Вход для пользователей

Между любовью и ненавистью: как менялись и к чему пришли отношения США и Турции

A A A

Специально для читателей "Улицы Московской" наш внештатный автор Андрей Шенин рассказывает о перипитиях в отношениях между Турцией и США.

Существует мнение, что продажа Россией комплексов С-400 Турции вбила самый настоящий клин в отношениях двух союзников по НАТО. Однако на самом деле никакие ракетные комплексы (проданные, кстати, с крайне ограниченным доступом к программному обеспечению) не смогли бы развести по разным углам Анкару и Вашингтон так, как это сделали они сами.


sheninНачиная с окончания Второй Мировой войны Турция неизменно рассматривалась американцами как передовой рубеж в противостоянии СССР и США. Неслучайно печально известные «Першинги», ставшие предвестниками Кубинского кризиса, были размещены именно в Турции: ее геостратегическое положение было и остается поистине колоссальным.
Еще больше внимания турецкая сторона приковала к себе после исламской революции 1978-1979 гг. в Иране, когда после потери одного союзника на Ближнем Востоке, Вашингтон практически незамедлительно нашел себе другого – уже в 1980 г. в Турции состоялся очередной военный переворот.
В дальнейшем американские журналисты приводили доказательства причастности американских спецслужб к событиям тех лет. Учитывая светский характер и доминирующую роль турецких военных в политической жизни Турции еще со времен Мустафы Кемаля Ататюрка, в США хорошо понимали, на чем основывать прочные двусторонние связи – поставлять вооружение по линии НАТО и Пентагона и закрывать глаза на военные операции против курдов (особенно с пересечением северной границы Ирака).
В период 1990-х гг. Турция оказала серьезную поддержку в операции «Буря в пустыне» против Саддама Хуссейна и предоставила свои базы для размещения американ-ских войск на долгие годы вперед (самая крупная и известная база – Инджирлик).
США даже примеряли на Турцию роль «собирательницы земель тюркских», особенно в Центральной Азии, мол, она станет «старшим братом» бывшим советским республикам и распространит образцовую модель демократической страны с мусульманским населением.
Но идея не сработала, поскольку у Анкары не хватило ни денег, ни влияния на Центральную Азию. США, видя провалы своего союзника, выступили с идеей разворота в сторону Москвы как гаранта стабильности на постсоветском пространстве.
В целом тенденция американо-турецких отношений четко прослеживается через призму большинства в Конгрессе. При доминирующих республиканцах двусторонние связи идут в гору, поскольку продажа оружия легко проходит одобрение в силу близости республиканцев с ВПК США. И к тому же никто не упрекает Турцию в давлении на курдов и нарушениях прав человека, в то время как именно конфликт в понимании демократических ценностей вели двусторонние отношения к спаду в периоды демократического большинства.
В XXI в. этот подход подтвердил себя практически со 100% результатом, дав сбой только в первый год президента Трампа, поскольку даже сами республиканцы признают последнего «чужеродным элементом» в американском истеблишменте, несмотря на его членство в Республиканской партии.
Возвращаясь к истории двусторонних отношений, можно отметить, что в период Джорджа Буша-младшего Турция активно содействовала силам США в Ираке и Афганистане, а также вступала с поддержкой инициатив транзита энергоресурсов из Каспийского региона (трубопроводы Набукко, Баку – Тбилиси – Джейхан и т.д.).
Анкара массово получала американские кредиты и помощь и работала над распространением демократических моделей для государств Ближнего Востока через стратегии «Стратегическая глубина» и «Ноль проблем с соседями», обе из которых успешно провалились, оставив Турцию с клеймом страны, у которой «ноль соседей без проблем».
Обама в первые годы решил не рубить с плеча и заявил о выстраивании новых отношений с исламским миром во время своей исторической речи в университете Каира. О роли Турции как проводника американских интересов прямо заявлено не было, но эта идея прослеживалась красной линией через весь текст.
Тем не менее турецкое правительство, которому западные страны почти два десятилетия обещали вступление в ЕС (под конец открыто говоря, что ЕС – это христиан-ский клуб) и регулярно критиковали за нарушение прав человека, решило начать-таки больше рассчитывать на свои собственные силы. И просчиталось.
За период Обамы Турция совершила множество демаршей: во всеуслышание отказалась от кредитов МВФ, раскритиковала ЕС, спровоцировала турецко-израильский конфликт с «флотилией Свободы» и поругалась с Шимоном Пересом на форуме в Давосе, устроила ряд громких операций против так называемых «гюленистов» (сторонников проповедника Фетхуллаха Гюлена, создателя движения «Хизмет», получившего политическое убежище в США) и военных (самая громкая – «Эргенекон), утонула в череде коррупционных скандалов, сыграла противоречивую роль в «арабской весне». А после начала войны в Сирии и вовсе оказалась замешана в ряде расследований, где ее напрямую обвиняли в финансовой поддержке террористических группировок и покупке нефти для ИГИЛ (террористической организации, запрещенной в России). И это не говоря о регулярных обвинениях в излишнем авторитаризме самого президента Турции Реджепа Эрдогана.
В результате за последние годы политические и экономические отношения двух стран упорно шли по наклонной. Несмотря на прежнюю поддержку «умеренной оппозиции» в Сирии, сегодня Анкара – один из
гарантов стабильности соседней страны
и основной участник Астанинских переговоров.
Дипломатические скандалы то и дело сотрясают МИДы двух страны – начиная с июля 2016 г. (после попытки военного переворота в Турции) по обвинениям в терроризме и участии в перевороте были задержаны десятки американских граждан и местных жителей-сотрудников посольства США.
Так, например, американский пастор Эндрю Брансон, проживший в Турции 25 лет, уже больше года находится под арестом, и даже призывы президента Трампа, вице-президента Майка Пенса и госсекретаря Рекса Тиллерсона не возымели никакого эффекта. Тогда Вашингтон на время приостановил выдачу неиммигрантских виз, а после ввел ограничения на консульские услуги в своем диппредставительстве. Турция ответила тем же.
Подобный обмен «любезностями» сильно вредит экономике: курс лиры упал до минимальных значений, но какая разница, если у Эрдогана появился шанс продемонстрировать свою силу?
Однажды я спросил у одного турецкого профессора, за что они любят Эрдогана, и он ответил: «Нам нравится, когда во главе государства стоит сильный лидер».
Однако если Барак Обама позволял Эрдогану демонстрировать свою «силу», то Трамп все же отвечает на удары.
Несмотря на громкие заверения в дружбе, партнерстве и плодотворном сотрудничестве, о которых 15 ноября на заседании в Конгрессе говорил заместитель госсекретаря Джонатан Коэн, а до этого – сам Дональд Трамп на полях Генассамблеи ООН, в отношениях двух стран сегодня существует ряд крайне чувствительных моментов.
Во-первых, курдское население в Сирии, которое представляет собой одну из наиболее боеспособных группировок, спонсируемых США в борьбе с терроризмом.
Эрдоган регулярно заявляет о возможности начала военной операции против курдов, опасаясь, что они могут образовать автономию, за которой потянутся турецкие и иракские курды. Хотя справедливости ради надо сказать, что турецкие, сирийские и иракские курды суть разные политические группы, и если с турецкими и сирийскими ведется борьба, то с сидящими в иракском Эрбиле курдами у Эрдогана раньше были вполне деловые отношения по транзиту нефти из Киркука в Джейхан.
Вторым острым моментом был, есть и остается статус Фетхуллаха Гюлена. Бывший союзник Эрдогана, а ныне рычаг давления на Турцию, Гюлен по-прежнему координирует работу своего движения из Филадельфии, причем все требования Турции выдать проповедника обратно натыкаются в США на глухую стену.
В-третьих, покупка системы С-400 у России поставила вопрос о целесообразности нахождения Турции в НАТО, поскольку все системы вооружений стран блока должны работать по единым стандартам. По сути, Эрдоган нанес серьезный удар по имиджу Североатлантического альянса.
В-четвертых, в октябре Турция и Иран подписали соглашение о переводе двусторонней торговли на национальную валюту, что серьезно ослабляет риски наложения долларовых санкций на Иран со стороны США. А известно, что Трамп регулярно призывает к давлению на Иран и возвращению санкций, отмененных после иранской ядерной сделки (Р5+1).
В-пятых, крайне опасными последствиями грозит суд в США над гражданином Ирана Резой Заррабом – бизнесменом, награжденным орденом Турецкой Республики за успехи в торговле золотом. Как полагает следствие, он торговал золотом от лица турецкого правительства с Ираном в обход санкций США.
Согласно имеющимся данным, в его показаниях фигурируют сам президент, его супруга и дети, а также множество высокопоставленных чиновников и ряд крупных турецких финансовых организаций (государственные банки Halkbank и AktifBank).
Если присяжные признают их виновными в нарушении международных санкций, то Вашингтон выпишет крупные штрафы провинившимся организациям, а чиновникам могут закрыть выезд за рубеж под угрозой ареста. Это может коснуться даже самого Эрдогана.
Таким образом, за последние десятилетия отношения США и Турции претерпели множественные спады и подъемы. Объединившись против общего врага в холодной войне, стороны укрепляли двусторонние связи, но уже после распада СССР союзники с трудом находили общие точки соприкосновения, объединявшись лишь в периоды боевых действий.
Политика США в отношении Турции характеризовалась резкими разворотами в зависимости от большинства в Конгрессе, что лишало отношения должной стабильности, в то время как в Турции разгорался костер имперских амбиций Эрдогана, который часто вступал в противоречие с политикой и идеями, транслируемыми из Вашингтона.
В итоге сегодня США и Турция переживают едва ли не худший период в отношениях, когда каждый президент хочет быть «главным», каждый имеет рычаги давления и шантажа и каждый мало думает о последствиях своих решительных, но таких имиджевых шагов.
Андрей Шенин,
кандидат исторических наук,
приглашенный лектор
Факультета Международных отношений
Евразийского Национального
Университета им. Л. Н. Гумилева,
Астана, Казахстан

 

Поиск по сайту

Реклама