Вход для пользователей

Как минтруд пенсионеров учил

A A A

593 пенсионера, которые захотели повысить компьютерную грамотность, оказались заложниками конфликта между своими учителями и Министерством труда Пензенской области.

Вместо пролога
Пенсионер Лариса Родина записалась на бесплатные курсы компьютерной грамотности, потому что денег на платные курсы у неё нет.
«Государство даёт мне очень маленькую пенсию, всего 9250 рублей, – отмечает она. – Из этих денег почти половина уходит на квартиру. А на остальные живи, как хочешь».
Много лет назад Лариса Родина преподавала политэкономию и бухгалтерский учёт. А потом вышла на пенсию и решила, что остаток своей жизни посвятит написанию книг. Наверное, она считает это счастливой старостью.
На сегодняшний день в творческом багаже пенсионера уже 7 произведений. Долгое время она писала их по старинке – тетрадь и ручка.
В этом году отважный пенсионер поставила для себя новую цель – научиться печатать на компьютере и выходить в Интернет.
«Мне главное – научиться печатать», – говорит она на диктофон и пытается в то же время закрыть текстовый редактор на дисплее. Однако учтивый процессор предлагает ей сохранить документ перед выходом.
Человек, владеющий компьютером в совершенстве, видит в этот момент только два варианта: да или нет. Нужное выбирается автоматически, за доли секунды.
И только пенсионер Лариса Родина подходит к этому вопросу осмысленно: она долго думает и умудряется найти вариант № 3, нажимая на «красный крестик».
В пятый раз компьютер задаёт ей один и тот же вопрос: да или нет?
Так уж устроено, что машины чтят алгоритм и для них не важно потраченное время.
А вот у пенсионера Ларисы Родиной остаётся всего лишь 20 бесплатных академических часов, чтобы воплощать свою мечту дальше.
Статья, которую вы сейчас прочитаете, написана не о том, как кто-то хотел «распилить» бюджетные деньги либо рассчитывал на процент от госконтракта.
Это статья про 593 мечты, которые скорее всего не смогут реализоваться из-за сбоя в системе государственных закупок.

mintrud


Не тот победитель
Скандальная история, которая уже перетекла в судебную плоскость, начиналась с хорошей идеи: государство решило выделить деньги для обучения пензенских пенсионеров компьютерной грамотности.
Предполагалось, что за 32 академических часа пожилые люди научатся работать с текстовым редактором, электронными файлами, получат представление о сети Интернет, электронной почте, антивирусных программах, сайте государственных услуг и портале электронного правительства.
Как следует из учебной программы, на первом занятии пенсионер знакомится с клавиатурой и мышью, «преодолевая психологический барьер при работе с ними». А уже на последнем – умеет получать доступ к облачным технологиям и личному кабинету на том или ином сервисе.
Несколько месяцев работники соцзащиты ходили по квартирам и уговаривали пенсионеров поучаствовать в этой программе. По всей области набрали 593 желающих. Видимо, самых отважных. Потому что осваивать компьютер на склоне лет – непростое решение.
Больше всего желающих оказалось в Пензе – 250 человек. Меньше всего в Наровчате – 4 человека.
Для того чтобы компьютерная грамотность добралась до пенсионеров из 19 районных центров, Пензы и Заречного, государство готово было выделить 1186000 руб. Готовить контракт и контролировать его исполнение было поручено чиновникам из Министерства труда, социальной защиты и демографии Пензенской области. Ответственным лицом назначили главного специалиста-эксперта Венеру Авязову.
Государственный контракт был выставлен на официальный сайт госзакупок. Заявки принимались с 30 сентября по 20 октября сего года. На обучение пенсионеров претендовали 9 организаций.
Пять из них отклонили на стадии подачи заявки, а победителем признали учреждение дополнительного профессионального образования «Инвест-Профи» – оно сбило стоимость контракта сразу до 850 тыс. руб., то есть на 28%.
Впрочем, их победа была недолгой.
Ознакомившись с представленными документами, другой участник аукциона (организация дополнительного профессионального образования «Школа иностранных языков
№ 1) усмотрел недостоверную информацию в документах, которые предоставлял победитель. В связи с чем обратился с жалобой в Управление федеральной антимонопольной службы по Пензенской области.
Сравнив представленные документы с реальностью, антимонопольная служба действительно нашла нарушения и недостоверную информацию. Как результат, она потребовала отменить протокол рассмотрения заявок, да ещё возбудила против чиновников административное дело. Чему они, судя по всему, были не рады.
Ну а когда по итогам открытого конкурса оказалось, что из 4 претендентов участвовать в аукционе могла только «недовольная» Школа иностранных языков № 1, огорчению чиновников, наверное, вообще не было предела. Быть может, они даже обиделись.
Между тем с этой самой Школой надо было работать дальше. Ведь именно она оказалась победителем открытого конкурса.
Так началось сотрудничество, обернувшееся провалом программы.


Перекрёстный допрос по коррупции
Изучая причины провала программы, «Улица Московская» выслушала позиции обеих сторон, и у нас получилось 7 газетных страниц.
Сегодня «УМ» заостряет внимание только на тех моментах, которые считает самыми важными.
По словам директора Школы иностранных языков № 1 Яны Лузгиной, перед заключением контракта один из представителей Министерства труда Пензенской области предлагал ей «активно поработать» с организацией «Инвест-Профи», которая вроде как должна была выиграть тендер. Дескать, чиновник говорил, что у этой фирмы «всё готово» и «почему бы Школе не попросить у них помощи?»
Как признаётся Яна Лузгина, «поначалу я не въехала в эту осторожную фразу и честно сказала, что мы справимся своими силами. И только уже потом, когда началась свисто-пляска, я оценила смысл данного захода».
Между тем начальник отдела контрольно-надзорной работы Минтруда Галина Гондаренко заявила нашему изданию, что интереса в «Инвест-Профи» у её ведомства не было.
Галина Гондаренко: «Мы не приветствуем «Инвест-Профи» в качестве обучающей фирмы, потому что она неоднократно выступала на торгах, и у нас были претензии по обучению к «Инвест-Профи», однако они продолжают выходить на торги».
Вместе с тем, начальник Управления по организации социальной помощи населению Валерий Шомников заявил нашему изданию, что «если бы они на субподряд кого-то взяли, они отработали бы нормально и контракт, и всё остальное». Впрочем, антикоррупционная экспертиза «УМ» «на всё остальное» пока что не выявила каких-либо связей между чиновниками и «Инвест-Профи».
Следующий момент, который заставляет обратить на себя внимание, – дата заключения контракта.
Договор подписан министром труда Евгением Трошиным 8 декабря и вручён Школе иностранных языков 9 декабря. При этом уже 15 декабря истекал срок действия контракта.
То есть Школе иностранных языков оставили только 6 суток на то, чтобы она обучила 593 пенсионера в 2 городах и 19 районах Пензенской области.
При этом в техническом задании к контракту рекомендовалось «организовать обучение по курсу в течение двух недель». И чиновники знали об этом прекрасно.
По словам Галины Гондаренко, контракт невозможно было заключить до 8 декабря: «В соответствии с 44 Федеральным законом, у нас определённые сроки на каждую процедуру».
Между тем Яна Лузгина отмечает, что Школа иностранных языков № 1 могла приступить к исполнению своих обязанностей на полторы недели раньше.
Яна Лузгина: «Нас вынуждены были признать победителем 25 ноября. По закону, Минтруд действительно должен был выждать 10 дней до заключения договора. Но вот предписание УФАС он мог исполнить в любой день в течении 2 недель. А мог подождать и 2 недели, что и было сделано – они до последнего оттягивали сроки, чтобы склонить нас к обоюдному расторжению контракта. Или вынудить нас привлечь по договору подряда ту самую организацию, которая должна была выиграть изначально. Но мы отказались».


Перекрёстный допрос по проверкам
А потом начался контроль.
По информации «УМ», Минтруд проверял города и районы, кабинеты и коридоры, документацию и квалификацию. И нарушений была обнаружена масса.
С одной стороны, доводы чиновников звучат вполне убедительно.
Например, 11 декабря они обратили внимание на то, что в классе на ул. Московской сидит 13 пенсионеров, четырьмя рядами, а перед ними – всего лишь один компьютер. Дескать, таким методом компьютер очень сложно освоить. По условиям технического задания, на каждого пенсионера должно быть по компьютеру. А состав каждой группы – не больше 10 человек.
Для независимости экспертизы привлекали даже Заслуженного врача России Юрия Лаптева. По словам чиновников из Минтруда, он, во-первых, является у них консультантом, а во-вторых – таким же пенсионером, как и получатели целевой программы.
Галина Гондаренко: «Лаптев специально присел на задний ряд. Он говорит: мне не видно и не слышно».
Кроме того, в результате проверок чиновники выявили, что по состоянию на 14 декабря обучение в двух районах даже не начиналось. А там, где началось, пенсионеров будто бы заставляют приносить свои ноутбуки.
Как отмечает директор Школы иностранных языков № 1, проверки Минтруда и вправду оказались разгромными.
Яна Лузгина: «Это был какой-то неадекват, по-другому я не могу назвать действия сотрудников этого министерства. Они заходили в любой момент занятия, когда им захочется. Заходят две женщины, не представляются, фотографируют всех, разворачиваются и уходят. В одной группе пенсионеры спросили: «Это кто был?» Преподаватель говорит: «Представители власти». На что один дедушка сказал: «А представляться их до сих пор не научили».
Они кричат, что мы мошенники, шарашкина контора. Пристают к бабушкам: вас тут плохо учат. Бабушки говорят: «Нас хорошо учат. Хорошие преподаватели». Но они продолжают искать нарушения».
Комментируя обвинения в недостаточном количестве компьютеров, Яна Лузгина подчёркивает, что эти якобы нарушения были выявлены в первые дни, когда пенсионерам преподавали теоретическую часть курса.
Яна Лузгина: «В этот момент в соседнем кабинете стояли компьютеры, однако проверяющие не пожелали туда проходить».
При этом она не отрицает, что в некоторых группах действительно находилось больше 10 человек.
Яна Лузгина: «Знаете, бабушки между собой общаются и перетекают из одной группы в другую – там лучше. Мы им говорим: так нельзя. А они: нет, мы хотим здесь. В результате, где-то сидит 7 человек, а где-то – 13. Но как их выгонишь? По логике чиновников, я должна была сказать «лишней» бабушке: «Так, встала и пошла отсюда в свой класс!» Исполнять документ в соответствии с буквой – это одно. Работать с людьми, тем более с пожилыми, – это другое».
Яна Лузгина поясняет, что пенсионеров никто не заставлял приносить ноутбуки: «К нашему удивлению, часть пенсионеров оказалась достаточно подкованной, в том числе в районах. Люди пришли со своими ноутбуками и планшетами, ставили нам реальные задачи – как наладить скайп, как установить WhatsApp на компьютер, как закачать музыку внуку или смотреть фильм в режиме он-лайн.
Вместе с тем, есть категория пенсионеров, которые компьютера вообще не знают. Некоторые 5 дней настраивали пальцы для работы с мышью, потому что у них артроз. В компьютерном классе у нас стоит одна программа, а у них дома – совершенно другая. Они приходят домой и не могут понять, как работать. И когда они стали приносить ноутбуки, там география операционных систем от Apple до каких-то китайских, которые мы в глаза не видели. Поэтому они принесли их к нам и сказали: «Учите нас на этом».
А Министерство труда обвиняет нашу школу в том, что мы пошли людям навстречу. И теперь мы вынуждены брать расписки у бабушек, что не заставляли их приносить».
Наконец, Яна Лузгина отмечает, что по состоянию на сегодняшний день больше 100 пенсионеров действительно не начинали обучения.
Яна Лузгина: «Чтобы начать кого-то учить, к нам должны кого-то направить. По условиям контракта, людей направлял именно Минтруд. Однако он до сих пор не прислал нам реестра. В связи с чем мы задаёмся вопросом: а были в действительности 593 желающих, которых хотели обучить компьютерной грамотности за государственные деньги?»


Суд идёт
Кто на самом деле виноват в провале программы по обучению пенсионеров, предстоит разбираться Арбитражному суду Пензенской области. Туда уже поступило исковое заявление на Министерство труда Пензенской области, которое 14 декабря расторгло государственный контракт в одностороннем порядке в связи с выявленными нарушениями.
По версии чиновников, цель курсов не достигнута. Ведь по факту сроки исполнителем сорваны, а Министерством труда, наоборот, соблюдены.
По факту Министерство труда защищало бюджетные деньги и вроде бы ни о чём не забыло.
Или всё-таки забыло?
Например, о 593 пенсионерах, которых несколько месяцев агитировали, а потом расторгли контракт по их обучению.
Как отметил в интервью Валерий Шомников, каждый год программа меняется на федеральном уровне, и в следующем году курсов компьютерной грамотности не будет. Деньги пойдут на что-то другое.
Он также пообещал, что Министерство труда намерено до конца обосновывать свою позицию в суде. Дескать, если понадобится, то вызовут в суд даже пенсионеров, которые проходили обучение. И суд проверит, как они усвоили материал.

Поиск по сайту

Реклама