×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 428

Мединститут: febris

A A A

medins aО том, что медицинский институт в составе Пензенского государственного университета лихорадит, известно, кажется, уже всему городу. Во всяком случае, сотрудников «Улицы Московской» на этой неделе то и дело спрашивали, а вы будете писать о конфликте в мединституте, в который втянуты и преподаватели, и студенты. А вас не предупреждали, что писать об этом нельзя, ведь институт могут и закрыть, если в Москве узнают о конфликте. Конечно, мы осознаем опасность, которая может нависнуть над изданием в случае публикации даже ограниченной информации о конфликте в мединституте, но мы сознательно идем на это, ибо работаем в интересах наших читателей.

«Нас уволили за то, что мы пытались открыто высказывать свою позицию, которая шла вразрез с позицией руководства», – так начал свой рассказ заведующий кафедрой травматологии, ортопедии и военно-экстремальной медицины Медицинского института ПГУ Станислав Сиваконь.
До недавнего времени он был заместителем директора института, но 23 декабря 2013 г. был уволен с этой должности, также как и два других зама – Афанасий Баулин и Оксана Воробьева. После этого студенты массово выразили свой протест происходящему в вузе.
Для читателей «Улицы Московской» Станислав Сиваконь рассказывает о том, как развивались события и почему сегодня мединститут так лихорадит.
Corrumpere
Эту борьбу мы начали еще в прошлом году, видя бедственное положение студентов. На некоторых кафедрах их просто угнетают. Когда дело подходит к сессии, из всего курса в 100 человек около 80 medins2студентов «висят» на отчисление. Например, подобное было на кафедре «Акушерство и гинекология». Благодаря нашему противодействию в итоге отчисляется 10 человек, остальных удается спасти.
Их отчисляют за то, что они не сдали экзамены. Но я никогда не поверю, что из 100 человек 80 не могут сдать экзамен.
Например, есть одна девочка. Она до сих пор гинекологию не сдала. Училась она в основном на пятерки и четверки, ни одной тройки в зачетной книжке у нее нет. Она пропустила по семейным обстоятельствам 4 лекции по гинекологии. Ей не дали возможности отработать эти лекции и на этом основании не допустили на экзамены. Несмотря на все наши попытки допустить ее, она до сих пор экзамена не сдала и условно переведена на 6 курс.
Есть у нас кафедра микробиологии. Там методика такая: студент приходит на занятие, и его не успевают спросить – ведь спрашивают подолгу, студентов в группе 20 человек, успевают опросить лишь 5 человек. Остальные терпеливо ждут, а в конце занятия всем им выставляют «н/б», что они не были на занятии, потому что не смогли ответить.
medinsИ наиболее «значимая» кафедра у нас – кафедра информационных систем и оборудования, где преподают информатику. Этот предмет настолько «нужный» будущему врачу, что ежегодно по нему до 100 человек висит в списках на отчисление за информатику.
Вот там, говорят, пока не принесешь через доверенного человека конвертик, ты просто ничего не сдашь. А отсутствие хотя бы одного несданного экзамена или зачета, незакрытая сессия, является основанием для отчисления.
Вот с этим со всем мы втроем пытались бороться, пытались спасать студентов. Кстати, по той девочке, которая зависла с гинекологией, я лично звонил заведующему кафедрой с просьбой смягчить свое отношение к ней.
На это я был послан в грубой форме. Как выяснилось потом, это «посылание» происходило в присутствии студентов. По телефону он на меня наорал, мол, много вас тут ходит и просит за этих тунеядцев и бездельников.
* * *
Все это стало возможным благодаря тому, что управляет нашим институтом Александр Митрошин. Для студентов он закрыт, во всяком случае был закрыт до последних двух недель. Попасть к нему на прием было невозможно. Те же, кому это все-таки удавалось, попадали в еще большую немилость.
Александр Митрошин – он у нас депутат, строитель домов и технопарков, великий ученый. В мединституте он бывает редко, а в основном занимается политической деятельностью. А когда он medins3все-таки приходит, студенты к нему попасть не могут.
В летнюю сессию все отношения у нас обострились. Студенты, не получив ответов от Митрошина, попытались пробиться к ректору. Но их перехватил первый проректор Виктор Мещеряков, который во всем поддерживает Александра Митрошина. Он сказал студентам, мол, что вы пришли жаловаться, жалуйтесь на свои собственные мозги.
Короче говоря, до сих пор проблемы ребят остаются нерешенными.
Весной мы написали открытое письмо на имя ректора Волчихина. Что-то начало сдвигаться, но тут случился переход власти. Волчихину стало не до Митрошина, а Гулякову до него и вовсе дела не было.
Более того, с приходом Гулякова Митрошин дал понять, что теперь-то сможет победить всех своих врагов.
Реакция студентов
17 декабря Митрошин созвал ученый совет. На него он вынес 2 вопроса. Первый – о доверии ему. Разумеется, весь ученый совет выказал ему доверие. Вопрос второй – о доверии его заместителям.
Выступали профессора. Они говорили, что сейчас не 37 год и не советские времена, чтобы сводить свои личные счеты с помощью совета. Что это вообще не входит в прерогативу совета – решать судьбу ваших замов.
По уставу университета заместители декана или директора вуза назначаются и снимаются приказом ректора по представлению директора.
Тем не менее, Митрошин настоял на голосовании. И потом он ссылался при разговоре с ректором на то, что он здесь ни при чем, так решил ученый совет. И с прошлой среды началась процедура нашего увольнения.
Возмущенные студенты, узнав об этом, блокировали ректорский корпус с требованиями оставить нас в покое. Ректор пообщался с десятью из них, пришел к выводу, что все эти порядка 400 человек были нами подкуплены и что мы выставили живой щит.
Несмотря на протесты студентов, которые продолжались 2 дня, 23 декабря нас все-таки уволили.
Студенты намерены продолжать акции протеста. Я не знаю, как это будет происходить, я не руковожу этим процессом. Более того, для меня было удивительным, что это вызвало такой резонанс среди учащихся. Я не знал, что мы пользуемся такой популярностью среди студентов.
Я больше не заместитель директора, но остаюсь заведующим кафедрой, и оттуда меня еще 3 года никто не уволит. Заместители – это было просто наше совместительство.
А больше всего я горжусь нашими студентами, потому что они с голыми руками идут против танков. И они осознают, что их могут «запрессовать» в сессию, могут отчислить. Перед ними я просто снимаю шляпу. Я горжусь тем, что мне выпала честь учить таких людей, как они.
Cui prodest?
После того, как на одной из кафедр произошел провал, Митрошин делегировал нас проверить, как ее заведующий принимает экзамены. Мы с Афанасием Баулиным пришли туда, молча посидели полтора часа. Разумеется, при нас экзамен шел гладко и хорошо.
Когда собрались уходить, студенты кинулись к нам: «Только не уходите, дайте нам возможность досдать». Мы ответили, что там все нормально, сдадите. Но после нашего ухода не сдал никто.
А на следующий день заведующий в присутствии всех остальных заведующих исполнил «песню» о том, что он никогда в жизни не испытывал подобного унижения. Два бандита ворвались к нему на кафедру и всячески его притесняли и унижали.
И Митрошин, который сам нас туда послал, в присутствии всех заведующих устроил нам выволочку за то, что мы не умеем себя вести. Вот такое попустительство.
Потом, у Митрошина есть любимый заместитель – Сергей Геращенко. Мы неоднократно говорили Митрошину, что Сергей Михайлович «нагибает» студентов. Мало того, на него возмущенные родители учащихся написали жалобу.
Проректор Мещеряков эту жалобу перехватил, до Гулякова она даже не дошла. И ответ на нее писал сам Геращенко. Ксерокопия этого ответа за подписью Мещерякова, а не ректора, у меня тоже есть.
Выгода Александра Митрошина состоит в том, что перед ректором, губернатором, кем-то в Москве он создает имидж великого ученого, политика и стратега. А имидж великого ученого открывает многие двери.
Скандал, который сейчас возник, играет против него. Но есть философский закон перехода количественных изменений в качественные. Настолько все это уже накопилось, что рано или поздно эта «бочка с фекалиями» должна была взорваться.
Тем более это странно теперь, когда, по новому ФЗ, все должности в вузах становятся выборными. До этого Митрошин был назначаемым директором, а теперь ему предстоят выборы. Я их прогнозирую на конец февраля. Поэтому для чего он все это делает, сказать сложно

Справка для внимательных читателей:
Febris (лат.) Лихорадка
Corrumpere (лат.) Растлевать
Cui prodest? (лат.) Кому выгодно

Прочитано 5966 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту