен Кожевниковой
Вот что сказано по поводу Татьяны Кожевниковой в телефонном разговорове с медицинским работником Никольской ЦРБ:
«Этот порядок многим врачам не нравился, и многие с ним не соглашались. Но при этом молчали. Потому что мы врачи. А врач – это человек, который должен работать в команде.
А первый, кто выступил, это была Кожевникова.
Кожевникова, она медсестра. Медсестра – это кто? Это тот, кто должен понимать врача с полуслова. Если я ей говорю: «Делай вот так», она не спрашивает для чего, зачем, почему. Она просто это делает, потому что при оказании той же экстренной помощи лишние вопросы могут стоить человеку жизни.
И медицинские сёстры всю жизнь воспитывались так, что они должны безукоризненно выполнять команды врача.
Кожевникова относится как раз к такой категории. Она свою работу стремилась выполнять правильно. Ей в 2010 г. сказали: «Заступай на должность диетсестры и контролируй питание».
Она заступила и стала контролировать так, как это должно быть по справочнику. Если положено 100 гр мяса, она следила за тем, чтобы человек это получил и съел.
При ней хорошо кормить стали. До её прихода вообще это есть было невозможно, это была баланда. В рот невозможно взять, не то что есть. Пробу врачу надо снимать – заглянешь в эту кастрюльку и уйдёшь.
А потом она пришла, и стало всё нормально, вкусно. Больные довольны были.
Она действовала исключительно в интересах пациента, не давала кое-кому воровать в промышленных масштабах.
И почему-то перестала устраивать главного врача».
Вдогонку
6 марта на электронную почту редакции пришло письмо на официальном бланке Министерства здравоохранения Пензенской области, в котором сообщается о проверке, проведённой на основании статьи «Никольскую ЦРБ готовят к ампутации?» («УМ» от 28 февраля 2014 г).
В статье сообщалось об Александре Гаврилине, который умер, не дождавшись прибытия бригады скорой медицинской помощи.
В официальном письме из минздрава сообщается, что «результаты проверки показали, что вызов бригады скорой медицинской помощи к больному А. Г. поступил 13 февраля 2014 г. в 21 час 28 минут. Выезд бригады скорой медицинской помощи к больному состоялся в 21 час 29 минут. Прибытие скорой на место зафиксировано в 21 час 32 минуты, в это же время констатирована смерть пациента… Мнение автора статьи со ссылкой на неизвестные источники о «долгом» ожидании приезда бригады СМП не соответствует действительности».
В связи с поступившим письмом «УМ» опросила родственников умершего Александра Гаврилина и выяснила, что бригада скорой медицинской помощи и вправду прибыла менее чем за два часа.
Вместе с тем, бригаду ждали дольше 4 минут. Ориентировочно – минут двадцать. При этом станция скорой помощи находится через дорогу.
По словам вдовы, примерно в 21 час Александр Гаврилин вышел из своей комнаты, стал сильно хрипеть, колотил руками по стене, язык завалился. Жена Александра Гаврилина вызвала скорую, выбегала на дорогу смотреть, останавливала проезжающую машину скорой помощи, кричала: «Помогите!» Ей ответили: «Бригада выехала, ждите!»
Она позвонила ещё раз, крикнула в трубку, что муж умирает. Мужчина на другом конце провода ей ответил: «Да ждите, уже едут».
После этого приехала бригада и констатировала смерть.
Возможно, через 4 минуты.
«УМ» просит Министерство здравоохранения Пензенской области уточнить, сколько всё-таки поступило звонков с телефонного номера Гаврилиных, и когда жена Александра Гаврилина впервые попросила о помощи.
Кроме того, «УМ» просит Министерство здравоохранения Пензенской области уточнить, соответствует ли действительности информация об автомобиле скорой медицинской помощи, который попал в ДТП в конце 2013 г. и который якобы прячут от начальства на территории бывшего кирпичного завода.

Прочитано 1731 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту