Вход для пользователей

Михаил Глебов на тропе войны

A A A

Бывший владелец автосалона «Юго-Западный» Михаил Глебов направил письмо на имя главного редактора «Улицы Московской» Валентина Мануйлова, в котором высказывает обвинения в адрес должностных лиц Следственного управления СКР по Пензенской области.

glebov

Михаил Глебов открывает глаза
В середине ноября до «УМ» стали доходить разговоры, будто у руководителя СУ СКР генерал-лейтенанта Трошина могут случиться большие неприятности. Якобы его могут досрочно отправить в отставку. И в этой связи он будто бы брал отпуск и ездил в Москву решать этот вопрос.
В пользу такой версии говорило и то, что 23 ноября Олег Трошин отсутствовал на заседании Оперативного штаба, которое прошло в рамках антитеррористических учений. Как сказали нашему изданию в пресс-службе регионального Управления ФСБ, вместо Олега Трошина на этом заседании присутствовал его заместитель Владимир Фомин.
Если сопоставить пресс-релиз ФСБ с сообщением пресс-службы СУ СКР по Пензенской области, то получается следующая картина.
В то время, пока руководители силовых ведомств противостояли условным террористам, которые совершали вооружённый налёт на Администрацию Каменского района, минировали здание и взрывали городской железнодорожный вокзал, генерал Трошин уехал в Бессоновку и проводил там «личный приём граждан».
Эксперт «УМ» по вопросам безопасности рекомендовал аккуратно подавать информацию про генерала Трошина и возможные неприятности в его ведомстве.
Однако на прошлой неделе редактору «УМ» Валентину Мануйлову позвонил Михаил Глебов, имя которого неоднократно упоминалось на страницах газеты в связи со скандалом вокруг автосалона «Юго-Западный».
Он попросил о встрече, согласился ответить на ряд вопросов «УМ», а напоследок оставил рукопись на 15 листах формата А-4.
«Обращается к Вам Глебов Михаил Юрьевич, – гласят первые строки письма. – Цель моего обращения – раскрыть истинное состояние «коммерческой» деятельности отдельных сотрудников Следственного Комитета России по Пензенской области…
Данным обращением я подвергаю себя, возможно, незаконному преследованию со стороны Следственного Комитета, поэтому прошу Вас довести моё обращение до широкого круга людей, чтобы у каждого из прочитавших его открылись глаза на многие вещи».
«УМ» решила предать гласности сведения, изложенные в письме и интервью Михаила Глебова. «УМ» даёт их в сжатом пересказе.
«УМ» воздерживается от того, чтобы обвинять сотрудников СУ СКР. И просит своих читателей не делать преждевременных выводов.
«УМ» убеждена, что компетентные органы во всём разберутся и накажут либо тех, кто виновен в клевете в отношении офицеров СУ СКР, либо тех, кто виновен в мошенничестве и коррупции.

 

glebov2В интересах широкого круга читателей
«УМ» напоминает, что летом 2014 г. в отношении Михаила Глебова, владевшего автосалоном «Юго-Западный», было возбуждено уголовное дело. Он обвинялся в совершении мошеннических действий при продаже подержанных автомобилей. Делом занималось Следственное управление УМВД РФ по Пензенской области. Полиция сообщала про 148 потерпевших и ущерб на сумму 55 млн руб.
После того как уголовное дело было готово к передаче в суд, Прокуратура Пензенской области передала его в Следственное управление СКР.
По результатам вновь проведенного следствия количество потерпевших уменьшилось до 94 человек, а сумма ущерба снизилась до 36 млн руб. Обвинения с Михаила Глебова и вовсе были сняты.
2 ноября 2017 г. Михаил Глебов снова был задержан. По информации «УМ», его опять подозревают в мошенничестве, на этот раз – в инсценировке ДТП и незаконном получении страховых выплат (см. «УМ» № 704 от 17 ноября 2017 г). По предварительным сведениям, сумма ущерба, нанесённого страховым компаниям, превышает 10 млн руб.
В своём письме на имя Валентина Мануйлова Михаил Глебов сообщает, будто подставные ДТП совершались по прямому указанию высокопоставленного сотрудника СУ СКР по Пензенской области, который 2 года назад принимал участие в расследовании уголовного дела по автосалону «Юго-Западный».
«(Фамилия следователя) увидел, что у меня хорошие деловые отношения со всеми страховыми компаниями города, – рассказывает Михаил Глебов. – Примерно в 2015-2016 г. (фамилия следователя) вызвал меня к себе на работу, где находился, как мне стало известно позже, его друг из Ульяновска, с которым они занимались автоподставами и фиктивными угонами.
Они хотели, чтобы я сделал договор на СТО со всеми страховыми компаниями, а они могли через меня прогонять деньги по выплатам после ДТП. Я сказал, что подумаю, и ушёл. Отказать (фамилия следователя) я не мог, но и на криминал идти с ним не хотел».
В письме Михаила Глебова сообщается про 7 эпизодов с подставными ДТП, где фигурирует фамилия сотрудника СУ СКР по Пензенской области. А также фамилия одного бывшего районного прокурора.


Как угоняли уголовное дело
Михаил Глебов на скорую руку рассказывает о ходе расследования уголовного дела по автосалону «Юго-Западный».
По его словам, передача уголовного дела из одного ведомства в другое была совершена будто бы в интересах крупного предпринимателя, фамилия которого хорошо всем известна.
Дескать, Михаил Глебов должен был этому господину значительную сумму денег, и заработать её в тюрьме казалось проблематичным.
При этом у господина Глебова имелся запасной парашют в виде ООО «Автокомбинат», который он приобрёл в 2013 г. за 50 млн руб. и который занимался перевозкой пассажиров по маршрутам г. Пензы.
Когда на горизонте замаячило уголовное дело, Михаил Глебов переоформил этот бизнес на своего близкого друга. А потом оказалось, что этот друг ему вовсе не друг, поскольку зимой 2015 г. он, без ведома Глебова, «подарил» данное предприятие крупному перевозчику и бывшему депутату Пензенской городской Думы.
«Пока я находился под арестом, мои друзья променяли меня на деньги», – сообщается в письме.
При этом подчёркивается, будто сделка дарения была незаконной, а друзья Михаила Глебова получили за неё 10 млн руб. То есть продали бизнес в 5 раз дешевле его стоимости.
В этой связи очень известный предприниматель будто бы предложил Михаилу Глебову восстановить справедливость и вернуть ООО «Автокомбинат» при помощи СУ СКР по Пензенской области.
«По окончании беседы (фамилия известного предпринимателя) на листочке бумаги написал фамилию «Трошин», пояснив, что поедет общаться с данным человеком, – говорится в письме. – По прошествии нескольких дней (фамилия известного предпринимателя) снова приехал ко мне, пояснил, что встречался с Трошиным, объяснил всю ситуацию, и якобы Трошин пообещал помочь».
После чего на встречу с генералом Трошиным будто бы поехала супруга Михаила Глебова, поскольку сам он находился под домашним арестом. Из письма следует, что встреча проходила в здании СУ СКР на ул. Ростовской, 44.
«Как она мне потом рассказала, Трошин будто бы пояснил ей, что, в целях успешного решения вопроса с ООО «Автокомбинат», ему надо решить, каким образом забрать уголовное дело в отношении меня по ООО «Юго-Западный» из производства УМВД России по Пензенской области», – сообщается в письме.
После этих переговоров к процессу был подключен начальник одного из отделов СУ СКР по Пензенской области. Дескать, в его задачу входило придумать, «под каким предлогом забрать уголовное дело в Следственный Комитет».
Если верить письму, в один из дней сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний доставили Михаила Глебова в здание СУ СКР. Это сделали по формальным основаниям: якобы его надо было допросить.
Именно там, в кабинете начальника одного из отделов, Михаилу Глебову будто бы сказали, что надо будет возбудить уголовное дело по уклонению от уплаты налогов: «(Фамилия следователя) пояснил, что это исключительно их подследственность, и при этом дела можно будет соединить».
Несмотря на то, что господин Глебов находился под домашним арестом, следователь СУ СКР будто бы приезжал к нему со своим рабочим ноутбуком, знакомился с отчётами бухгалтерии и искал основания для возбуждения уголовного дела по неуплате налогов.
По словам Михаила Глебова, для консультаций ему пришлось вызывать даже главного бухгалтера. Но оказалось, что все налоги уплачены верно.
В этой связи пришлось будто бы завышать количество посадочных мест в транспортных средствах, которые работали на маршрутах ООО «Автокомбинат». Это якобы требовалось для того, чтобы выйти на нужный ущерб, превышающий 600 тыс. руб.
В результате СУ СКР возбудило уголовное дело по неуплате налогов. По словам Михаила Глебова, он узнал эту новость от следователя, когда общался с ним по «Вайберу»: «(Фамилия следователя) сказал, что Трошин уехал в прокуратуру к Канцеровой решать вопрос о передаче уголовного дела по ООО «Юго-Западный» в СК России по Пензенской области.
На следующий день он пояснил, что прокуратура дала добро… и что нужно найти ляпы в деле, которые допустил следователь (из следственного отдела УМВД РФ по Пензенской области – «УМ»)».


И как делили 40 миллионов
Уголовное дело по уклонению от уплаты налогов действительно было возбуждено и в скором времени закрыто.
Об этом рассказывал сам генерал Трошин в ходе пресс-конференции, которая состоялась 12 июля 2016 г., когда десятки возмущённых потерпевших по делу автосалона «Юго-Западный» заявляли о своих нарушенных правах.
Цитата из статьи «Генерал Трошин максимально приложил» («УМ» № 642 от 15 июля 2016 г.): «УМ» поинтересовалась, а как вообще продвигается уголовное дело по уклонению Михаила Глебова от уплаты налогов. «Подвижки давно уж есть, – успокоил журналистов генерал Трошин. – Ущерб по этому налоговому преступлению им полностью возмещён, и, согласно приложению Уголовного кодекса, мы были обязаны прекратить уголовное преследование в отношении него».
На той же пресс-конференции Олег Трошин произнёс слова, которые перекликаются с фабулой, изложенной в письме Михаила Глебова на имя главного редактора «УМ».
Цитата: «Я вам больше скажу, коллеги, – обратился к журналистам генерал Трошин. – В то время, пока известный фигурант по этому делу… Который был фигурантом по этому делу… Пока он находился под стражей и потом под домашним арестом, в отношении его имущества были совершены серьёзные преступные действия: путём определённых манипуляций у него было изъято имущество на сумму около 70 млн руб.».
При этом в письме Михаила Глебова подчёркивается: «ТОЧНО могу сказать, что меня по налогам (фамилия следователя) ни разу не допрашивал».
Из письма следует, что параллельно с уголовным делом по автосалону «Юго-Западный» разрабатывалась и главная цель – возврат денег Михаила Глебова за «Автокомбинат».
В числе тех, кто будто бы проходил фигурантом в этой истории, крупный перевозчик, он же бывший депутат Пензенской городской Думы.
По словам Михаила Глебова, этот бывший депутат достаточно быстро вышел на руководство СУ СКР через своего юриста, работавшего когда-то в этой структуре: «(Фамилия депутата) пояснял, что никуда не прячется и готов приехать, как только его вызовут».
После того как бывшего депутата вызвали в здание на ул. Ростовскую, 44, он, по словам Михаила Глебова, сразу же согласился возместить ущерб в размере 40 млн руб.
Однако о дальнейшей судьбе своих миллионов господин Глебов написал как бы с недовольством: «После его ухода мне пояснили, что они его (фамилия крупного перевозчика и бывшего депутата Пензенской городской Думы) задерживать не будут, а ущерб в виде 40 млн руб. пойдёт на выплаты потерпевшим. Другими словами, сами без меня решили судьбу моих денег».
Параллельно Михаил Глебов сообщает в письме, будто потерпевшие получали положенные им деньги не в полном объёме.
Об этом, к слову сказать, свидетельствуют комментарии самих граждан, которые неоднократно публиковались на страницах нашего издания. По их словам, иногда сумму задолженности снижали наполовину, а расписываться заставляли за получение всей суммы.
«По потерпевшим, которые были в рамках уголовного дела по ООО «Юго-Западный», (фамилии двух следователей) решили заработать, – отмечается в письме. – Они разбили группу пострадавших на людей, которых оставили в уголовном деле, и людей, которых вывели из уголовного дела в рамках гражданско-процессуальных отношений.
Это делалось умышленно, чтобы попробовать не возмещать деньги… 40 миллионами моих рублей распоряжались они, и это их подбивало на различные схемы вывода этих денег в своё пользование... (Фамилия следователя) давал мне указания созваниваться с потерпевшими и просить у них скидку на выплату, ссылаться при этом на разные факты: плохое финансовое положение, минимальное количество денег на выплаты и т. д.
По этой схеме я приносил (фамилия следователя) денежные суммы от 20 до 150 тыс. руб. Он не боялся ничего».
Из того же письма следует, будто начальник одного из отделов СУ СКР в процессе работы над этим уголовным делом сменил свой «Форд» на дорогостоящий «Мерседес GLK» по очень выгодной цене. При этом «Мерседес» будто бы привезли из Саратова, его осмотром и оформлением занимался Михаил Глебов.
По оценкам Михаила Глебова, один из следователей СУ СКР по Пензенской области мог заработать на выплатах потерпевшим около миллиона рублей.
При этом называются фамилии ещё некоторых следователей.
«Да там только дурак не заработал, если честно, на этом уголовном деле», – резюмирует Михаил Глебов.


Кто сколько заработал, и чего боялись следователи
Из письма Михаила Глебова следует, будто предприниматель с хорошо известной фамилией, который якобы выступал инициатором передачи уголовного дела из полиции в Следственный Комитет, всё-таки получил свои деньги.
«Он смог вывести 16 млн руб., – уточняет Михаил Глебов. – Плюс 2 земельных участка, которые должны были вернуться мне, а по факту остались за ним».
Кроме того, Михаил Глебов рассказал про некоторых потерпевших, которые несколько раз смогли заработать на уголовном деле по автосалону «Юго-Западный».
«Эти люди воспользовались ситуацией, создали шумиху и заключали договора с другими потерпевшими, которые после получения выплаты возвращали им по 30-50%, – сообщает Михаил Глебов. – Когда пошла эта волна, мне удалось доказать ряд фактов, когда люди приходили за деньгами второй раз.
Кто-то испугался прохождения полиграфа, кто-то вспомнил про расписки, имеющиеся у меня. Таких людей было много.
Но многие всё-таки получили деньги, поскольку следователям не нужны были эти конфликты и резонанс. Тем более следователей устраивало, что они ещё с этих людей и деньги получают. Это были по факту мои деньги, и их там никто не считал. Это было никому не интересно».
При этом Михаил Глебов по-прежнему разделяет версию Следственного Комитета, в соответствии с которой десятки миллионов рублей из кассы автосалона «Юго-Западный» были похищены Сергеем Коробковым. («УМ» напоминает, что в декабре 2016 г. Первомайский районный суд г. Пензы не согласился с версией СУ СКР по Пензенской области и, по сути, оправдал Коробкова).
«Там было обычное воровство из кассы, – считает Михаил Глебов. –Люди, работающие там, писали объяснительные, как, где и почему пропало.
Но потом по каким-то причинам эти бумаги… Они в деле-то, конечно, остались, только их вложили в последний том и не посчитали нужным обнародовать…
Я думаю, что Коробков куда-то эти деньги засунул и потом влетел. Он несколько раз почти выходил со мной на этот разговор, но замыкался. Он сейчас неплохо живёт, у него 3-4 машины сейчас, и всё у него ровно. Он давно играет на публику, ведёт себя грамотно, он молодец. Все в его показаниях виноваты, кроме него».
По информации Михаила Глебова, которую он получил «из кулуарных разговоров», Первомайский районный суд г. Пензы будто бы изначально рекомендовал Следственному Комитету и Прокуратуре Пензенской области менять статью обвинения по данному уголовному делу – с мошенничества на кражу.
«Но Следственный Комитет побоялся менять, – резюмирует Михаил Глебов. – Они говорили, что при таком раскладе Глебов станет пострадавшим, а они этого сделать не могут, тут общественный резонанс, нас не так поймут, нас разорвут. Это то, что я знаю. Поэтому всё зашло в суд именно так. И именно поэтому, как я понимаю, многие вещи в суде не прошли».
«УМ» затрудняется предположить, сколько правды содержится в письме Михаила Глебова. И допускает, что в его словах может быть и неправда.
«Вызывает крайнее чувство неприязни, когда заранее говорят о человеке, что он преступник, – заступался за Михаила Глебова генерал-лейтенант юстиции Олег Трошин на пресс-конференции 12 июля 2016 г. – И что кто-то кого-то увёл от уголовной ответственности».
Соглашаясь с этими словами, «УМ» ещё раз призывает читателей не делать поспешных выводов.
Быть может, генерал Трошин развеет все подозрения и покажет, что опубликованная информация является провокационным вбросом либо выдумкой подозреваемого Михаила Глебова.
Ну а если этого не случится, тогда всё пойдёт по другому сценарию, о котором преждевременно пока говорить.
* * *
«УМ» передала копию письма Михаила Глебова в Управление ФСБ РФ по Пензенской области и полагает, что сведения, изложенные в этом письме, входят в компетенцию этого компетентного органа.
«УМ» напоминает, что, в соответствии со ст. 49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Поиск по сайту

Реклама