Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 435

50 лет в ракетной науке

A A A

volkov aВ выпуске от 15 февраля с.г. в статье "Без пензенцев ракеты не летали" (автор Александр Волков) «Улица Московская» рассказала о забытых на родине наших земляках ученых-ракетостроителях Е. Б. Волкове, И. В. Мещерякове, Г. А. Тюлине, Н. Ф. Шлыкове. Сегодня «УМ» предлагает читателям познакомиться с фрагментами воспоминаний Героя Социалистического труда Евгения Борисовича Волкова (1923-2008 гг.). Его биография дана во 2 томе издания «Пензенская персоналия» «Славу Пензы умножившие». Сын Евгения Волкова Александр Волков подарил лермонтовской библиотеке и краеведческому музею книгу воспоминаний отца «На пути в науку», изданную в Москве в 2006 г. Эта книга свидетельствует, что один из создателей ракетно-ядерного щита СССР – наш земляк, уроженец г. Пензы, выпускник железнодорожной школы Пачелмы 1940 г. Вот некоторые выдержки из книги, рассказывающие об основных этапах жизни автора.

Предисловие
«В 2004 г. вышла моя книга «Полвека в ракетной науке». В книге я писал о том, что был свидетелем и участником многих событий, происходивших во второй половине прошлого века в области создания и развития стратегического вооружения наземного базирования нашей страны, ставшего основой Ракетных войск стратегического назначения (РВСН).
Я был инженером-испытателем ракетных двигателей, преподавателем и начальником одной из ведущих кафедр Академии им. Ф.Э. Дзержинского, начальником научно-исследовательского института РВСН и председателем государственных комиссий по испытаниям ракетных комплексов с межконтинентальными баллистическими ракетами на Байконуре…
Среди вопросов, которые задавали мне, как автору книги, встречался и вопрос – какой путь я прошел до того, как стал ракетчиком, т. е. вопрос о том, как прошли мои молодые годы, какое образование я получил. Хотя вопрос этот является частным и не очень важным, ответ на него позволяет лучше понять, как в то далекое время, о котором я пишу, росло и воспитывалось мое поколение – поколение тех, кто победил в страшной войне, а затем не только восстанавливал страну, но и выводил ее в число ведущих в самых сложных областях науки».
Из какого я рода
«Было время, когда скрывалось, что в твой род закралось что-то «дворянское». Сейчас это не только не скрывается, но иногда и афишируется. Мне в этом отношении похвалиться нечем. Правда, один из моих дедов был некоторое время управляющим имения княгини Голицыной, расположенного около села Князевка Пензенской губернии, в котором дед мой жил.
По рассказам, отличался он видной мужской статью, и на него «положила глаз» любвеобильная княгиня. Однако дед не ответил на это так, как от него ожидали, и был изгнан из управляющих… Дед в дальнейшем занимался крестьянским трудом, вскоре после революции умер. Кажется, от голода.
Дед по другой линии был учителем и даже директором одной из сельских школ. Мать моя окончила гимназию, курсы и стала учительствовать. Отец был также учителем и директором сельских школ.
Женились мои родители в канун революции, а когда настало время появиться на свет мне, поехали в Пензу. Поэтому я пишу в своих анкетах – родился в Пензе 26 марта 1923 г.».
В пензенской глубинке…
«Хотя я провел свое детство в самой глубинке Пензенской области, признаки образованности и культуры появились у меня, по-видимому, рано. Главным здесь стало, считаю, то, что рядом со мною была моя мать, учительница литературы, являвшаяся для меня с детства примером любви к чтению…
volkov2До 1930 г. мои родители работали в школе районного центра Кондоль… Однако здоровье отца явно ухудшалось, и, по рекомендации врачей мы перебрались в село Варыпаево, расположенное близко к границе Пензенской и Саратовской областей…
Недалеко от Варыпаево на краю большого лесного массива располагалась бывшая усадьба какого-то помещика. Усадьба, несмотря на послереволюционное запустение, производила внушительное впечатление.
Дом в два этажа с башней и мраморной лестницей, ведущей в парк. В середине парка каменная чаша от бывшего фонтана, по круговому периметру – дорожка, обсаженная неизвестным кустарником… Слева от дома – высокий склон к речке, покрытый лесом… Справа от дома – хозяйские постройки, в том числе и помещения для обслуги. Здесь мы и стали жить.
В усадьбе к моменту нашего приезда размещалась ШКМ – школа колхозной (или крестьянской) молодежи. Директором школы и стал мой отец, одной из учительниц (всего учителей было двое) – мать. Учились в школе ребята из соседних деревень…
Жили учащиеся в основном здании. На лето разъезжались по домам. Школа опустевала.  Газет не было, как не было ни телефона, ни электричества… Мне в 1931 г. исполнилось восемь лет, пора было заниматься моим образованием. ШКМ для этих целей не годилась.
За дело взялась моя мать. Я быстро выучился читать, познал основы арифметики. Чтение стало моим любимым занятием…
К концу 1932 г. отцу стало совсем плохо… 28 декабря 1932 года отец скончался. Ему не было еще и 36 лет. Незадолго  до кончины отца сгорело… здание школы. Учащиеся разъехались по домам. Мать осталась без работы. На ее руках были я и моя бабушка. Мать решила перебираться в Князевку…
Не представляю, как сумела мать достать две подводы (свет не без добрых людей). На санях разместилась вся наша семья, гроб с телом отца и нехитрый скарб – несколько узлов, сундучок и швейная ручная машинка…».
Школа – семилетка. Князевка
«Князевка по сравнению с Варыпаево – большое село. В ней сохранилась переоборудованная под какой-то склад церковь, есть школа-семилетка и даже «клуб» – продуваемый всеми ветрами сарай, в котором иногда показывали привозное кино…
Я был принят сразу в третий класс и быстро сравнялся с теми, кто учился с первого. Учеба давалась мне легко… В общем, вспоминаю я годы учебы в семилетке по-доброму, хотя жили мы трудно.
Для проживания матери предоставили кем-то заброшенную избу, сарая не было, за водой ходили к близлежащему колодцу…
Каких-либо достопримечательностей в Князевке не существовало, за исключением того, что на окраине располагались остатки парка, в котором когда-то стоял сгоревший в годы революции и войны особняк княгини Голицыной… В отличие от Варыпаево природа была довольно бедной. В овраге протекала речушка, которая летом почти полностью пересыхала…
Так прошли четыре года моей учебы в семилетке. Восьмого класса в Князевке не было. Снова надо было сниматься с места… И вот летним утром в июле 1938 г. полуторка, взятая в местной МТС, увозит нас к новой для меня жизни…».
Средняя школа. Пачелма
«Примерно в 600 км от Москвы, в Пензенской области находится Пачелма – районный центр и железнодорожная станция… В Пачелме есть средняя школа, что позволяет решить главную проблему – продолжить мое образование… поскольку моя мать не может немедленно уехать из Князевки, меня определяют «на постой» к родственникам отца… На следующий год перебралась в Пачелму и мать… мы получили домик, еще пригодный для жилья, но брошенный хозяевами…
Школа, в восьмой класс которой я поступил, называлась железнодорожной… Мне трудно судить  о том, насколько хороша была школа, в которой я учился, но я знаю, что большинство ее выпускников успешно поступали в ВУЗы.
До сих пор остаются самые приятные воспоминания о моих педагогах – учительнице физики и руководителе класса, в котором я учился, А. В. Ковалевой, и моем учителе математики И. С. Ермичеве. Математика и физика были моими любимыми предметами…».
Москва. Академия
«Школу я окончил с отличными оценками. И хотя медалистов тогда не было, мой аттестат давал мне право поступать в любой ВУЗ без экзаменов… Когда возник вопрос о выборе ВУЗа, сомнений у меня не было – он должен быть техническим.
volkov

В соответствии с этим поступил на артиллерийский факультет Московского механико-машиностроительного института им. Н. Э. Баумана – одного из лучших учебных заведений этого профиля… Но весной 1942 г. был призван в армию. Полгода был курсантом военных училищ – сначала пехотного, затем артиллерийско-технического…
Осенью 1942 г. стал слушателем факультета вооружения Артиллерийской Академии им. Ф. Э. Дзержинского… Окончил академию весной 1946 г….
Как сложилась моя судьба после получения высшего образования? Вот перечень должностей, которые мне довелось занимать:
1946-1950 гг. – начальник отдела испытаний ЖРД, академия им. Ф. Э. Дзержинского.
1950-1951 гг. – Адъюнкт кафедры ракетного вооружения, академия.
1951-1958 гг. – преподаватель, старший преподаватель, заместитель начальника кафедры реактивного вооружения.    
1958-1968 гг. – начальник кафедры ракетных двигателей на твердом, жидком топливе и ядерном горючем (академия).    
1968-1970 гг. – заместитель начальника 4 НИИ МО (НИИ РВСН) по научной работе.
1970-1982 гг. – начальник 4 НИИ МО.
1973-1982 гг. – председатель государственных комиссий по испытаниям комплексов РВСН с МБР.
С 1983 г. – профессор кафедры стратегических ракет академии РВСН им. Петра Великого».
Подводя итоги
«… Оценивая прожитое, я могу с полной убежденностью сказать, что хотя в моей жизни, как и каждого человека, были трудности и несчастья, все же хорошего в ней было больше, чем плохого. Из всех многих сторон бытия современного человека, наиболее важными являются деятельность… и личная жизнь.
Сначала о личной жизни. У меня была мать, с которой я вырос. Она скончалась уже давно, и теперь я могу поблагодарить ее за любовь только одним – посвятить ей эту мою книгу…
Повезло мне и с работой. Ровно 60 лет назад (сейчас февраль 2006) я стал ракетчиком и начал заниматься вопросами, относящимися к стратегическим вооружениям… Мною был пройден путь от инженера до действительного члена академии космонавтики, от капитана до генерал-лейтенанта…
Если бы мне начинать жизнь сначала, я хотел бы, чтобы она была такой же, как прожитая».

Прочитано 1703 раз

Поиск по сайту

Реклама