Врачебный стаж – 180 лет

A A A

Национальная премия «Репродуктивное завтра России» осенью 2017 г. вручалась шестой раз. Впервые приз – эксклюзивная бронзовая статуэтка, символизирующая личностный рост, – уехал в Пензенскую область. Лауреатом премии в номинации «Династия» стал врач Дмитрий Ирышков. Он четвертый представитель пензенской врачебной династии, общий стаж которой превышает 180 лет.
Дмитрий Ирышков – кандидат медицинских наук, доцент кафедры акушерства и гинекологии Пензенского института усовершенствования врачей – филиала ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования», врач высшей квалификационной категории ЦАК МЗ РФ по специальностям «акушерство и гинекология» и «ультразвуковая диагностика».
Сайт ПИУВ сообщает, что Дмитрий Ирышков впервые в Пензенской области внедрил несколько новых методов диагностики и лечения, опубликовал 68 научных работ, 10 учебных пособий и методических рекомендаций.
В 2016 г. он стал лауреатом премии в сфере медицинского и фармацевтического образования России «За лучшую практику учебно-методического сопровождения образовательных программ».

 

Национальная премия «Репродуктивное завтра России» – признание профессиональных заслуг врачей в области акушерства и гинекологии, женского здоровья. Премия вручается ежегодно с 2012 г. Ее учредил журнал «StatusPraesens. Гинекология, акушерство, бесплодный брак».
Главный редактор журнала – член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор Виктор Радзинский. Он же является председателем попечительского совета, определяющего лауреатов премии.
Из врачей-педиатров, неонатологов, акушеров-гинекологов и врачей смежных специальностей, а также организаторов здравоохранения со всей России выбирается по одному победителю в 9 номинациях.
Торжественная церемония награждения лауреатов традиционно проходит в рамках глобального информационного проекта «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии» – всероссий-ского семинара акушеров-гинекологов и специалистов-смежников в Сочи.
В сентябре 2017 г. в юбилейном 10-м общероссийском научно-практическом семинаре в Сочи участвовало более 3300 врачей из 17 стран и 369 городов.

iryshkov
– Дмитрий Сергеевич, кто был первым врачом в вашей семье?
– Начало врачебной династии положили бабушка, Валерия Ивановна Чекина, и дедушка, Тихон Павлович Соболев, выпускники Казанского медицинского университета 1937 г. Они познакомились студентами и поженились еще в университете.
После окончания университета дед, как военнообязанный, был распределен на Дальний Восток, военным врачом 423 гаубичного артиллерийского полка 2-й стрелковой дивизии.
С Дальнего Востока полк перекинули на запад. Дед воевал и в Польше, в Белостоке, и в Германии. Всю войну прошел. Награжден орденом Отечественной войны 2 степени, медалями.
Сразу после войны дедушка вернулся в Пензу. Перед ним стояла задача организовать клинико-диагностическую лабораторию в областной больнице.
Тихон Соболев заведовал лабораторией 30 лет, с 1946 г. по 1976 г. Он первый в Пензе в середине 1950-х гг. начал делать цитологические анализы пункций лимфатических узлов, спинного мозга,
различные миелограммы. Работал в областной больнице вплоть до 1987 г.
Его имя написано золотыми буквами на монументе врачам-ветеранам Великой Отечественной войны в областной больнице им. Н. Н. Бурденко вместе с такими величинами, которые в то время поднимали нашу медицину, как Михаил Елаев. Имя дедушки занесено и в Книгу памяти о наиболее выдающихся медиках Пензенской области, которую выпустили в 2017 г. 

iryshkov2

Тихон Соболев, военврач 3-го ранга, 1938 г.


 

– А бабушка?
– Бабушка, Валерия Ивановна Чекина-Соболева, была педиатром. Во время войны в областной больнице был эвакогоспиталь, она работала там врачом. Награждена медалями за участие в Великой Отечественной войне.
Потом заведовала детским отделением Пензенской областной больницы им. Н. Н. Бурденко. Когда в 1970-х гг. построили детскую больницу на ул. Бекешской, все детское отделение перешло туда, и бабушка в том числе. Она трудилась 45 лет.
И бабушка, и дедушка – ветераны труда, отличники здравоохранения, неоднократно награжденные почетными грамотами.


iryshkov4– Третьим врачом в династии стала ваша мама?
– Мама, Екатерина Тихоновна Ирышкова, пошла по стопам деда. Училась в Ленинграде. Начинала врачом-лаборантом в 1961 г., а потом 52 года заведовала клинико-диагностической лабораторией роддома № 1 на ул. Пушкина.
Внедрила очень много методов диагностики, в частности, определение резус-фактора у беременных. Она тоже ветеран труда и отличник здравоохранения. Мама ушла на заслуженный отдых только в июле 2015 г. А три месяца спустя умерла.


– Ваша профессия была предопределена?
– Дед меня благословил, можно сказать. И в 1981 г. я поехал поступать во 2-й Московский государственный медицинский институт им. Н. И. Пирогова. Прошел конкурс, поступил. Закончил его, затем интернатуру и клиническую ординатуру на базе того же института, а с 1989 г. по 1992 г. – очную аспирантуру на базе кафедры акушерства и гинекологии там же.
После окончания учёбы я вернулся в Пензу и с 1992 г. работаю в Пензенском институте усовершенствования врачей. Сейчас это филиал академии.


– Что повлияло на выбор вашей специализации – акушер-гинеколог?
– Мама всю жизнь проработала в родильном доме. В институте  сотрудники кафедры акушерства и гинекологии, мои первые учителя, профессора Грязнова Ирина Михайловна и Макаров Олег Васильевич, привили мне большой интерес к этой специальности. Это московские профессора мирового уровня. Я уже на 4-м курсе точно знал, кем стану. И абсолютно не жалею о выбранной специальности.

iryshkov3

Военный госпиталь в Пензе, 1941-1945 гг.


 

– Работа врача такая тяжелая, жертвенная. Случалось, что хотелось все бросить?
– Случалось, наверное, у каждого. Но, если после каждого ЧП опускать руки, смысла нет работать врачом. Надо перебороть себя, понять свои ошибки и идти дальше.


– Что для Вас важно в профессии врача?
– В первую очередь, профессионализм в сочетании с деонтологией, с умением найти общий контакт с пациентом. И с коллегами, конечно, тоже.
Профессионализм подразумевает постоянную учебу. Сейчас медицина очень быстро развивается, очень много нового появляется.
Если врач ограничен шорами, не знает, что происходит в мире, то рано или поздно он свой профессионализм теряет. Мы стремимся совершенствовать знания путем учебы, различных курсов.

iryshkov5

Чекина-Соболева В. И. на приеме. Областная больница им. Бурденко,1970 г.


 

– Вы занимаетесь лечебной работой, научной, педагогической. Что Вам больше нравится, где чувствуете большую отдачу?
– Больше всего эмоций приносит лечебная работа. Например, лечение бесплодия – это проблема не только конкретной семьи, но и общества в целом.
О «русских крестах» снова говорят (кривая смертности идет вверх, рождаемости – вниз). Соответственно, каждая беременность на вес золота. Семейная пара обращается к врачу, и ты помогаешь: обследуешь, ставишь диагноз, лечишь.
И когда все сделано правильно, когда эта семейная пара видит своего малыша сначала на экране монитора во время УЗИ, потом когда берет на руки ребенка после родов, это, наверное, самый лучший результат для врача акушера-гинеколога.
На втором месте, конечно, учебная работа. Отдать свои знания молодым, наверное, слишком пафосно звучит. Профессия педагога-врача в том, чтобы дать современную информацию, на основании клинических протоколов, которые продолжают разрабатываться и по многим разделам уже разработаны в России. Эти протоколы – настольная книга любого врача.
Доктор должен сделать то, что написано в протоколе. Он может, конечно, экспериментировать, применить другой метод лечения или диагностики, но основа всего – это клинический протокол.

iryshkov6

У постели родильницы. Казанский медицинский институт, 1935 г.


 

– Некоторые медики говорят, что заданный протоколом алгоритм стесняет врача, не оставляет возможности индивидуального подхода.
– Медицина вообще – это искусство, которое в какой-то мере вольно применить те или иные методы лечения. Искусство врача – понять, что беспокоит конкретного пациента и что для него будет лучшим для диагностики и лечения.
Стандартизация профессионализма – это хорошо. В большинстве случаев ты вылечишь пациента и не сделаешь ошибки, если сделаешь всё по клиническим протоколам.
Если эффекта от протокола нет, то собирается консилиум, который изменяет лечение, обследование, может быть, назначает операцию. В 80-90% случаев достаточно лечения по протоколу.


– Итак, для массовой медицины необходимы стандартные действия. Но для 10-20% случаев все же необходимы люди, которые владеют медициной как искусством. Будет ли способна нынешняя стандартизированная система воспитать таких врачей?
 – Зависит от того, как сам молодой специалист относится к своей специальности, и от того, с какими врачами он общается и работает. Немало уходит из медицины в фармацевтику, в медицинские представители. Потому что дневать и ночевать в больнице не все способны, а медицина требует жертв. Чтобы приобрести опыт, надо брать больше дежурств, задерживаться на работе, чтобы обсудить с коллегой редкий случай, почитать научную книгу.


– Много ли Вы встречаете среди обучающихся в ПИУВ молодых врачей, которые способны овладеть медициной как искусством?
– Достаточно. Рутина засасывает, конечно. Из ста человек 20-30 добьются многого в медицине.
Остальные будут работать стандартно.


– Смотрю на Ваш послужной список: после интернатуры – и ординатура, и аспирантура… 11 лет учебы. Через сколько лет после окончания медицинского вуза, на Ваш взгляд, врач способен работать самостоятельно?
– К сожалению, сейчас экономическая ситуация не позволяет долго учиться. Все платное, в основном. У молодого специалиста надежда только на маму и папу. А учиться, по большому счету, надо всю жизнь.
Если запустить в открытое плавание врача с коротким стажем, он будет делать основные врачебные действия, назначит стандартное лечение.
Но широта клинического мышления приходит со временем. Чаще всего не ранее, чем через 5-7 лет непрерывной работы по выбранной специальности. Стаж врача определяет многое. Год-два – это очень мало. Врач просто может не сталкиваться с нестандартными случаями. Другая, незнакомая ему патология – и он растеряется, наделает массу ошибок.
Если есть старший учитель, ошибок, как правило, не будет. Если врач работает в коллективе, где все горят желанием вылечить больного, он может гораздо быстрее научиться.
Потому что его будут за собой таскать, брать на операции, будут показывать: обрати внимание на это и на это. Он выучится, если желание работать не перегорит, и станет отличным врачом. Ведь не зря одним из символов врача является горящая свеча, как завещал нам Гиппократ: «Сгорая сам, свети другим всегда, за свет не требуя наград».


– По Вашим ощущениям, качество подготовки молодых врачей не стало хуже?
– В среднем общий уровень знаний стал несколько ниже, видимо, из-за ритма жизни. Видимо, слишком много информации, которая не усваивается врачами. Вроде бы услышал, но не откладывается в голове. Проходит время – и даже идеально прочитанная лекция забывается.
Врач должен регулярно возвращаться к знаниям, которые ему дали в институте, на курсах повышения, выездных циклах, конференциях, и применять их на практике.


– Вы говорили, как важно быть в курсе всего нового в медицине не только у нас, но и в мире. Значит, врачам надо читать специальную литературу на иностранных языках?
– В идеале – да, в оригинале. Сейчас есть онлайн-переводчики, есть много переводных статей, есть отечественные переводные издания.
К сожалению, приобретение книг, журналов упирается в их стоимость. Годовая подписка на один журнал может стоить 5-7 тыс. руб. В то же время есть библиотеки. Например, у нас шикарная библиотека в институте.
В Интернете есть доступные журналы. Есть не только семинары, но и вебинары. Включаешь дома компьютер и слушаешь выступление московского профессора или общаешься с иностранным светилой.  Сейчас учиться стало легче. Но для этого нужно желание, время и силы.


– Врачам не мешает, что современные пациенты часто сами ищут в Интернете способы лечения?
– Пациенты вольны сравнивать назначенное лечение с тем, что они прочитают в Интернете. У врача всегда есть шанс объяснить, почему он назначил не так, или согласиться поменять схему лечения, если назначенное ранее эффективности не приносит.


– Какие современные достижения мировой медицины остаются недоступными российским пациентам?
– Я бы сказал, пока не массово доступны. Например, неинвазивная методика анализа хромосомной патологии эмбриона. Некоторые коммерческие лаборатории у нас делают этот тест, но он стоит 20-30 тыс. руб. В скрининг пустить невозможно.
А любая женщина, встающая на учет по беременности в женскую консультацию, должна получить уверенность, что её ребенок здоров. Мы используем другие методики, которые не всегда дают 100% результат.
Технологические прорывы в медицине есть, например, эндоскопическая техника. Новая хирургическая тактика – использовать естественные отверстия в организме, не разрушая кожный покров, или оперировать через нестандартные доступы.
Мой хороший друг заведует хирургическим направлением в клинике в Дортмунде. Он рассказывает, как они делают операцию на щитовидной железе через подмышечную впадину. Никакого рубца на шее не остается.


– Акушера-гинеколога не могу не спросить об абортах.
– В мире существует масса контрацептивных средств и методов, как мужских, так и  женских. Аборт – это вопрос нравственности конкретного человека и его возможности  не доводить до этого.


– Ваше мнение о запрете бесплатных абортов?
– Наверное, на современном этапе развития общества и экономики нашей страны это не совсем правильно. Мы уже проходили через криминальные аборты. Половую жизнь мы никуда не денем – это физиология человека.
Я бы сделал акцент на контрацепции и доступности этой контрацепции. Если широко внедрять методы контрацепции, аборты сами по себе исчезнут. Когда их будут единицы, тогда и можно делать платными. Их по стране сотни тысяч в год, хотя число абортов постоянно снижается. От 2 млн в 1980-х г. до 800-700 тыс. в год по стране сегодня.
Аборт – это незапланированная беременность. Если знать, как предохраняться, речь будет идти только о желанных беременностях, только о родах, только о желанных детях. 


Фото из архива Дмитрия Ирышкова.

Прочитано 531 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту