Очень важная персона–XIII

A A A

По результатам исследования Института региональной политики «Тридцать самых влиятельных людей Пензы и Пензенской области», 16-20 декабря 2018 г.

Исследование по выявлению тридцатки самых влиятельных фигур региона было обосновано тем, что через полтора года с небольшим в Пензе состоятся выборы губернатора. И в этой связи целесообразно заранее, скорее даже своевременно, понять расстановку сил внутри региональной элиты.
Понять, какие политико-финансовые группы (в просторечии – кланы) занимают наиболее крепкие позиции.
per beloz

Иван Белозерцев. Фото Андрея Малышкина


 Ведь в тридцатке, что выявлена по результатам исследования 16-20 декабря 2018 г., очень мало персон,  которые не входили бы, прямо или косвенно, в ту или иную политико-финансовую группу. И если в предшествующих анализах результатов подобных опросов ИРП речь о фигурах, образующих ПФГ, шла редко, то сегодня пришло время обозначить хотя бы некоторые пристрастия и принадлежности. 

Напоминаю, что исследование ИРП «ТОП-30 влияния» проходит по очень простой методике. Каждый эксперт, давший согласие на участие, составляет свой собственный список лиц, которых он на данный момент видит в роли влиятельного персонажа. И соответственно нему, согласно частоте упоминаний имени фигуры влияния, формируется рейтинг или индекс признания.
То есть если губернатора Белозерцева назвали или упомянули в качестве влиятельного лица 32 эксперта из 32, то у него индекс признания равен 1 (единице). А если старшего сына губернатора, Александра Белозерцева, записали в число влиятельных людей 6 экспертов из 32, то у него индекс равен 0,19 (число 6 делится на число 32).
Кроме того, каждый эксперт, согласно своему пониманию, ставит балл (от 1 – минимальное влияние, до 10 – максимальное), которым он оценивает влияние или возможности влияния фигуры. И затем по среднему баллу выстраивается рейтинг влияния.
Впервые рейтинговое исследование самых влиятельных персон региона было проведено под маркой редакции журнала «Земство» осенью 1996 г.: за полтора года до знаменитых выборов апреля 1998 г., на которых Бочкарев одержал убедительную победу над своими главными соперниками Анатолием Ковлягиным и Александром Калашниковым.
* * *
Прежде чем оценивать собственно результаты нынешнего исследования, отмечу те тенденции или линии в политическом пространстве, что знаменовали последний год.
Это прежде всего кампания по выборам президента России, которая в Пензе прошла успешно для губернатора Белозерцева и его команды.
Но вместе с тем это и рост протестных настроений и акций как результат пенсионной реформы и ухудшения жизненного уровня жителей области.
На этом фоне стало очевидным, что управленческая команда губернатора с трудом справляется с вызовами, которые ставят перед нею, по сути, небольшие группы протестующих.
Однако больших изменений в рейтинге самых влиятельных это не произвело.
Выбыли из рейтинга те фигуры, что утратили свои должности, а с ними и влияние.
Это вице-губернатор Валерий Савин, в отношении которого было возбуждено уголовное дело по совершенно пустяковому поводу, но которого, несмотря на уголовное преследование, губернатор Белозерцев удостоил почетной грамоты в связи с 55-летием.
Это начальник Управления МВД РФ Юрий Рузляев, которого уволили в связи с расследованием злоупотреблений (то ли его, то ли совершенных его подчиненными, но с его согласия) должностными полномочиями при ремонте и обустройстве нового здания для управления на ул. Пушкина.
Это руководитель Следственного управления СКР Олег Трошин, ушедший благополучно на пенсию. Несмотря на то, что начальнику ведомства Бастрыкину было известно о злоупотреблениях во вверенном Трошину управлении.
Высокопоставленные покровители вывели Рузляева и Трошина из-под удара, хотя, как полагают многие читатели «Улицы Московской», их прегрешения должностными полномочиями были куда значительнее, нежели те, что приписывают Валерию Савину.
* * *
Наиболее существенные изменения произошли в рейтинге влияния. Прежде всего бросается в глаза, что средний балл у большинства участников рейтинга понизился.
Даже губернатор Белозерцев, успешно проведший президентские выборы, осваивающий федеральные программы по дорогам и комфортной среде, и тот потерял в глазах экспертов. Оценка его влияния, сравнительно с октябрем 2017 г., понизилась с 8,74 балла до 8,3 баллов.
Обычно губернатор наращивает влияние или сохраняет его, а тут нетипичный случай, который говорит о том, что губернатор недорабатывает. Или же недорабатывает его команда. И результаты других фигур влияния, что вошли в первую десятку, подтверждают эту версию. Лариса Рябихина, вице-премьер, руководитель аппарата правительства и просто серый кардинал, со 2 места в рейтинге влияния (7,1 балла) в октябре 2017 г. опустилась на 5 место с 6,6 баллами.
per ryabihina

Лариса Рябихина. Фото Екатерины Куприяновой


Ее опередили сенатор Олег Мельниченко и начальник Управления ФСБ Сергей Сизов. Они разделили 2-3 место, имея в зачете по 7 баллов. Если проводить параллели с исследованием осени 1996 г., когда на 1 месте был тогдашний глава области Анатолий Ковлягин, а 2-3 место разделили мэр Пензы Калашников и глава Железнодорожного района Бочкарев, и посмотреть на результаты выборов главы области апреля 1998 г., напрашивается версия о том, что та фигура, что занимает или делит 2-3 место, может оказаться нашим новым губернатором в 2020 г.


 Рейтинг признания

Место Ф.И.О. Должность Индекс признания 2018 г. Индекс признания 2017 г.
1 Белозерцев Иван губернатор Пензенской области 1,00 1,00
2-3 Кувайцев Виктор глава Администрации г. Пензы 0,91 1,00
2-3 Рябихина Лариса

руководитель аппарата губернатора 
и правительства области

 0,91 0,79
4 Ибрагимов Рафик

владелец и генеральный директор холдинга «Термодом»

0,88  0,74
5 Лидин Валерий председатель Законодательного Собрания 0,84 0,92
6-7 Гуляков Александр ректор ПГУ  0,81  0,74
6-7 Супиков Вадим генеральный директор ГУП «Агропромышленная   корпорация Пензенской области»  0,81  0,82
8 Чернов Роман управляющий  директор ООО «ТНС энерго Пенза»  0,78  0,44
9-10 Лисовол Сергей предприниматель  и депутат Пензенской городской Думы  0,75  0,36
9-10 Хайров Рашид генеральный директор УК «Дамате»  и совладелец ГК «Дамате»  0,75  0,36
11-14 Канцерова Наталья прокурор Пензенской области  0,72  0,74
11-14 Мельниченко Олег член Совета Федерации от Пензенской области  0,72  0,74
11-14 Симонов Николай председатель Правительства Пензенской области  0,72  0,79
11-14 Трохин Василий заместитель председателя Правительства Пензенской области  0,72   0,56
15 Боринштейн Вадим владелец и руководитель строительной группы «Мегастрой», генеральный директор МУП «Пензгорстройзаказчик», депутат Законодательного Собрания   0,69  0,62
16-17 Лаврентьев Дмитрий владелец торговой сети «Караван»  0,66  0,38
16-17 Тактаров Николай председатель Пензенской городской Думы  0,66  0,21
18 Сизов Сергей начальник Управления ФСБ РФ по Пензенской области  0,63  0,51
19-20 Есяков Сергей депутат Государственной Думы РФ  0,59  0,44
19-20 Жулябин Сергей предприниматель  0,59  0,54
21-22 Беспалов Валерий заместитель председателя Правительства Пензенской области 0,56   0,49 
21-22 Мануйлов Валентин главный редактор газеты «Улица Московская»   0,56  0,56
23 Камнев Георгий первый секретарь Пензенского ОК КПРФ и депутат Законодательного Собрания  0,53  0,33
24 Дралин Михаил председатель Правления ПАО «Банк «Кузнецкий» и депутат Законодательного Собрания  0,50  0,38
25 Егоров Сергей заместитель председателя Законодательного Собрания  0,47  0,69
26 Кочетков Олег генеральный директор ООО «СтанкоМашСтрой» и депутат Законодательного Собрания  0,47   0,36
27 Акчурин Ильдар предприниматель и депутат Законодательного Собрания  0,44  0,46
28 Щёткин Сергей начальник УМВД РФ по Пензенской области 0,41   -
29 Подобед Владимир председатель Пензенской торгово-промышленной палаты  0,38  0,31
30-31 Волков Константин  предприниматель  0,34  0,31
30-31 Ягов Олег заместитель председателя Правительства Пензенской области  0,34  0,23

Впрочем, не хочется никого пугать. Сенатор Мельниченко и генерал Сизов не те люди, чтобы играть в монстров. Они такие же обычные люди, просто по роду их деятельности им приходится быть жесткими. 

Но губернатор должен быть гибким. И если кому из них доведется стать пензенским губернатором, то соответственно придется осваивать новые роли.
Вслед за Рябихиной утратили свои позиции в первой десятке влиятельных лиц председатель Законодательного Собрания Валерий Лидин и мэр г. Пензы Виктор Кувайцев.
per lidin

Валерий Лидин. Фото Андрея Малышкина


 В сравнении с октябрем 2017 г., когда у Лидина было 6,94 балла и он занимал 3 место (после Белозерцева и Рябихиной), сегодня его влияние оценено в 6,1 балла и он занимает 8 место.

Виктор Кувайцев имел в октябре 2017 г. 6,46 балла и занимал 8 место. По результатам нынешнего исследования, он имеет только 5,7 балла и опустился на 10-12 место (делит вместе с депутатом Государственной Думы Сергеем Есяковым и новым начальником УМВД Сергеем Щёткиным).
При этом в рейтинге признания Кувайцев делит 2-3 место с Ларисой Рябихиной. Существенная разница между высоким местом, что фигура влияния занимает в рейтинге признания, и более низким местом в рейтинге влияния говорит о том, что фигура не использует ресурсы и полномочия своей должности.
Другими словами, просто не работает. О том, что Виктор Кувайцев перестал работать в пределах ожиданий элиты, за последний год было немало сказано в кулуарах.
Представители бизнеса и чиновничества неоднократно проговаривали мне слова, что, дескать, при Чернове и даже при Пашкове было понятнее, как работать, за что похвалят и за что отчитают, но при этом помогут. А кроме того, оба бывших мэра ценили свои кадры, не отдавали их на избиение или съедение.
Кувайцев же, судя по кадровым перестановкам текущего года, не сильно озабочен сохранением своей команды.
Впрочем, возможно, что он просто играет по тем правилам, что ему предписал губернатор Белозерцев.
Белозерцеву для поддержания своего имиджа нужна фигура для битья. И на эту роль он отрядил Кувайцева. Наверное, Белозерцев знает за Кувайцевым какие-то грехи, за которые может держать Кувайцева в узде.
Практика, отработанная еще Бочкаревым. Тот собирал компромат на своих соратников, но не добивался их увольнения, а просто предъявлял и просил исполнить ту или иную просьбу.
По конфиденциальной информации «УМ», таким образом Бочкарев поступил в отношении Кашлевского, брата прокурора области. Он собрал при помощи своих людей в органах негативную информацию о нарушениях и злоупотреблениях в финансово-хозяйственной деятельности санатория «Березовая роща», который Кашлевский многие годы возглавлял. И дал эту информацию для знакомства Наталье Канцеровой, которая в тот момент была заместителем прокурора области и состояла с Кашлевским в родственных отношениях.
И пришлось ей выполнять просьбу Бочкарева – знакомить с информацией своего родственника и рекомендовать ему написать заявление об уходе с должности.
В рейтинге влияния Института региональной политики декабря 2018 г. Наталья Канцерова занимает 4 место (в октябре 2017 г. – 9 место), имея в зачете 6,7 балла (год назад было 6,21 балла).
Поскольку в рейтинге признания она делит 11-14 места с сенатором Мельниченко, премьером Симоновым и вице-премьером Трохиным, можно утверждать, что полномочия своей прокурорской должности Наталья Канцерова отрабатывает для публичной сферы эффективно. Эксперты видят в ней сильную фигуру, от решения которой зависят судьбы непростых людей.
Новыми людьми в первой десятке стали премьер Николай Симонов и предприниматель Рафик Ибрагимов.
per simonov

Николай Симонов. Фото Андрея Малышкина


 В октябре 2017 г. эксперты оценили влияние Симонова на 6,06 балла, а в декабре 2018 г. – на 6,3. Соответственно он поднялся с 14 места до 6-7 (делит вместе с Дмитрием Лаврентьевым). 

Владелец строительного холдинга «Термодом» и строитель города Спутника Рафик Ибрагимов как фигура влияния имел в октябре 2017 г. 6,14 балла, а в декабре 2018 г. – 6 баллов. Но при этом вышел с 12 место на девятое.
per ibragimov

Рафик Ибрагимов. Фото Екатерины Куприяновой


 Единственный персонаж, который сохранил  свою позицию в первой десятке, – предприниматель Дмитрий Лаврентьев. Оценка его влияния экспертами чуть понизилась (была 6,53 балла, стала 6,3 балла), но свое 6 место он сохранил.


 Рейтинг влияния

место   Ф.И.О количество оценок сумма баллов средний балл 2018 г. средний балл 2017 г.
1 Белозерцев И. 32 267 8,3 8,74
2-3 Мельниченко О. 23 162 7,0 6,66
2-3 Сизов С. 20 140 7,0 6,75
 4 Канцерова Н. 23 155 6,7 6,21
 5 Рябихина Л. 29 191 6,6 7,10
 6-7 Симонов Н. 23 145 6,3  6,06
 6-7 Лаврентьев Д. 21 132  6,3  6,53 
 8 Лидин В. 27 164  6,1 6,94 
 9 Ибрагимов Р. 28  169  6,0  6,14 
10-12 Кувайцев В. 29 166  5,7  6,46 
10-12 Есяков С. 19 109 5,7 6,18
10-12 Щёткин С. 13  74 5,7   -
 13 Дралин М. 16  89  5,6  5,00 
14-15 Хайров Р. 24 133  5,5  4,86 
14-15 Боринштейн В.  22  120 5,5  6,04 
16 Жулябин С. 19 103 5,4  5,14 
17-18  Лисовол С.  24 128 5,3  5,71 
17-18  Трохин В.  23 123  5,3  5,36 
19-20  Супиков В.  26  134  5,2  6,19 
19-20  Чернов Р.  25 131  5,2  4,94 
21-23  Гуляков А.  26  132  5,1  5,52 
21-23  Мануйлов В.  18  91  5,1  5,73 
21-23  Кочетков О.  15  77  5,1  4,50 
24 Волков К.  11  55  5,0  4,42 
25  Шаповал О.  39  4,9  6,00 
26 Подобед В. 12  58  4,8  4,83 
27-28  Беспалов В.  18  83  4,6  4,84 
27-28  Акчурин И.  14  65  4,6  4,89 
29 Ягов О.  11  48  4,4  4,56 
30-31  Егоров С.  15  65  4,3  4,81 
30-31  Фомин О.  10  43  4,3  5,00 

* * *

А теперь перейдем к главному. Какие все-таки политико-финансовые группы можно обнаружить за теми фигурами, что входят в рейтинг самых влиятельных в текущем периоде.Прежде всего надо сказать, что четко или явно оформленных групп мало. И ни одна из них, даже та, что можно назвать политико-финансовой группой губернатора Белозерцева, публично себя в таком качестве не позиционирует. Рискованно это по меркам провинциальной Пензы. Хотя предпосылки к выходу в публичную сферу есть. И об этом можно говорить по тому, как отдельные предприниматели создают или формируют свои медиа-ресурсы.

Правильнее говорить о том, что наблюдаются первые признаки или предпосылки формирования в Пензе современных ПФГ. Не кланов, для которых характерно стремление уйти в тень и делать политику в борьбе под ковром, а именно политико-финансовых групп.
В моем понимании, ПФГ сегодня – это конгломерат бизнес-групп (каждая со своим хозяином или лидером), объединенных общностью политических целей, главная из которых – лоббирование своего бизнеса, но также и формирование приемлемого предпринимательского климата, создание благоприятной или комфортной жизненной среды для людей, работающих на прибыли или просто на благо этих бизнес-групп.
Наличие в регионе сформированных и оформленных ПФГ – благо для региона. Лидеры таких ПФГ могут выступать оппонентами власти, добиваться от губернатора решений в интересах широкого круга предпринимателей.
Если губернатор опасается ПФГ в регионе, то это говорит о его слабости, о неспособности быть конкурентным на поле переговоров с капитанами бизнеса.
Итак, первая ПФГ, как я понимаю, принадлежит все-таки самому губернатору. И дело тут вовсе не в доле его в том или ином бизнесе (это вопрос щепетильный), а в том, как, на каких условиях губернатор взаимодействует с хозяевами и лидерами региональных бизнес-групп.
По большому счету Иван Белозерцев, как и ранее Василий Бочкарев, может считать, что весь бизнес, что работает на территории вверенного ему региона, входит в состав его политико-финансовой группы. И отчасти будет прав.
Потому как никто не рискнет отказывать губернатору, если губернатор просит. И тем более мало кто откажется участвовать в осуществлении проекта, что предлагает губернатор. С хорошей доходностью, конечно.
Но, в отличие от губернатора Бочкарева, губернатор Белозерцев не может похвастать тем, что в его ПФГ входят руководители силовых структур.
ПФГ губернатора Белозерцева – это группа, что стоит над всеми другими группами и вбирает их в себя. Пока вбирает. Пока достаточно ресурсов, чтобы распределять их по тендерам и конкурсам.
И у этой ПФГ под контролем не только предприятия областной собственности и областной бюджет. По сути, ПФГ губернатора имеет возможность через аффилированных лиц влиять на распределение средств также и городского бюджета, муниципальных бюджетов районов области.
Среди персонажей, которые обеспечивают деятельность ПФГ губернатора Белозерцева, можно выделить два рода фигур.
Первая группа – это сравнительно публичные люди, которые по роду их деятельности, в силу исполнения должностных обязанностей, вынуждены присутствовать в информационном пространстве и обеспечивать имидж правительства и губернатора.
Это вице-премьер Валерий Беспалов: в рейтинге признания делит 21-22 место с Валентином Мануйловым, в рейтинге влияния делит 27-28 место с Ильдаром Акчуриным.
Разница мест в рейтингах говорит не в пользу Валерия Беспалова. Он явно не отрабатывает в полной мере ресурс своей должности и своей репутации топ-менеджера ПФГ губернатора. Тем более он курирует вопросы, от которых зависит развитие региона.
per besp

Валерий Беспалов. Фото Андрея Малышкина 


Это вице-премьер Василий Трохин: в рейтинге признания он делит 11-14 место с такими фигурами, как Наталья Канцерова, Олег Мельниченко и Николай Симонов, а в рейтинге влияния делит 17-18 место с Сергеем Лисоволом. 

 Разница мест в рейтингах не столь существенная, как у Беспалова, но тоже не в пользу Василия Трохина. Как и Беспалов, Трохин недорабатывает. 

Наверное, штаб группы «Пензенская хунта» в Телеграм канале прав, когда пишет, что бесстрашный Трохин, который в Афгане «пороху понюхал так, что остальным и не снилось», жить без приказа не умеет. Но при этом выполняет приказы, «не оглядываясь, не просчитывая возможные риски».
«Умение договариваться и выстраивать баланс с оппонентами – это не сильная сторона Трохина», – резюмирует штаб хунты.
То есть недоработки Трохина в должности вице-премьера, курирующего внутреннюю политику, это вопросы не количества проведенных мероприятий, а качества работы по налаживанию жизни гражданского общества. Это не бой с врагами, а партнерство с людьми, которые видят жизнь через иные очки, или с другого пня.
Это вице-премьер Олег Ягов: в рейтинге признания он делит 30-31 место с Константином Волковым, в рейтинге влияния  у него 29 место. Все ровно, нормально отрабатывает ресурс должности и личную репутацию интеллектуала, с которой пришел в правительство из университета.
Вторая группа – это малопубличные персоны, которым не приходится играть роли источников информации, они нужны губернатору для того, чтобы делать дела, то есть распределять финансовые ресурсы в интересах правильных людей и предприятий.
Это министр строительства Александр Гришаев и министр здравоохранения Владимир Стрючков. Оба они в рейтинге признания входят в группу лиц – Александр Белозерцев (старший сын губернатора), Василий Вдонин (холдинг «Маяк»), Дмитрий Каденков (ГФИ), Леонид Левин (депутат ГД), – что делит 37-44 место.
per struchkov

Владимир Стрючков. Фото Андрея Малышкина


В рейтинге влияния у Стрючкова скромные 4,3 балла, но это уже уровень 30-31 места, которые занимают Сергей Егоров и Олег Фомин. А у Гришаева в рейтинге влияния 5,3 балла. И если бы он набрал у экспертов достаточное количество упоминаний и вошел в тридцатку рейтинга признания, то с 5,3 баллами встал бы в рейтинге влияния вровень с Лисоволом и Трохиным (17-18 место). То есть, по сути, эксперты явно недооценивают работу Александра Гришаева и Владимира Стрючкова на их министерских должностях в интересах ПФГ губернатора Белозерцева.

 

per grishaev

Александр Гришаев. Фото Екатерины Куприяновой

 * * *

Другие ПФГ можно определять по их лидерам. И самые крупные или значимые образовались в последние годы внутри бизнеса, работающего на региональном рынке. 

Это прежде всего застройщики (по-старому – строители, по-современному – девелоперы).  Но также и бизнес, выросший на коммерции, эксплуатации транспорта и предоставлении услуг.
Политико-финансовая группа Рафика Ибрагимова (своих депутатов в городской Думе и Законодательном Собрании нет).
ПФГ Александра Кислянского (его нет в рейтинге, хотя отдельные эксперты его упоминали) и Сергея Лисовола (депутат Пензенской городской Думы, 9-10 место в рейтинге признания, 17-18 место в рейтинге влияния).
ПФГ Ильдара Акчурина, депутата Законодательного Собрания, 27 место в рейтинге признания (в октябре 2017 г. было 22-23), 27-28 место в рейтинге влияния (было 25 место).
ПФГ Дмитрия Лаврентьева, имеет своих депутатов в Пензенской городской Думе и Законодательном Собрании, имеет свой медиа-ресурс – сайт Столица-58.
ПФГ Олега Фомина, сам он уже не депутат, но брат его Андрей Фомин все еще депутат Пензенской городской Думы, имеет свой собственный медиа-ресурс – сайт Пенза-взгляд.
ПФГ Сергея Есякова (депутат Государственной Думы, в рейтинге признания 19-20 место, в рейтинге влияния 10-12 место) и Вадима Боринштейна (депутат Законодательного Собрания, под его контролем две крупных строительных структуры – МУП «Пензгорстройзаказчик» и холдинг «Мегастрой», в рейтинге признания занимает 15 место, в рейтинге влияния – 14-15 место).
Впрочем, допускаю, что «УМ» пока не владеет всей полнотой информации в части того, что происходит внутри этой ПФГ. По версии группы «Пенза, новости и слухи» в Телеграмм канале, между Сергеем Есяковым и Вадимом Боринштейном произошел якобы развод и размен активов, или «цивилизованное разделение интересов».
Другие крупные и значимые по масштабам своего бизнеса фигуры влияния – Сергей Жулябин, Рашид Хайров, Олег Шаповал, Константин Волков, Олег Кочетков, Михаил Дралин – стараются максимально дистанцироваться от публичной политики, хотя Кочетков и Дралин являются депутатами Законодательного Собрания и им приходится играть по правилам, установленным для членов ПФГ губернатора.
Отдельно стоят фигуры Александра Гулякова и Романа Чернова.
Долгое время Александра Гулякова противопоставляли Ивану Белозерцеву, в том числе в формате альтернативной истории. Типа, что было бы с Пензенской областью или в области, если бы в мае 2015 г. преемником Бочкарева определили в Администрации Президента Александра Гулякова.
Полагаю, что и сегодня в публичном пространстве имя Александра Гулякова по-прежнему котируется. В рейтинге признания он разделил 6-7 с Вадимом Супиковым, которого еще весной 2010 г. молва записала в список возможных конкурентов или преемников Василия Бочкарева.
Но вот в рейтинге влияния Александр Гуляков (5,1 балла) занимает более низкую позицию. Он делит 21-23 места с Валентином Мануйловым и Олегом Кочетковым.
per chernov

Роман Чернов. Фото Александра Назарова


Роман Чернов в рейтинге влияния тоже занимает невысокую позицию: у него 5,2 балла, и он делит 19-20 место с Вадимом Супиковым. В октябре 2017 г. у Чернова было 4,94 балла и 24 место. Но вот в рейтинге признания он находится на 8 месте (после Гулякова и Супикова). И это обстоятельство, если учесть, что сила влияния Романа Чернова состоит вовсе не в его должности регионального директора федеральной компании, а в его имени, в его репутации, которую он заработал в команде Бочкарева, это обстоятельство говорит в пользу Чернова как кандидата на пост мэра или даже губернатора. 

Если к тому же изменится тренд в отношении федерального центра к провинции. И на первый план выйдут вновь фигуры, способные к инициативе и самостоятельности, к тому, чтобы отстаивать интересы своего региона.
И кстати, по моим ощущениям, местная элита сильно ждет именно такую фигуру в качестве лидера. Думаю, как только симпатии кураторов нашей области или «решал» в Администрации Президента определятся именно в отношении того, что следующим губернатором будет не Белозерцев, и эта информация дойдет до элиты, элита тут же всколыхнется и будет искать фигуру преемника. И 80% даю за то, что ставку элита сделает на фигуру Романа Чернова.
В активе Романа Чернова его репутация сильного менеджера, умеющего принимать решения и брать на себя ответственность. Конечно, он ее заработал, когда в Пензе было много денег, к тому же под крылом сильного губернатора.
Но он ее и не растратил. Хотя время работает против него. И если он еще пару лет засидится вне поля политики и публичного пространства, о нем будут вспоминать, но к этому времени подрастут новые ребята с амбициями. И это будет другое время и другие песни о главном.


В тему
Выражаю благодарность экспертам, согласившимся потратить время и составить свои списки фигур влияния. Особенно, если учесть, что наблюдается период неопределенности в положении нашей элиты.
Элитные группы, сформировавшиеся еще до Бочкарева и при Бочкареве, продолжают доминировать в экономике и политике. А группы, связанные теперь более с новым губернатором, пока не преуспели настолько, чтобы достичь доминирования. При этом они стараются придерживаться традиционной линии – сидеть тихо и ждать, пока проплывет мимо труп врага.
Но новые веяния в информационном пространстве, именно тиражирование групп в Телеграмм канале, создают совершенно новую ситуацию, когда вряд ли удастся отсидеться или отлежаться в тени.
Только за две последних недели группы Телеграм канала – «Пенза, новости и слухи», «Желтый дом» и «Пензенская хунта» –предали огласке конфликты или проблемные ситуации, связанные с именами Василия Трохина, Ивана Краснова, Федора Тощева, Вадима Боринштейна, Игоря Борисова, Романа Чернова.
Надо сказать, что источник якобы слухов и комментариев к этим слухам демонстрирует исключительную осведомленность, что позволяет предположить, что в этой нише работают исключительно компетентные люди. Пишет, судя по стилю, во все группы один автор, но информацию он получает из разных источников.
* * *
Эксперты нынешнего исследования «ТОП-30 влияния» впервые, наряду со списками, прислали свои комментарии. Они говорят о том, как эксперты видят положение дел в элите сегодня.
Привожу ниже ряд комментариев без указания авторства.
«На данный момент очень трудно оценить степень влияния персон, поскольку формальный статус перестал отражать реальную силу. Совершенно не знаю «силовиков», чиновники измельчали, оппозиция слаба, бизнесмены спрятались в болоте. Реально очень трудно в этом году набрать претендентов.
Я выбрал два критерия – может бороться за пост губернатора и может влиять в общем на настроения людей».
* * *
«Мне трудно было отыскать целых 30 влиятельных  человек, максимум 17. Потом стала листать сайты пресс-служб и телефонный справочник. И все равно 30 не набралось. Либо я меньше стала ходить во власть, либо из власти ушли влиятельные.
По степени абсолютного авторитета в регионе стопроцентного десятибальника я тоже не обнаружила.
Поскольку региональный лидер у нас такой, какой есть, у него всего 8 баллов (и то за счет должности), все остальные получили в моем рейтинге еще меньше. Поэтому общая сумма баллов тоже измельчала».
* * *
«Мне кажется, что растёт латентное сопротивление. Народ инстинктивно сопротивляется решениям власти. Некоторые даже не осознают этого».
* * *
«Очень напряженно было составлять рейтинг, поскольку на слуху нет ни одного силовика, что очень странно, даже для меня, как для журналиста.
За последний год не знаю ни одного влиятельного заместителя мэра, хотя при Чернове вся команда была на слуху, начиная от Макарова и заканчивая Завьялкиной.
Странно, что нет ни одного представителя медиаресурсов. Но я так понимаю, что выкосили все СМИ работой и политикой пресс-центра губернатора и департамента СМИ, хотя в прежние годы смелые и независимые представители медиагрупп входили и в рейтинг влияния, и в органы местного самоуправления.
Налицо слабость власти и засилие независимых предпринимателей или холдингов, которые пытаются делить ускользающие сферы влияния в регионе и рычаги управления. Для меня список отличается тем, что в нем нет ярких и
сильных фигур, заметных на уровне федеральном, но даже Кабельский с его опытом федерального
управления остался за чертой рейтинга».
* * *
«В России всегда власть главней денег. Но, учитывая, что федералы поддерживают губернатора  в основном морально, битва за ресурсы  идет между  финансовыми группами, среди которых сегодня лидирует группа Есякова-Чернова-Семенова».
* * *
Один из возможных экспертов, руководитель Фонда «Гражданский Союз» Олег Шарипков, выразил свое отношение к запросу на исследование (отказавшись, естественно) следующими словами: «Вместо тридцатки у меня только комментарий.
Я понял, что совсем перестал ориентироваться в местном курятнике. Вот эти все люди, которые по идее должны быть влиятельными, кажутся мне картонными декорациями, дешевыми тупыми клоунами в разъездном шапито.
Какая политика? Какое влияние? Самый влиятельный тот, у кого нет моральных ограничений, и кто может нанять криминал или полицию для того, чтобы решить свои вопросы.
Мне все эти персонажи неинтересны. У меня своя вселенная».
* * *
Несмотря на такое скептическое отношение к возможностям определить действительно влиятельных персон, 12 экспертов продемонстрировали очень высокую точность в своих списках.
Список профессора Вячеслава Власова (его рейтинг влияния) совпал с итоговым на 83,9%.
Списки Валерия Алмаметова (топ-менеджера) и Виктора Ульянова (топ-менеджера, политтехнолога) совпали с итоговым на 77,4%.
Списки еще трех экспертов – Марины Тарасовой, Максима Шабурова и единственного анонимного эксперта – совпали с итоговым на 74,2%.
Списки Сергея Долженкова и Александра Кислова совпали на 71%.
Списки Эдуарда Кузнецова, Валерия Куликова, Татьяны Резеповой и Михаила Терёшина совпали на 67,7%.
Сравнение списков этих экспертов с остальными позволяет утверждать, что эксперты, не втянутые в политический процесс, сторонние наблюдатели, вернее оценивают действительно влиятельных людей.
Из списка экспертов, что принимали участие в исследовании октября 2017 г., в нынешнем приняли участие 20 человек. Двенадцать экспертов приняли участие в исследовании «Тридцать самых влиятельных» впервые.


Список экспертов
В. Алмаметов, Анонимный, Н. Антонова, П. Барабанщиков, А. Борисов, В. Власов, В. Долженко, С. Долженков, И. Исаков, А. Кислов, Э. Кузнецов, В. Куликов, А. Купрюшин, В. Кшуманев, В. Мануйлов, Е. Мануйлов, С. Москвитин, Д. Мурашов, Н. Наземнова, С. Падалкин, А. Пахомов, А. Пашков, Т. Резепова, Г. Романов, Н. Саванкова, С. Спичкин, М. Тарасова, М. Терёшин, В. Ульянов, И. Финогеев, М. Шабуров, А. Шуварин.

Прочитано 2504 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту