Откуда есмь пошла Украина?

A A A

zap ukraina aЭтой статьей «Улица Московская» начинает цикл, посвященной формированию украинской государственности.

А почему, собственно, Украина, если Киев – «мать городов русских»?
Итогом батыева нашествия стал факт раздела русских земель между Ордой и Литвой. Часть, ставшая монгольским улусом, позднее получит наименование Великороссии. Часть, вошедшая в Литву или Польшу, даст начало будущим Украине и Белоруссии.
В 1385 г. Польшу и Литву связала династическая уния, которая спустя 200 лет (в 1569 г.) привела к созданию единого и мощного государства – Речи Посполитой. Киев, бывший некогда центром формирования восточнославянского государства, оказался на самой окраине этой державы. Или «украине».
Южнее, за днепровскими порогами, царила казачья вольница, с которой ничего не могли поделать ни монголы, ни татары, ни литовцы, ни турки.
Поляки первые додумались обуздать это вечно мятежное племя по древнему правилу «разделяй и властвуй». В 1572 г. король Сигизмунд III принял на коронную службу первые три сотни казаков, учредив так называемое реестровое запорожское войско.
Реестровым казакам доплачивали на службу, выдавали вооружение. Желающих попасть в их ряды оказалось немало, и вскоре численность «реестра» измерялась уже полками.
Формально статус реестровых казаков приближался к статусу польской шляхты, но на деле отстоять казаку свои права в польском суде или перед польской администрацией было нереально.
Назревал конфликт. Который и вылился в восстание Богдана Хмельницкого.

zap ukraina
Богдан Хмельницкий был типичным искателем приключений, которыми во времена Тридцатилетней войны кишела Европа. С двадцати лет участвовал в походах и набегах. Два года провел на турецких галерах. В качестве наёмника участвовал во взятии французами Дюнкерка. В 1635 г. спас короля Владислава IV от русского плена в стычке аж под самой Москвой. Что, видимо, и объясняет его стремительную карьеру – Хмельницкий стал полковником реестровых казаков.
Но потом произошел один из тех казусов, о которых говорилось выше: когда Богдан был в отъезде, польский подстароста Чаплинский напал на его хутор, запорол его сына и увёл наложницу. Жалоба в суд не помогла.
 Хмельницкий обратился лично к королю, но даже влияние Владислава не могло ничего поделать с судебно-бюрократической машиной. Король якобы сам спровоцировал восстание, бросив в сердцах Богдану фразу по поводу того, что нечего, мол, казакам жаловаться, если они носят на поясе сабли. Богдан понял и поехал к крымскому хану Ислам Гирею. При себе у него якобы был план захвата поляками Крыма.
На Ислам Гирея план впечатления не произвел, но он закрыл глаза на то, что небольшой отряд крымчаков поможет казачьему полковнику поквитаться с обидчиками.
С татарами и ватагой низовских (т.е. не вошедших в реестр) казаков Богдан Хмельницкий вторгся пределы Речи Посполитой и начал раз за разом громить польские отряды. Как водится, население – желая перемен, но неведомо к чему – поддержало его. Скоро полыхала вся Украина.
Поляки сделали хорошую мину при плохой игре. Хмельницкому было присвоено высшее воинское звание гетман. Охваченная восстанием территория была выделена в автономную область с исключительно православной администрацией, которая получила название «Гетманат» или «Гетманщина». Польский король пообещал принять в число реестровых казаков 40 тыс. (!) сподвижников Хмельницкого: в 2 раза больше, чем собственно польская регулярная армия.
Этот момент – 8 августа 1649 г., день подписания Зборовского мира – и надо считать отправной точкой украинской государственности.  Начав войну как защитник прав казацкой шляхты, Богдан провозглашал теперь своей целью уже образование в рамках Речи Посполитой государства, объединяющего все русские земли.
Но вскоре все пошло наперекосяк. Хмельницкий представлял в основном интересы казацкой шляхты – «старшины». Однако огромная масса крестьянства поддержала Хмельницкого и пошла «казаковать» в надежде на то, что их зачислят в «реестровые» и они сядут на польский оклад.
Таких людей оказалось гораздо более тех 40 тыс., которых король обещал принять на службу. Да и эти 40 тыс., заведомо враждебные Польше, варшавские политики отнюдь не собирались зачислять в реестр.
Они распорядились деньгами более толково: заплатили дань крымчакам, и те убрались восвояси и с тех пор воевали попеременно то за поляков, то за казаков, одинаково безжалостно грабя и тех, и других.
В результате положение основной массы населения Гетманата только ухудшилось.
До тех пор на Украине существовало два основных слоя населения: казаки и посполитые, то есть вольные крестьяне (собственно и название государства можно перевести почти по-советски: «Речь Посполитая» – «Власть народа»).
Казаки обязаны были нести военную службу, посполитые – их содержать. Они не были крепостными. Наоборот, вполне свободными и даже владели землёй. Просто посполитые, жившие на определенной территории, должны были как бы «помогать» деньгами тому или иному казаку, а чаще  казацкому старшине или другому чину; рядовые казаки такой благодати были лишены.
Чёткой грани между казаками и мужиками не было. Казак, устав скитаться в походах, вполне мог осесть на землю, объявить себя посполитым и помогать деньгами казаку, который остался служить вместо него. Посполитый, соблазнившийся очередной экспедицией за зипунами, мог записаться в курень и стать казаком.
Такой порядок был очень невыгоден казацкой шляхте: кому понравится, если человек, который тебя кормит, в любой момент не просто уходит от тебя, но и продает свою землю неизвестно кому? Разумеется, о введении крепостного права и речи пока не шло, но после того, как выяснилось, что фокус с переходом почти всей Украины в «реестровые» не выгорел, Хмельницкий стал настаивать на том, чтобы посполитые расказачивались и шли дальше работать на своих шляхтичей, в том числе польских.
Однако вольница рассасываться не пожелала и ответила грабежами и убийствами поляков, евреев, а затем начала грабить всех подряд.
Богдан Хмельницкий явно не доверял боеспособности казачьего войска и посполитого ополчения и без поддержки татар воевать избегал. Во всяком случае, совершил невероятный финт: начал переговоры с турецким султаном. Что он ему пообещал, так толком и неизвестно, но, судя по тому, что султан Мухаммед IV приказал своему вассалу крымскому хану воевать за Хмельницкого, «право первой ночи» с молодой украинской государственностью принадлежит отнюдь не Алексею Михайловичу, а Мухаммеду Ибрагимовичу…
Очевидно, факт обращения Хмельницкого к султану «через голову» оскорбил крымского хана, да и напомнил об обидной зависимости от Высокой Порты. Во всяком случае, татары не просто бежали с поля боя в битве при Берестечке, но и захватили в заложники Хмельницкого и одного из его полковников.
Богдан не растерялся и отдался под высокую руку русского царя. Был проведен референдум – Переяславская рада. Но московские дьяки и бояре долго колебались.
Формально Хмельницкий, переходя со службы на службу (до сих пор он числился гетманом Его Королевской Милости Войска Запорожского) становился изменником, а поддержка его означала вмешательство в дела суверенного государства, с которым у России были «вечный мир и дружба».
Но желание хапнуть что-нибудь у соседа, в доме которого разбушевалась неурядица, оказалось сильнее. Был придуман казуистический предлог на тему того, что король Ян Казимир нарушил некие права православных, и потому те свободны от присяги ему.
В 1654 г. русские войска вступили на территорию Гетманата, объединились с казаками и двинулись на север, в нетронутые еще войной белорусские земли. Поход этот ознаменовался настолько зверскими грабежами казаками мирного населения, насилием и убийствами, разорением занимаемых областей, что царские воеводы быстро сообразили, что «такая война нам не нужна», и хорошо будет, если эти бесчинства не перекинутся на территорию Великороссии.
Богдан Хмельницкий также был разочарован в своём «сюзерене» и уже в следующем году вступил в союз с Швецией. Россия в ответ заключила перемирие с Польшей и открыла боевые действия против Швеции. На территории Речи Посполитой началась война всех против всех.
В 1658 г. избранный после смерти Хмельницкого гетманом Иван Выговский подписал Гадячский договор, по которому в составе Речи Посполитой возникало Великое княжество Русское (в противовес объединению с Великороссией), но к тому времени в крови и мародёрстве продолжавшейся войны выдохлись и утратили силу и идеи равноправия казачества, и независимости Украины.
По условиям Андрусовского перемирия 1667 г. Гетманщина была разделена на две части: правобережная осталась в составе Польши, левобережная вместе с Киевом отошла к России. Автономия обоих частей сильно сократилась. По обе стороны Днепра шляхту подкупали все большим закабалением посполитых.
Последняя вспышка первой украинской государственности связана с именем Ивана Мазепы. В русской истории это  суперодиозная фигура, которую принято удостаивать единственной характеристики: «предавал всех, кто ему благодетельствовал» – польского короля, гетмана Самойловича, царевну Софью, Петра I.
Хотя если взглянуть с другой стороны, то может получиться так, что Мазепа, «не взирая на лица», служил России и православию.
Получив в молодости великолепное образование, Мазепа стал единственным православным в окружении польского короля. Начал блистательную карьеру, которая едва не оборвалась, когда Мазепа, не выдержав насмешек со стороны католиков, обнажил шпагу прямо в королевском дворце. За такой поступок по тем временам полагалась смертная казнь, но король лишь попросил Мазепу покинуть двор (по другой версии, Мазепа попросту «отстал» от польской армии, шедшей воевать на Русь).
Попав в окружение гетмана Левобережной Украины Самойловича, был приставлен воспитывать его детей. Во время правления царевны Софьи сблизился с ее фаворитом Голицыным, который и содействовал избранию его гетманом вместо Самойловича.
Участвовал во втором Крымском походе Голицына, а после прихода к власти Петра I столь же преданно служил ему, участвуя в обоих Азовских походах. Числился среди ближайших друзей царя и в 1700 г. стал вторым кавалером ордена Андрея Первозванного (первый – Фёдор Головин).
Участвовал в Северной войне. После занятия русскими войсками Правобережья, был провозглашен гетманом всего Запорожского Войска.
Сам переход его на сторону шведов выглядит более чем странно: добившись всего, чего только возможно, в России, 69-летний старик вдруг бежит к вечному страннику на престоле Карлу XII и обещает ему на Украине, заполненной русскими войсками, 50 тысяч преданного казачьего войска и изобилие всяческих припасов. Не было ли это ловким ходом для того, чтобы выманить Карла из завоеванной им Польши и уничтожить в «скифских степях»?
Действительно, если бы Карл XII задержался на 2-3 года в Польше и успел вымуштровать польскую армию на шведский манер, справиться с ним было бы уже невозможно.
Как бы то ни было, история с Мазепой окончательно скомпрометировала идею украинской государственности, а после Полтавы речь шла уже не о свободе для Малороссии, а о целостности и независимости Польши. На протяжении XVIII столетия казачья шляхта окончательно смешалась с русским дворянством.
Последний гетман Кирилл Разумовский в 1764 г. в обмен на свой высокий пост получил из рук Екатерины II титул генерал-фельдмаршала, а казачьей шляхте позволили принять участие в колонизации новообретенных Россией в Причерноморье земель.
В то же время в самой Малороссии продолжалось дальнейшее закабаление и теперь уже закрепощение крестьянства. В ходе административно-территориальной реформы 1775-1785 гг. области Гетманщины были окончательно унифицированы с великорусскими губерниями (хотя область донского казачества сохранила автономию).
Вопрос об украинской государственности, казалось бы, навсегда был снят с повестки дня. 

Прочитано 1382 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту