Забытые гении: Борис Трахтенброт

A A A

В цикле «Забытые гении» краевед Александр Волков рассказывает о выдающемся ученом Борисе Трахтенброте (1921 г. р.), научное становление которого произошло в Пензе, где он десять лет (1950-1960) преподавал математику в ПГПИ, СХИ и ППИ.

 Страницы жизни и научной деятельности
Б. А. Трахтенброт – один из пионеров теоретической информатики в СССР, видный теоретик в области дискретной математики и формальных языков, а также математической логики, электронных вычислительных машин.
Борис Абрамович Трахтенброт родился
20 февраля 1921 г. в Бессарабии. Учился в начальной школе в Бричево, потом в Бельцах и в мужской гимназии в Сороках, которую окончил в 1939 г. В 1940 г. он поступил на физико-математическое отделение Кишиневского педагогического института. В начале июля 1941 г. Б. А. Трахтенброту удалось бежать из осаждённого города и попасть в Чкалов, где он продолжил обучение в местном педагогическом институте.

trahtenbrot

Через год он перевелся обратно в эвакуированный в Бугуруслан Кишинёвский педагогический институт. Одновременно работал на обувной фабрике, затем на строительстве газовой магистрали между Бугурусланом и Куйбышевом.
В августе 1944 г. вместе с педагогическим институтом вернулся в Кишинёв.
Получив в 1945 г. диплом об окончании института, работал учителем в Бельцах. Приняв решение серьёзно заняться математикой, в том же году поступил на физико-математический факультет в Черновицкий университет. В 1947 г., после окончания университета, он поступил в аспирантуру в Институт математики Академии наук Украинской ССР в Киеве. Специализировался в математической логике под руководством профессора П. С. Новикова. Защитил диссертацию в 1950 г. по теме «Разрешимость проблем для конечных классов и определения конечных классов».
В 1950-1960 гг. работал в пензенских вузах (ПГПИ, СХИ, ППИ). С 1960 г. – в Институте математики Сибирского отделения Академии наук СССР и в Новосибирском государственном университете, доктор физико-математических наук (1962), профессор (1963).
После переезда в Израиль в декабре 1980 г. – профессор отделения точных и компьютерных наук Тель-Авивского университета.
Уже первые монографии Бориса Трахтенброта: «Алгоритмы и машинное решение задач» (1957, 1960), «Введение в теорию конечных автоматов» (1962), «Конечные автоматы: поведение и синтез» (1970), «Алгоритмы и вычислительные автоматы» (1974) – были переведены и изданы во многих странах.
В 2008 г. в серии «Столпы компьютерных наук» вышел сборник научных статей в честь 85-летия Б. А. Трахтенброта.

trahtenbrot210 лет в Пензе: Письма А. А. Ляпунову
Становление Бориса Трахтенброта как ученого и преподавателя, конечно, состоялось в Пензе, где ему пришлось работать в трех вузах города. Основным местом работы в течение первых восьми лет был физико-математический факультет педагогического института.
В своих письмах научному руководителю, выдающемуся советскому математику профессору А. А. Ляпунову Борис Абрамович рассказывал о том, как складывалась его судьба в Пензе.
Из письма Б. А. Трахтенброта А. А. Ляпунову от 13 декабря 1950 г.: «Глубокоуважаемый Алексей Андреевич, прибыл благополучно в Пензу и уже приступил к работе. У меня неприятности с квартирой (как обычно, обещали, но не дают), и мне предстоит решительный разговор с начальством… Если бы я твердо знал, что у меня есть еще какая-то возможность, то я пошел бы даже на разрыв с Пензой, если они не разрешат квартирный вопрос…».
Из письма Б. А. Трахтенброта А. А. Ляпунову от 26 декабря 1950 г.: «Здравствуйте, глубокоуважаемый Алексей Андреевич. Понемногу привыкаю к новой обстановке. Здесь не столь уж плохо, хотя, пока что, я еще без квартиры. Моя нагрузка пестрая и мало интересная. Утешаюсь только курсом теории функций… Мы собираемся здесь организовать математическую олимпиаду. Я был бы очень рад Вашему совету в части подбора задач и тем для научного кружка…».
Из письма Б. А. Трахтенброта А. А. Ляпунову от 2 февраля 1952 г.: «Здравствуйте, глубокоуважаемый Алексей Андреевич. Я полагал, что мне удастся выехать в Москву на время каникул, но обострение моей болезни (желудка) не позволило. Это обострение связано, по-видимому, отчасти, с теми волнениями и переживаниями, которые мне с избытком доставляет непрекращающаяся травля со стороны моего «зав»а (зав. кафедрой математики Егоров И. П. – авт.).
История с «идеализмом» получила в институте широкую гласность; склочный характер этого дела становился все более и более явным. Я сделал доклад на кафедре марксизма-ленинизма, и мой доклад им понравился; кафедра решила, что «никакого идеализма в этих символических исчислениях нет»… Наконец, 31/I на заседании ученого совета было сообщено сотрудникам, что дирекция и парторганизация института расследовали это дело и пришли к заключению, что в моих докладах и работах нет никакого идеализма…
Как будет дальше вести себя, после этой пощечины, мой тиран, я не знаю; чувствую только одно – я невероятно устал от всех этих склок… В основном, этот год для меня потерян в бессмысленной борьбе с ветряными мельницами…».
Из письма Б. А. Трахтенброта А. А. Ляпунову от 19 августа 1952 г.: «Глубокоуважаемый Алексей Андреевич, высылаю Вам автобиографию нашего выпускника Ильи Яковлевича Пламеннова, о котором мы с вами говорили в апреле… Сейчас он готовится к госэкзамену и все лето будет в Пензе; в связи с этим у него имеются некоторые возможности дополнительной подготовки к вступительным экзаменам в аспирантуру под моим руководством… Правда, сроки небольшие, но при способностях и усердии Пламенного, можно все-таки немало сделать…».
Из воспоминаний профессора А. Д. Коршунова
«В 1950-1958 годах Борис Авраамович работал на физико-математическом факультете Пензенского пед. института. В 1958 г. на этом факультете стал работать д.ф.-м.н. И. П. Егоров, который с Борисом Абрамовичем находился в сложных отношениях. В связи с этим Б. А. Трахтенброт перешел на работу в Пензенский политехнический институт, в котором проработал два года. В это время он работал по совместительству в НИИУВМ (научно-исследовательский институт управляющих вычислительных машин), в котором главным инженером работал известный специалист по разработке вычислительных машин, д. т. н. Б. И. Рамеев.
Борис Абрамович обращал большое внимание на талантливых  студентов. В Пензенском пед. институте для таких студентов он читал внеплановые лекции по математической логике, теории алгоритмов и вел специальный семинар по дискретной математике и кибернетике. В 1958–1960 годах семинар работал в Пензенском политехническом институте. Два ученика Б. А. Трахтенброта – студенты Пензенского пед. ин-та – Н. В. Белякин и А. Д. Коршунов впоследствии стали докторами физ.-мат. наук».


Вместе с Баширом Рамеевым
Да, в Пензе Борису Трахтенброту удалось сделать немало: здесь написаны важные научные статьи и первые монографии, открыты десятки талантливых студентов, ставших с его помощью докторами и кандидатами наук: И. Я. Пламеннов, А. Д. Коршунов,
Н. В. Белякин, А. В. Данилов, Д. В. Веденяпин, А. Т. Кондратьев.
О яркой судьбе одного из первых учеников Трахтенброта, Ильи Пламеннова (1924-1979), ставшего лауреатом Ленинской премии, «УМ» рассказала в № 27 от 17 июля 2015 г.
Важной вехой пензенского периода деятельности Бориса Абрамовича было сотрудничество с Баширом Рамеевым (1918-1994), создателем первых советских ЭВМ («Стрела», «Урал-1»). В 1956-1968 гг. он работал главным инженером и заместителем директора по научной работе Пензенского НИИ математических машин. Трахтенброт Б. А. не только плодотворно работал с его СКБ-245, но привел к Рамееву большую группу талантливой молодежи из ПГПИ, которую он «логически и кибернетически образовал».
В ПГПИ Борис Трахтенброт прошел путь от старшего преподавателя до доцента кафедры математики (1955). Неоднократно исполнял обязанности заведующего кафедрой, вел спецсеминар по функциональному анализу и факультативный курс по математической логике. Не избегал он и общественной работы, несколько лет возглавлял профбюро факультета.
За успехи в труде и научно-исследовательской  работе Борис Абрамович неоднократно награждался благодарностями и почетными грамотами.
С помощью бывшего пензенского преподавателя математики Владимира Фраймана (Израиль) мне удалось установить, что Борис Абрамович еще жив в свои 94 года! Но, по словам его сына Марка, уже очень плох и, увы, не сможет ответить на наши вопросы о годах своей работы в Пензе. Но на сайте открытого электронного архива Сибирского отделения РАН выложены письма ученого к
А. А. Ляпунову, в которых есть материалы о пензенском периоде жизни Бориса Трахтенброта.
Автор выражает благодарность за помощь в сборе материалов о Б. А. Трахтенброте профессору ПГУ И. Ф. Шувалову, профессору СО РАН А. Д. Коршунову.
Александр Волков, краевед

Прочитано 1948 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту