Права и обязанности гражданина: торжество либерализма

A A A

По результатам опроса «Права личности» среди читателей электронной версии газеты «Улица Московская», 22 июля – 4 августа 2019 г.

Напоминаю, что, начиная с апреля с. г., «УМ» начала проводить на своем сайте опросы читателей.
Первый из них имел цель получить представление об аудитории электронной версии нашего издания. И для меня было удивительным открыть, что доминируют «западники».
Второй был посвящен тому, как наша аудитория воспринимает власть. И здесь меня тоже ждало открытие. Большая часть аудитории электронной версии «УМ» настроена против власти одного человека в стране, против назначения выходцев из спецслужб и армии на ключевые должности в органах власти и управления.
Другими словами, большая часть аудитории «УМ» вполне укладывается в формат традиционных буржуазных взглядов. И результаты опроса, посвященного правам и обязанностям гражданина, который «УМ» провела еще в конце июля и первых числах августа (93 респондента), подтверждают эту версию.
На самом деле, если здраво оценивать результаты опроса о правах и обязанностях гражданина, то это просто торжество либерализма. И любые разговоры о том, что либерализм умер, это выдумка госпропаганды.
Да, действительно, есть сфера, в отношении которой люди слабо верят в принципы либерализма. Это сфера политики, или возможностей людей влиять на изменения своей жизни к лучшему через участие в политике, через участие в жизни партий. Но сфера права, или, вернее, практики правового регулирования повседневной жизни человека, она полностью подтверждает тягу людей к ценностям либерализма.
Право на неприкосновенность личности и имущества, право на частную собственность, право на судебную защиту – это все ценности либерального миропорядка. Ценности, имеющие многовековую историю, восходящие в своих базовых традициях еще к римскому праву.
И это ценности, которыми благополучно пользуются все режимы. Не только собственно либеральные, но и консервативные, социал-реформистские и даже авторитарные. Наверное, лишь откровенно тоталитарные режимы напрочь игнорируют либеральные ценности и порожденные ими права граждан.
Однако, несмотря на понимание того, как сложились такие позитивные для либерализма результаты опроса, я никак не мог найти нужных слов, чтобы объяснить эти результаты читателям «УМ». И тянул-тянул или оттягивал публикацию этих результатов. И вот дотянул, сегодня, 21 ноября, «Ведомости» опубликовали результаты опроса «Левада-Центра», в котором, по существу, аналогичные результаты по тому, какие права человека наши сограждане признают наиболее ценными.
Наверное, пора и мне опубликовать результаты опроса «УМ». Тем более, в отличие от «Ведомостей», которые просто представили результаты чужого опроса, у меня появилась идея, каким образом заинтриговать или слегка драматизировать ситуацию с правами человека.
Итак, по порядку.
Прежде всего сводим результаты в таблицу, которая позволит увидеть три вещи: 1) увидеть, как люди оценивают права по их важности для себя; 2) увидеть степень интенсивности нарушений прав; 3) увидеть
зоны напряжения или конфликта, то есть зоны,
где права сильно нарушаются и потому вызывают или способны в будущем порождать значимые конфликты. (См. таблицы ниже)
* * *
Как можно объяснить неожиданно столь высокий уровень признания читателями «УМ» либеральных прав?
Очевидно, все-таки это результат самой жизни, тех процессов, в которых люди участвуют сами.
Обращаю внимание на то, что читатели «УМ» отвечали в опросе на сайте еще и на такой вопрос: «Какие действия вы предпринимали, чтобы отстоять свое нарушенные права?» И они могли выбрать любое количество ответов из числа предложенных вариантов.
Наибольший результат (40,9%) получил ответ «ничего не предпринимал, никуда не обращался».
Но все остальные ответы и по отдельности, и суммарно говорят о высоком уровне активности людей в деле защиты своих прав и, соответственно, полученного в результате такой деятельности личного опыта.
Судите сами.

table1

ОЧЕНЬ ВАЖНЫЕ ПРАВА: ПОЛУЧИЛИ ПРИЗНАНИЕ СВЫШЕ 50% РЕСПОНДЕНТОВ

Право Для меня лично очень важно Право нарушалось в последние 2-3 года

Конфликтогенность, рассчитана
как отношение числа тех, кто сказал о нарушении его прав, к числу тех,
кто назвал право как очень важное лично для него

Иметь право на неприкосновенность личности и имущества  72,0% 18,3% 25,4%
Иметь право на судебную защиту    60,2% 21,5% 35,7%
Иметь право на частную собственность (квартира,  
дом, дача, земельный участок, автомашина, акции пред-ия)
53,8% 14,0%  26,0%
Иметь право на социальную защиту (охрана здоровья,  
детства, материнства, пенсионное обеспечение,
бесплатное образование)
52,7% 33,3%  63,2%

АКТУАЛЬНЫЕ ПРАВА: ПОЛУЧИЛИ ПРИЗНАНИЕ СВЫШЕ 25% РЕСПОНДЕНТОВ

Иметь право на тайну переписки, телефонных   переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений 45,2% 32,3% 71,5%
Иметь право на справедливое вознаграждение за труд    38,7% 29,0% 92,9%
Иметь право получать и распространять информацию    31,2% 32,3% 103,5%
Иметь право принимать участие в выборах – избирать и быть избранными 28,0% 18,3%  

65,3%

МАЛОАКТУАЛЬНЫЕ ПРАВА: ПОЛУЧИЛИ ПРИЗНАНИЕ МЕНЕЕ 25% РЕСПОНДЕНТОВ

Иметь право исповедовать любую религию   или не исповедовать никакой 22,6% 3,2% 14,1%
Иметь право на гарантии от необоснованного   увольнения с работы 14,0% 8,6% 61,4%
Иметь право участвовать в деятельности политических партий и движений   11,8% 6,5% 55,0%


Какие выводы или предположения можно сделать из этих сухих цифр?
Большинство граждан предпочитает решать вопросы с нарушением их личных прав вполне законным путем обращения к государству – в органы власти и управления и в суд. Это говорит о вере людей в правомочность государства.
Сюда же относится и вера людей в то, что вопрос можно решить при помощи средств массовой информации. Значит, несмотря на роль пропагандистов режима, масс-медиа способны частично удовлетворять запросы граждан на защиту их прав.
Чуть больше четверти респондентов (28%) указали на то, что решили вопрос с нарушением своих прав через личные связи (сюда стоит добавить и тех, кто признался в том, что материально заинтересовал лиц, принявших решение в его пользу – 4,3%).
Иначе говоря, люди не считают решение вопросов по восстановлению своих нарушенных прав при помощи личных связей чем-то незаконным, если это приводит к результатам, и не рассматривают это как коррупцию. В их представлении решить вопрос через личные связи – это нормально, если обращения в органы власти и в суд не работают.
Но при этом люди набираются личного опыта, одним из результатов которого является понимание того, что личные права – высококонфликтная зона. Что отстаивание своих личных прав требует времени, знаний, компетенций, что это во многом сфера деятельности профессиональных юристов.
Весь этот опыт оказывает сильнейшее воздействие на правосознание граждан, на то, что оно силой самой жизни движется в направлении признания либеральных прав важнейшими и системообразующими ценностями нашей жизни.
Участники опроса на сайте «УМ» отвечали также и на вопрос, который прояснял их личный опыт участия в судебных процессах («Вам приходилось быть участником судебного процесса?»). Оказалось, что лишь 14% респондентов не приходилось.
Признали, что в качестве истца участвовали в судебном процессе 48,4%.
В качестве ответчика – 48,4%.
В качестве свидетеля – 35,5%.
В качестве третьего лица – 21,5%.
И в качестве эксперта участвовали 10,8%.
Наверное, эту выборку не стоит распространять на всех жителей г. Пензы. Все-таки в опросе на сайте принимали участие те, кто имеет доступ к интернету и регулярно им пользуется, более того – это активная часть аудитории «УМ».
Но, получив результаты, я прикинул их на опыт участия в судебных процессах сотрудников нашей редакции, и оказалось, что в последние годы мы имели большой опыт участия в судебных процессах во всех упомянутых ролях.
К этому стоит добавить, что у людей есть еще и немногочисленный пока опыт участия в судебных процессах в качестве свидетелей.
* * *
Почему люди стали говорить о нарушении их прав?
Конечно, у нас нет социологически достоверной статистики, которая бы фиксировала, что вот ранее, скажем, 5-10 лет назад, граждане так не загонялись нарушением своих прав. Скорее можно говорить о неких ощущениях или опоре на здравый смысл.
И ощущения подсказывают мне, что 5-10 лет назад люди были менее озабочены нарушением прав. Не потому, что нарушений было меньше. Потому, скорее всего, что не чувствовали важности этих прав для себя лично. И не видели возможностей добиться их восстановления путем обращения в суд или в органы власти и управления.
Однако именно в последние годы подросло поколение, которое хорошо знает свои права. Не только социальные, восходящие ко временам социализма (право на труд, на достойное вознаграждение, на гарантии от необоснованного увольнения, что важно для лиц предпенсионного возраста).
Но также или даже в первую очередь молодые люди отчетливо сознают важность для себя права получать и распространять информацию, и нарушение этого права вызывает у них сильную фрустрацию.
По моим наблюдениям, нарушение этого права фрустрирует также ту часть читателей «УМ», которых можно отнести к числу бывшей партноменклатуры. Эти люди, бывшие ранее в силе, а сегодня утратившие и здоровье свое и статусные позиции, крайне раздраженно воспринимают не только нарушение их социальных прав, но также и права говорить об этих нарушениях.
Люди активные, а именно такие составляют аудиторию «УМ», независимо от их возраста, желают иметь право свободно обсуждать проблему текущей жизни, иметь право получать и распространять информацию.
Важность права не ощущается до тех пор, пока оно не нарушено.
С этой точки зрения актуальными зонами конфликта являются те права, где доля тех, кто указал на нарушения, сравнительно с теми, кто признал эти права значимыми, превышает 50%.

РЕЙТИНГ КОНФЛИКТОГЕННЫХ ПРАВ
table5Такие системообразующие права, как право на неприкосновенность личности и имущества, право на частную собственность, право на судебную защиту, пока характеризуются невысокой или умеренной конфликтогенностью.
Доля тех, кто указал на нарушения, сравнительно с теми, кто назвал эти права очень важными лично для него, здесь такова.

table6
* * *
Очевидно, эти показатели не являются пока стимулами для роста протестных настроений, для участия людей в спонтанных акциях против режима или против отдельных лиц, символизирующих режим.
Но также можно предположить, что сильные или неожиданно резкие нарушения именно этих прав способны породить рост негативного восприятия режима и побуждать людей к активному выражению недовольства. Форма в данном случае не важна. Она может быть не только активной (участие в митингах или забастовках), но и вполне пассивной, как это было во времена социализма, когда в ответ на низкую зарплату люди отвечали тем, что делали вид, что работают.
Логика людей понятна. Не надо бастовать против режима, он может и убить. Легче и проще не работать в интересах режима. И он, утрачивая базу в виде роста производительности труда, сам себя уронит. Что, собственно говоря, уже один раз в нашей истории и произошло.
Как бы то ни было, история развивается циклично. И то обстоятельство, что пока режим опирается среди прочего на фактор выученной беспомощности (напоминаю, что 40,9% респондентов-участников опроса на сайте «УМ» никуда не обращались в ситуации нарушения их прав, чтобы их отстоять), еще не говорит о том, что это будет вечно.
В связи с ростом нового поколения, по мере его взросления тема либеральных прав и ценностей будет все более актуализироваться и набирать вес. И режиму придется с этим обстоятельством считаться. Более того, придется мобилизовывать в свои когорты людей, способных работать с населением на поле либеральных прав и ценностей.
Ибо права сами по себе не существуют. Они есть в той мере, в какой люди, общество и государство принимают их как нормы жизни и поведения.
Права есть тогда, когда они исполняются.
И чем больше субъектов (граждан, органов власти и управления) исполняют общепризнанные и установленные конституцией права, тем устойчивее общество и тем более способно оно к развитию и конкуренции на поле мировой политики. Государства или режима это тоже касается.
Валентин МАНУЙЛОВ

Прочитано 955 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту