Венгерская революция 1956 года

A A A

22 октября – 11 ноября 1956 г. в Венгрии произошла, но была подавлена советскими войсками демократическая национально-освободительная революция. Рассказывает кандидат исторических наук Михаил Зелёв.

Предпосылки и причины
Венгрия после Второй мировой войны оказалась в советской зоне влияния, что на долгие десятилетия предопределило её экономическое отставание. Советские коммунисты решили воспроизвести на венгерской земле, как и в других странах своей зоны влияния, антинаучную плановую экономику и сталинскую террористическую диктатуру.
В Венгрии к 1949 г. утвердился один из самых репрессивных режимов в тогдашней Европе, возглавлявшийся «лучшим учеником Сталина» Матией Раакоши. Была полностью запрещена легальная оппозиционная деятельность. Некоммунистические партии были распущены. Ликвидирована независимая пресса. В Венгерской партии трудящихся (ВПТ) была вычищена под лозунгами борьбы с троцкистами и сторонниками Й. Тито половина руководителей среднего и низшего уровня.
Сотни тысяч людей были арестованы, подверглись пыткам, были отправлены на каторгу в СССР, брошены в концентрационные лагеря или казнены. Только с 1952 г. по 1955 г. полицейским и судебным репрессиям подверглось более 1 млн граждан (при численности населения в 9,5 млн человек). Десятки тысяч людей насильственно выселялись из Будапешта. Многие отправлялись на принудительные работы в колхозы.
Режим М. Раакоши взял курс на проведение форсированной индустриализации сталинского типа. При этом по указке Москвы Венгрия отказалась от американской помощи в рамках плана Маршалла.

budapest


Колоссальные инвестиции в развитие машиностроения сопровождались резким падением уровня жизни венгров. Если в
1949 г. средний реальный доход венгерских рабочих и служащих составлял 90% от уровня 1938 г., то в 1952 г. – лишь 2/3.
Коллективизация и ликвидация рыночных отношений привели к резкому сокращению аграрного производства и возникновению хронического дефицита. Были введены карточки на хлеб, сахар, муку и мясо. В стране назревал системный кризис, росло число подпольных оппозиционных организаций.
После смерти И. Сталина обеспокоенный ситуацией в Венгрии Никита Хрущёв в июле 1953 г. добился назначения на пост премьер-министра Имре Надя. Последний предпринял серьёзные реформы в венгерской экономике, сделав упор на развитие лёгкой и пищевой промышленности. Началась осторожная реабилитация жертв коммунистического террора.
Однако в апреле 1955 г. И. Надь был смещён со своего поста и исключён из партии как представитель «правого уклона». Его заменил Ондрааш Хегедюш. Реформы были остановлены. Венгрия всё глубже погружалась в трясину экономического кризиса.
Недовольство М. Раакоши всё более охватывало не только венгерское общество, но и правящую партию. Обеспокоенное этим советское руководство в июле 1956 г. сместило М. Раакоши. Но преемником диктатора стал его верный сподвижник Эрнест Герёё. Так что отстранение «лучшего ученика Сталина» лишь ненадолго разрядило обстановку.
Всё это время Венгрия находилась под советской оккупацией. Согласно Парижскому миру, СССР должен был вывести свои войска из Венгрии после того, как Франция, Англия и США выведут свои из Австрии. Но хотя войска стран НАТО были выведены в 1955 г., СССР и в 1956 г. продолжал держать в Венгрии свою армию.

budapest2


Первый этап революции (23-30 октября 1956 года)
Осенью 1956 г. антиправительственные настроения в Венгрии нарастали. В середине октября по всей стране прокатилась волна студенческих волнений, сопровождавшихся общественно-политическими дискуссиями, созданием организаций и выдвижением политических требований. Под давлением общественности И. Надь был восстановлен в партии.
Венгерское общество было чрезвычайно впечатлено успехами поляков, добившихся 21 октября назначения первым секретарём Польской объединённой рабочей партии пользовавшегося репутацией антисталиниста Владыслава Гомулки.
22 октября студенты Будапештского политехнического университета потребовали удаления сталинистов из руководства страны, возвращения И. Надя на пост премьер-министра, уменьшения налогов на крестьян, введения многопартийности, свободы слова, проведения свободных выборов, вывода советских войск из Венгрии.
В знак солидарности с Польшей Венгерский союз писателей предложил провести на следующий день шествие к памятнику герою Венгерской революции 1848-1849 годов поляку Юзефу Бему. Студенты решили присоединиться к демонстрации.
К утру 23 октября вся столица знала о выдвинутых студентами требованиях. В грандиозной демонстрации приняли участие 200-300 тыс. человек. 
Правительство в панике решило, что единственный способ спасти положение – это вернуть на пост премьер-министра И. Надя. И. Надь вышел на балкон Национального собрания и выступил с весьма умеренной и многих разочаровавшей речью.
В 20.00 к народу по радио обратился диктатор Э. Герёё. Он не выказал никакой готовности идти на компромисс, назвал всех, кто вышел на улицы, врагами и пригрозил народу репрессиями. Это выступление только накалило обстановку.
Народ заполонил улицы столицы. Будапешт превратился в один сплошной митинг. В 21.30 народом был повержен 9-метровый памятник ненавистному И. Сталину.
Огромная толпа собралась перед зданием Радио Будапешта, тщательно охраняемым отрядом тайной полиции. По демонстрантам был выпущен слезоточивый газ и открыт огонь.
Народ начал захватывать склады с оружием, полицейские управления, казармы. Началось восстание. Полиция перешла на сторону народа. Армия почти мгновенно развалилась. Солдаты только и искали возможности отдать повстанцам своё оружие.
Э. Герёё попросил Н. Хрущёва ввести в Будапешт советские войска для расправы с восставшим народом. В 02.00 24 октября советские танки были направлены в столицу.
К утру они взяли под контроль ЦК ВПТ, парламент, ключевые министерства и мосты. Повстанцы стали строить баррикады, атаковать танки бутылками с бензином.
Танки утюжили город в поисках то появлявшегося, то исчезавшего противника. Некоторые советские танкисты, давно расквартированные в Венгрии и прекрасно понимавшие, что происходит в стране, открыто выражали свою симпатию восставшим.
Основные усилия революционеры сосредоточили на борьбе с ненавистной коммунистической тайной полицией. Выступивший по радио И. Надь призвал к прекращению насилия и обещал продолжить реформы, начатые им в 1953 г. Он просил советские войска проявлять сдержанность и не открывать огонь.
25 октября революция охватила всю страну. Коммунистический режим рухнул в одночасье. Власть переходила в руки стихийно создаваемых рабочих и революционных советов. Их число достигло 2100. В них работали более 28 тыс. членов. По всей стране шли демонстрации с требованием вывода советских войск.
 Силы тайной полиции открыли в тот день огонь с крыш соседних зданий по народу, собравшемуся у парламента. Советские солдаты, посчитавшие, что целью являются они, открыли ответный огонь. В перестрелке погибло несколько десятков человек.

budapest3


Стрельба у парламента ускорила бегство в Москву Э. Герёё и О. Хегедюша и радикализировала повстанцев.  Новым первым секретарём ЦК ВПТ стал Иван Каадаар.
Революционеры тем временем развернули решительное наступление на советские войска и силы тайной полиции. Всего с 25 по 29 октября по всей Венгрии было зафиксировано 71 вооружённое столкновение с участием повстанцев, венгерской тайной полиции и советских войск.
Основные бои с советскими танками шли в Будапеште. В провинции многие советские командиры заключали перемирие с восставшими.
Как минимум, несколько десятков советских солдат перешли на сторону восставшего венгерского народа. Судьба их была трагична. Когда началось подавление революции, несмотря на помощь венгров, практически никому из них не удалось скрыться и бежать в Австрию. Они были схвачены и казнены.
27 октября И. Надь сформировал новое правительство с участием видных представителей запрещённых некоммунистических партий.
Утром 28 октября премьер-министр на заседании Политбюро ЦК ВПТ осудил трактовку народного движения как контрреволюции. В этот же день И. Надь после трудных переговоров с советским командованием объявил о достижении соглашения о прекращении огня. В радиообращении И. Надь охарактеризовал действия революционеров как народное и демократическое движение. Было объявлено об амнистии повстанцам,  роспуске тайной полиции, создании национальной гвардии. Была вновь разрешена деятельность некоммунистических партий. Освобождены узники коммунистического режима.
Резкий поворот И. Надя был полной неожиданностью для Кремля. В хрущёвском руководстве росло понимание, что в Венгрии оно имеет дело с широкой народной революцией.
Москва отступила. 29-30 октября советские войска были выведены из Будапешта в провинциальные гарнизоны. На заседании Президиума ЦК КПСС 30 октября по инициативе Н. Хрущёва даже обсуждался вопрос о полном выводе советских войск из стран «народной демократии».
Как мудро заметил на том заседании заместитель председателя Совета Министров СССР Максим Сабуров: «На ХХ съезде сделали хорошее дело, но затем не возглавили развязанную инициативу масс. Нельзя руководить против воли народа».
По итогам этого заседания была принята, а затем опубликована Декларация правительства СССР об основах развития и дальнейшего укрепления дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и другими социалистическими странами.
В этом историческом документе говорилось: «В целях обеспечения взаимной безопасности социалистических стран Советское Правительство готово рассмотреть с другими социалистическими странами-участниками Варшавского договора вопрос о советских войсках, находящихся на территориях указанных выше стран».
«Ход событий показал, что трудящиеся Венгрии, достигшей большого прогресса на основах народно-демократического строя, справедливо ставят вопрос о необходимости устранения серьёзных недостатков в области экономического строительства, о дальнейшем повышении материального благосостояния населения, о борьбе с бюрократическими извращениями в государственном аппарате».
«Советское Правительство, как и весь советский народ, глубоко сожалеет, что развитие событий в Венгрии привело к кровопролитию».
«Вместе с тем, Советское Правительство готово вступить в соответствующие переговоры с правительством Венгерской Народной Республики и другими участниками Варшавского договора по вопросу о пребывании советских войск на территории Венгрии».
В тот день казалось, что революция победила.

budapest5


 Второй этап революции (31 октября – 11 ноября 1956 г.)
1 ноября 1956 г. И. Каадаар заявил в своём программном выступлении, посвящённом преобразованию ВПТ в Венгерскую социалистическую рабочую партию, что она будет защищать дело социализма и демократии с учётом особенностей страны, и призвал народ поддержать коалиционное правительство И. Надя.
В тот же день правительство объявило о выходе Венгрии из Организации Варшавского договора и провозгласило нейтралитет страны.
 В Венгрии бушевала революция. Рабочие советы отменяли нормы выработки на предприятиях. Восставший народ выпускал накопившуюся ненависть к коммунистам. За время революции суду Линча подверглись 213 работников партийного аппарата и сотрудников тайной полиции. Повсеместно уничтожались ненавистные красные звёзды, памятники В. Ленину и И. Сталину. Увы, под горячую руку восставшего народа попали и 393 советских военных мемориала.
Однако постепенно стихия народного гнева успокаивалась. Революционные и рабочие советы заявили о полной поддержке правительства И. Надя и возобновлении работы предприятий с понедельника 5 ноября. Но спокойно дожить до понедельника Венгрии не дал Советский Союз.
В Москве понимали, что победоносная революция в Венгрии является великим примером для прочих покорённых народов. Если не вмешаться снова в венгерские события, то можно столкнуться с эффектом домино.
Удобный случай для новой интервенции подвернулся очень быстро. В ночь на 30 октября 1956 г. Франция, Англия и Израиль начали свою безумную и быстро провалившуюся военно-колониальную авантюру в Египте. Это не только мгновенно переключило внимание мировой общественности, но и создало крайне выгодную для хрущёвского режима моральную атмосферу.
Уже 31 октября 1956 г. Президиум ЦК КПСС изменил своё решение. Постановили войска из Венгрии не выводить. Уже в который раз в истории коммунистической России было решено разыграть фарс с организацией альтернативного «революционного» правительства, умоляющего Москву ввести войска. На этот раз роль венгерского Куусинена решили поручить сыграть И. Каадаару.
budapest41 ноября началась всесторонняя подготовка к интервенции. В советской прессе была развёрнута шумная кампания по поводу зверств венгерских фашистов, проникающих в страну через австрийскую границу. Это вызвало даже официальный протест Вены, заявившей, что ничего подобного на границе не происходит.
В тот же день И. Каадаара, только что поддержавшего в своей речи правительство И. Надя, спешно доставили в Москву, где 2 ноября Президиум ЦК КПСС проработал с ним сценарий новой постановки.
Вечером 3 ноября по приказу И. Серова КГБ вероломно арестовал в Будапеште всё командование венгерской армии во главе с министром обороны Паволом Молеетером. Венгерская армия была обезглавлена.
С 1 ноября в Венгрию вводились свежие советские войска. Их бойцы ничего не знали о том, что в реальности происходит в этой стране. Некоторые были даже убеждены, что их везут в Берлин сражаться с немецкими фашистами.
Общая численность советских войск, брошенных на подавление революции, составила около 60 тыс. военнослужащих.
Численность венгерских армейских частей в Будапеште составляла примерно 50 тыс. военнослужащих. К ним примыкала 10-тысячная Национальная гвардия. У защитников революционного правительства И. Надя в столице было всего около 100 танков.
В 21.30 3 ноября Будапешт был полностью окружён войсками интервентов. В 3.00 4 ноября советские танки стали входить в город. В 4.25 начались первые бои.
В 5.20 И.Надь выступил со своим последним радиообращением к городу и миру, сообщив, что советские войска атаковали Будапешт, но его правительство остаётся на посту. В 6.00 в городке Сольноке И. Каадаар провозгласил создание «Венгерского революционного рабоче-крестьянского правительства». В 8.07 Свободное радио имени Л. Кошута замолчало.
Около 8.00 организованное сопротивление было подавлено, Национальная гвардия сложила оружие, а советские войска заняли здание Национального собрания. Однако разрозненное сопротивление героические защитники Будапешта оказывали ещё долго.
В Будапеште русские коммунистические захватчики устроили кровавую баню. В городе погибли 1569 гражданских лиц. Среди погибших защитников родного города примерно 53% составляли рабочие, а почти половина была моложе 30 лет.
На высоте оказался в те трагические для страны дни венгерский пролетариат. Дольше всех держали оборону городок сталеваров Сталиноваарош и будапештский индустриальный район Чепель. Их советским войскам удалось захватить только 11 ноября.
Всего с венгерской стороны погибло 2502 человека. С советской стороны погибли и пропали без вести 720 военнослужащих. Более 200 тыс. венгров бежали из родной страны. С октября по декабрь 1956 г. численность коммунистической партии упала с 800 до 100 тыс. членов.
Только 7 ноября в советском бронетранспортёре в столицу был доставлен новый ставленник Москвы И. Каадаар.
И. Надь вместе со знаменитым венгерским философом Дьёрдем Лукаачем укрылись в югославском посольстве.
Торжествующая реакция бросала за решётку десятки тысяч людей. 13 тысяч были приговорены к тюремному заключению. 350 человек казнены. Сотни депортированы в СССР. Среди казнённых оказался и национальный герой венгерского народа Имре Надь, которого обманом удалось выманить из посольства.
На Новом общественном кладбище Будапешта среди могил с прахом Имре Надя, Павола Молеетера, других руководителей революционного правительства и командиров вооружённого сопротивления стоят сотни резных деревянных столбов. Они стоят над братскими, безымянными и пустыми могилами героев революции.
На одном из столбов надпись: «Советским военным, перешедшим на сторону повстанцев и отдавшим жизнь за свободу Венгрии».


Международная реакция
Мир был потрясён кровавой расправой над свободолюбивым венгерским народом.
По этой проблеме многократно принимала в те трагические месяцы резолюции Генеральная ассамблея ООН.
В резолюции № 1005 от 9 ноября 1956 г., например, говорилось, о «насильственном подавлении советскими войсками венгерского народа в его стремлении к свободе и независимости». Иностранная интервенция была названа «нетерпимой попыткой» отрицания права венгерского народа на реализацию его фундаментальных прав. Резолюция требовала немедленного вывода советских войск и проведения свободных выборов под наблюдением ООН.
Американский журнал Time объявил человеком года безымянного венгерского борца за свободу.
Американцы по призыву 21-летнего Элвиса Пресли собрали и отправили через Красный Крест в Венгрию гуманитарную помощь на 6 млн долл. (более 50 млн долл. в нынешних ценах).
Волна заявлений о выходе прокатилась по Итальянской и Французской коммунистическим партиям.
К годовщине революции в 1957 г. великий французский писатель и философ Альбер Камю обнародовал своё открытое письмо «Кровь венгров».
В нём говорилось: «Я надеюсь, что сопротивление Венгрии продолжится до тех пор, пока контрреволюционное Государство не рухнет повсюду на Востоке под тяжестью своих лжи и противоречий».


Реакция в России
Большинство советских граждан полностью приняли на веру официальную версию событий в Венгрии.
Наиболее эффективным пропагандистским аргументом в пользу необходимости силового решения был тезис о том, что Советская Армия своим вмешательством в Венгрии якобы предотвратила новую большую войну.
Поскольку в 1956 г. Вторая мировая война была на памяти людей даже молодых поколений, этот аргумент активно применялся в пропаганде. К нему охотно прибегал и Н. Хрущёв, в том числе в беседах с иностранными корреспондентами.
Многие советские граждане, принимавшие всерьёз официальные догмы, видели в  происходящем в первую очередь попытку вывести Венгрию из советской сферы влияния. Согласно их логике, «надо освободить Венгрию от тех сил, которые хотят её увести от нас», «мы заплатили кровью за Венгрию в 1945 г. С какой стати её надо отдавать американцам?»  
Венгерские события, таким образом, воспринимались частью общества как своего рода продолжение Великой Отечественной войны, а советские военные действия – как законный ответ на попытку некоторых сил пересмотреть результаты завоеваний СССР.
Но коммунистическая пропаганда убедила далеко не всех. В ряде вузов появились оппозиционные молодёжные группы. В Москве, Ленинграде, Свердловске, Сталино, Татарии распространялись листовки, призывавшие проявить солидарность с восставшими венграми.
В Ярославле 7 ноября 1956 г. 11-летний школьник Виталий Лазарьянц, сын директора завода, развернул на официальной демонстрации плакат «Руки прочь от Венгрии!».
В 1957 г. вся группа семинара литературных переводчиков в Литературном институте имени Максима Горького в ответ на объяснения произошедшему в официальном ключе вскочила с криками: «В Венгрии произошла революция. Нам тоже нужна такая революция, как в Венгрии».
В Литве и Эстонии революция в Венгрии вызвала настоящий всплеск национально-освободительного движения. В Каунасе и Вильнюсе в ноябре 1956 г. состоялись многотысячные шествия католиков с требованиями свободы отправления религиозных обрядов. Демонстранты скандировали: «Последуем примеру Венгрии!»
В Каунасе демонстранты пытались прорваться к центру города с криками: «Долой Москву!», «Долой коммунистов!» В обеих республиках распространялись национально-освободительные листовки.
Показательна реакция ведущих интеллектуалов России.
О настроениях академика Льва Ландау мы знаем по донесениям КГБ. Великий физик говорил в частных беседах: «Венгерская революция – это значит практически весь венгерский народ, восставший против своих поработителей, т. е. против небольшой венгерской клики, а в основном против нашей... Настоящие потомки великих революционеров всех времён... То, что они сейчас проявили, это заслуживает заимствования.
Перед Венгрией я готов встать на колени»; «Наши в крови буквально по пояс. То, что сделали венгры, это считаю величайшим достижением. Они первые разбили, по-
настоящему нанесли потрясающий удар по иезуитской идее в наше время. Потрясающий удар!»
Известный русский историк, профессор МГУ Сергей Дмитриев отразил свою реакцию на революцию в дневниках.
4 ноября 1956 г. учёный  писал: «Сегодня факт военной интервенции СССР против Венгрии стал очевидным и был гласно провозглашён правительством СССР. Конечно, не без помощи небольшого фигового листика. Таким листиком явилось по мановению нашей дирижёрской палочки выскочившее будто бы в Будапеште революционное рабоче-крестьянское правительство Венгрии во главе с Яношем Кадаром...
Стыдно быть русским. Стыдно потому, что хотя венгров подавляет не русский народ, а коммунистическая власть СССР, но русский народ молчит, ведёт себя как народ рабов... Его совесть спит, его сознание обмануто, в нём нет протеста против этих чёрных дел... Не может быть свободна нация, которая подавляет другие народы...»
Самой поразительной реакцией в России на революцию в Венгрии стала гениальная Одиннадцатая симфония «1905-й год» великого русского композитора Дмитрия Шостаковича, впервые исполненная в Москве 30 октября 1957 г.
В ней есть пронзительная 2-я часть «9 января» со сценой расстрела. Многие тогда восприняли эту симфонию как разговор совсем о другой революции.
О том, что думал, сочиняя это произведение, сам гений, нам известно из дневника замечательного русского балетмейстера Игоря Бельского, который в 1966 г., решив поставить на музыку этой симфонии балет в Кировском театре, плотно общался с Д. Шостаковичем: «Рассказываю Д.Д. свой замысел. И тут он меня огорошивает! «Одиннадцатая симфония», действительно, трагедия, но трагедия… венгерских событий 1956 года. Это симфония о Свободе, Отчаянии и Надежде».


Экономические последствия для Венгрии и России
Жизнь в Венгрии после подавления революции, на первый взгляд, улучшилась.
И. Каадаар стал, как полагается, её душе-приказчиком. К 1962 г. оставшиеся в живых репрессированные революционеры вышли из тюрем. Массовый террор ушёл в прошлое.
В стране был взят курс на более сбалансированное экономическое развитие и повышение самостоятельности предприятий. Правительство пеклось о постоянном повышении уровня жизни венгров.
Хорошо известен сомнительный комплимент, сделанный Венгрии той эпохи: «самый весёлый барак социалистического лагеря». Но «гуляшный коммунизм» в Венгрии был оплачен за счёт колоссальных субсидий со стороны СССР.
По подсчётам экспертов, только в 1970-1984 гг. скрытые субсидии СССР народному хозяйству его восточноевропейских сателлитов составили 198 млрд долл.
Венгрия по размеру получаемых субсидий в расчёте на душу населения занимала 4-е место в Восточной Европе (после Восточной Германии, Болгарии и Чехословакии).
Венгерская экономика, отторгавшая инновации, как и любое другое социалистическое народное хозяйство, всё более отставала от стран, оказавшихся по другую сторону «железного занавеса». Неудивительно, что если в 1938 г. венгерский ВВП на душу населения, рассчитанный по паритету покупательной способности, составлял 81% от итальянского, то в 1989 г. – только 57%.
История доказала правоту венгерских революционеров 1956 г. В 1989 г. страна, потратив на бесплодные эксперименты с советской моделью экономики 33 года, была вынуждена заново открывать для себя модель рыночной индустриализации, ориентированной на развитые страны Европы.
На этом пути Венгрия добилась к сегодняшнему дню огромных успехов. Но если бы Венгрия встала на него на три десятилетия раньше, она скорее всего была бы уже сейчас одной из развитых постиндустриальных стран. Пока же ей предстоит ещё несколько десятилетий догоняющего развития.
Но самый большой удар советские интервенты, как всегда, нанесли по самой России. Необходимость выбрасывать сотни миллиардов долларов на субсидирование экономики восточноевропейских союзников, содержание там оккупационных войск и прочие военно-колониальные авантюры означала разорение и обескровливание нашей страны, консервацию её нищеты и отсталости.
И сегодня, когда вы прогуливаетесь по Брянской, Пензенской областям или Мордовии и видите все эти нищету и мерзость запустения, необходимо помнить, что это результат не только «голландской болезни», которой Россия страдает последние 42 года, но и многовекового выкачивания из неё человеческих и материальных ресурсов на бесконечные военно-колониальные авантюры.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук


В тему
Из речи Бориса Ельцина в Национальном собрании Венгрии 11 ноября 1992 года
…Историческая память народа Венгрии бережно хранит воспоминания о событиях революции 1848-1849 годов, о той печальной роли, которую сыграла тогда в их судьбе царская Россия.
Немногим более ста лет спустя повторилось нечто подобное. Я говорю о трагедии 1956 года.
На советском режиме она навсегда останется несмываемым пятном. Следы от гусениц танков, которые перепахивали улицы Будапешта, навечно отпечатались в душах тех, кому дороги идеалы свободы и демократии. Убеждён, что таких большинство и в Венгрии, и в России.
Тогда человечество получило ещё одно подтверждение тому, что тоталитаризм, любая тирания никогда не замыкаются рамками одной страны. Они стремятся протянуть свои ядовитые щупальца как можно дальше. Для них не существует границ и  моральных запретов.
Горько сознавать, что по приказу тогдашних кремлёвских руководителей в те трагические события были втянуты солдаты-россияне.
Это произошло всего через десять лет после того, как они ценой огромных жертв освободили Венгрию от коричневой чумы фашизма. Но на смену одной идеологии насилия пришла другая.
Считаю глубоко символичным, что первым восстал против порабощения именно венгерский народ. Национальное восстание не было напрасным. Оно показало, что не только отдельные личности, но и целые народы начинают осознавать, что без освобождения от коммунистической диктатуры для них нет будущего.
Сегодня мы склоняем головы перед всеми жертвами 1956 года. Месть системы, которая получила ощутимый удар, была жестокой. Она не ограничилась рамками Венгрии. Новые узники ГУЛАГа появились в России и в других странах так называемого «социалистического лагеря».
Весь мир получил тогда яркое подтверждение тому, что каждая страна, каждый народ рождает не только героев, но и палачей.
К сожалению, здесь не бывает исключений.
Граждане и Венгрии, и России должны знать всю правду о том трагическом времени. И они её обязательно узнают. Причём не много лет спустя, а уже в ближайшее время.
Она нужна не для того, чтобы вызвать мутную волну слепой мести. Без полной правды не восстановить справедливости, не добиться очищения.
Без полной правды не привести в действие такие мощные рычаги прогресса, как суд совести, покаяние и прощение…
…Развитие наших отношений не должно и не может строиться на базе отринутых жизнью жёстких конструкций взаимодействия. Нет смысла восстанавливать какие-либо старые так называемые «союзнические», а на деле жёсткие иерархические отношения, основанные на диктате Москвы…
…Будем же в своих помыслах постоянно помнить о том, что мы, прежде всего, европейцы – наследники и хранители величайшего достояния. И соответственно действовать.

 

Прочитано 1372 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту