Забытые гении: Борис Трахтенброт

A A A

В цикле «Забытые гении» краевед Александр Волков рассказывает о выдающемся ученом Борисе Трахтенброте (1921 г. р.), научное становление которого произошло в Пензе, где он десять лет (1950-1960) преподавал математику в ПГПИ, СХИ и ППИ.

 Страницы жизни и научной деятельности
Б. А. Трахтенброт – один из пионеров теоретической информатики в СССР, видный теоретик в области дискретной математики и формальных языков, а также математической логики, электронных вычислительных машин.
Борис Абрамович Трахтенброт родился
20 февраля 1921 г. в Бессарабии. Учился в начальной школе в Бричево, потом в Бельцах и в мужской гимназии в Сороках, которую окончил в 1939 г. В 1940 г. он поступил на физико-математическое отделение Кишиневского педагогического института. В начале июля 1941 г. Б. А. Трахтенброту удалось бежать из осаждённого города и попасть в Чкалов, где он продолжил обучение в местном педагогическом институте.

trahtenbrot

Через год он перевелся обратно в эвакуированный в Бугуруслан Кишинёвский педагогический институт. Одновременно работал на обувной фабрике, затем на строительстве газовой магистрали между Бугурусланом и Куйбышевом.
В августе 1944 г. вместе с педагогическим институтом вернулся в Кишинёв.
Получив в 1945 г. диплом об окончании института, работал учителем в Бельцах. Приняв решение серьёзно заняться математикой, в том же году поступил на физико-математический факультет в Черновицкий университет. В 1947 г., после окончания университета, он поступил в аспирантуру в Институт математики Академии наук Украинской ССР в Киеве. Специализировался в математической логике под руководством профессора П. С. Новикова. Защитил диссертацию в 1950 г. по теме «Разрешимость проблем для конечных классов и определения конечных классов».
В 1950-1960 гг. работал в пензенских вузах (ПГПИ, СХИ, ППИ). С 1960 г. – в Институте математики Сибирского отделения Академии наук СССР и в Новосибирском государственном университете, доктор физико-математических наук (1962), профессор (1963).
После переезда в Израиль в декабре 1980 г. – профессор отделения точных и компьютерных наук Тель-Авивского университета.
Уже первые монографии Бориса Трахтенброта: «Алгоритмы и машинное решение задач» (1957, 1960), «Введение в теорию конечных автоматов» (1962), «Конечные автоматы: поведение и синтез» (1970), «Алгоритмы и вычислительные автоматы» (1974) – были переведены и изданы во многих странах.
В 2008 г. в серии «Столпы компьютерных наук» вышел сборник научных статей в честь 85-летия Б. А. Трахтенброта.

trahtenbrot210 лет в Пензе: Письма А. А. Ляпунову
Становление Бориса Трахтенброта как ученого и преподавателя, конечно, состоялось в Пензе, где ему пришлось работать в трех вузах города. Основным местом работы в течение первых восьми лет был физико-математический факультет педагогического института.
В своих письмах научному руководителю, выдающемуся советскому математику профессору А. А. Ляпунову Борис Абрамович рассказывал о том, как складывалась его судьба в Пензе.
Из письма Б. А. Трахтенброта А. А. Ляпунову от 13 декабря 1950 г.: «Глубокоуважаемый Алексей Андреевич, прибыл благополучно в Пензу и уже приступил к работе. У меня неприятности с квартирой (как обычно, обещали, но не дают), и мне предстоит решительный разговор с начальством… Если бы я твердо знал, что у меня есть еще какая-то возможность, то я пошел бы даже на разрыв с Пензой, если они не разрешат квартирный вопрос…».
Из письма Б. А. Трахтенброта А. А. Ляпунову от 26 декабря 1950 г.: «Здравствуйте, глубокоуважаемый Алексей Андреевич. Понемногу привыкаю к новой обстановке. Здесь не столь уж плохо, хотя, пока что, я еще без квартиры. Моя нагрузка пестрая и мало интересная. Утешаюсь только курсом теории функций… Мы собираемся здесь организовать математическую олимпиаду. Я был бы очень рад Вашему совету в части подбора задач и тем для научного кружка…».
Из письма Б. А. Трахтенброта А. А. Ляпунову от 2 февраля 1952 г.: «Здравствуйте, глубокоуважаемый Алексей Андреевич. Я полагал, что мне удастся выехать в Москву на время каникул, но обострение моей болезни (желудка) не позволило. Это обострение связано, по-видимому, отчасти, с теми волнениями и переживаниями, которые мне с избытком доставляет непрекращающаяся травля со стороны моего «зав»а (зав. кафедрой математики Егоров И. П. – авт.).
История с «идеализмом» получила в институте широкую гласность; склочный характер этого дела становился все более и более явным. Я сделал доклад на кафедре марксизма-ленинизма, и мой доклад им понравился; кафедра решила, что «никакого идеализма в этих символических исчислениях нет»… Наконец, 31/I на заседании ученого совета было сообщено сотрудникам, что дирекция и парторганизация института расследовали это дело и пришли к заключению, что в моих докладах и работах нет никакого идеализма…
Как будет дальше вести себя, после этой пощечины, мой тиран, я не знаю; чувствую только одно – я невероятно устал от всех этих склок… В основном, этот год для меня потерян в бессмысленной борьбе с ветряными мельницами…».
Из письма Б. А. Трахтенброта А. А. Ляпунову от 19 августа 1952 г.: «Глубокоуважаемый Алексей Андреевич, высылаю Вам автобиографию нашего выпускника Ильи Яковлевича Пламеннова, о котором мы с вами говорили в апреле… Сейчас он готовится к госэкзамену и все лето будет в Пензе; в связи с этим у него имеются некоторые возможности дополнительной подготовки к вступительным экзаменам в аспирантуру под моим руководством… Правда, сроки небольшие, но при способностях и усердии Пламенного, можно все-таки немало сделать…».
Из воспоминаний профессора А. Д. Коршунова
«В 1950-1958 годах Борис Авраамович работал на физико-математическом факультете Пензенского пед. института. В 1958 г. на этом факультете стал работать д.ф.-м.н. И. П. Егоров, который с Борисом Абрамовичем находился в сложных отношениях. В связи с этим Б. А. Трахтенброт перешел на работу в Пензенский политехнический институт, в котором проработал два года. В это время он работал по совместительству в НИИУВМ (научно-исследовательский институт управляющих вычислительных машин), в котором главным инженером работал известный специалист по разработке вычислительных машин, д. т. н. Б. И. Рамеев.
Борис Абрамович обращал большое внимание на талантливых  студентов. В Пензенском пед. институте для таких студентов он читал внеплановые лекции по математической логике, теории алгоритмов и вел специальный семинар по дискретной математике и кибернетике. В 1958–1960 годах семинар работал в Пензенском политехническом институте. Два ученика Б. А. Трахтенброта – студенты Пензенского пед. ин-та – Н. В. Белякин и А. Д. Коршунов впоследствии стали докторами физ.-мат. наук».


Вместе с Баширом Рамеевым
Да, в Пензе Борису Трахтенброту удалось сделать немало: здесь написаны важные научные статьи и первые монографии, открыты десятки талантливых студентов, ставших с его помощью докторами и кандидатами наук: И. Я. Пламеннов, А. Д. Коршунов,
Н. В. Белякин, А. В. Данилов, Д. В. Веденяпин, А. Т. Кондратьев.
О яркой судьбе одного из первых учеников Трахтенброта, Ильи Пламеннова (1924-1979), ставшего лауреатом Ленинской премии, «УМ» рассказала в № 27 от 17 июля 2015 г.
Важной вехой пензенского периода деятельности Бориса Абрамовича было сотрудничество с Баширом Рамеевым (1918-1994), создателем первых советских ЭВМ («Стрела», «Урал-1»). В 1956-1968 гг. он работал главным инженером и заместителем директора по научной работе Пензенского НИИ математических машин. Трахтенброт Б. А. не только плодотворно работал с его СКБ-245, но привел к Рамееву большую группу талантливой молодежи из ПГПИ, которую он «логически и кибернетически образовал».
В ПГПИ Борис Трахтенброт прошел путь от старшего преподавателя до доцента кафедры математики (1955). Неоднократно исполнял обязанности заведующего кафедрой, вел спецсеминар по функциональному анализу и факультативный курс по математической логике. Не избегал он и общественной работы, несколько лет возглавлял профбюро факультета.
За успехи в труде и научно-исследовательской  работе Борис Абрамович неоднократно награждался благодарностями и почетными грамотами.
С помощью бывшего пензенского преподавателя математики Владимира Фраймана (Израиль) мне удалось установить, что Борис Абрамович еще жив в свои 94 года! Но, по словам его сына Марка, уже очень плох и, увы, не сможет ответить на наши вопросы о годах своей работы в Пензе. Но на сайте открытого электронного архива Сибирского отделения РАН выложены письма ученого к
А. А. Ляпунову, в которых есть материалы о пензенском периоде жизни Бориса Трахтенброта.
Автор выражает благодарность за помощь в сборе материалов о Б. А. Трахтенброте профессору ПГУ И. Ф. Шувалову, профессору СО РАН А. Д. Коршунову.
Александр Волков, краевед

Прочитано 1576 раз

Поиск по сайту

Реклама