Когда не оправдываются надежды, инсульт неизбежен

A A A

Геннадий Лукьянчиков, который, по мнению «Улицы Московской», является вполне самостоятельным и оригинальным мыслителем, хотя и окончил всего лишь «артуху» и дослужился до звания старшего лейтенанта, предлагает сегодня свой подход к анализу истории России. Читайте и мыслите вместе с Геннадием Лукьянчиковым.

История – тётка зловредная. Пакостит она ненавязчиво, буднично, исподтишка и без истерик.  Были у нас всякие иллюзии, европейские надежды, политические дискуссии, вера в собственные гражданские силы и демократическую оппозицию.
И вот постепенно, а после Украинской революции в одночасье, всё ..., за полной ненадобностью при единодушной поддержке большинства россиян.
Не стерпев такой обиды, некоторые горячие головы снова обозвали Россию смердящим гнойником на теле цивилизованного человечества.
Но я, оглядев тётенек в местном городском транспорте, не согласился с такой оценкой, так как пензенские обыватели меньше всего напоминают агентов мирового зла и кровожадного империализма. Значит, виноват путинский режим.
Но, зная историю нашей родины в более углублённом варианте, я вынужден констатировать, что понятия режим и российская государственность – антагонистические.
Дело в том, что историческая колонизация наших территорий была возможна только коллективами, самоорганизованными архаично и жестоко.
Эта система была конкурентоспособна, пока в Европе не случилась промышленная революция.  А у нас она не случилась, и поэтому наш экономический прогресс  достигался безжалостной внеэкономической эксплуатацией. Этот прогресс мало видоизменил наш феодальный социум.
Установить централизованную вертикаль власти, с реальным контролем положения дел на местах, не удалось никому. Даже Сталину.

lukyanchikov
Попытки политических реформ, создание новых институтов власти оказались малоэффективными. Вначале появилась прокуратура, потом Корпус жандармов, потом ВЧК-НКВД-КГБ, сейчас  представители президента.
Но такое социальное явление, как Кущёвка, то есть беспредел власть имущих на местах, является визитной карточкой как царских времён, советских, так и нынешних.
Это историческое бессилие, казалось бы, неограниченной власти, порождало невыносимо безвыходный трагизм, искалечивший жизни и судьбы всех российских правителей.
Если даже террором невозможно обеспечить государственную законность и справедливость, то как править? Чем дальше в лес, тем толще партизаны.
Поэтому протестная реакция гражданского общества тоже предсказуема. В нужное время и в нужном месте подбросить царю-батюшке челобитную с описанием прелестей провинциального бытия. И полетят на плаху боярские головушки. И так до следующего раза.
Неподдельные слёзы умиления вызывают попытки оппозиции бодаться с нашей властной вертикалью. Как можно бороться с тем, чего на самом деле нет? Власть, которая не может заставить людей убрать за собой мусор, подлатать дороги, наладить ЖКХ и социалку, трудно назвать властью.
А уж на режим это точно не тянет. И зачем гражданскому обществу с этим конфликтовать, требуя невозможного.
Правда, когда дело касается шкурных интересов или открытого неповиновения, то власть развернётся во всей своей деспотической красе.
Но какое это может иметь отношение к политической деятельности, оппозиционной борьбе, партийному строительству? Публичный дом и сумасшедший дом – всё-таки разные организации.
Человек – существо абсолютно социальное. Но при этом у него нет биологического запрета на убийство себе подобных.  
Природа не озаботилась этой проблемой, хотя ей не составляло труда заблокировать в геноме работу пары генов, и человек явил бы собой действительно совершенное существо, а его история была бы образцом социальной гармонии, торжеством гуманизма и либерализма. Не было бы кровавых преступлений, войн, геноцида.
Но человеческая эволюция пошла более трудным и извилистым путём. Коллективные и семейные формы бытия предполагают максимально возможное подавление агрессивности. И все члены коллектива, находящиеся под действием этой биосферной гуманистической программы, образуют общности, позиционирующие себя как «Свои». Все остальные – «Чужие».  
Со своими можно родниться, можно дружить, можно ссориться. Но чужие – всегда враги. Это принципиальное деление есть основной исторический фактор, определяющий сущность человеческой эволюции.
Все остальные – экономические, геополитические, социальные – закономерности вторичны. Вывод неутешителен. Все внешне политические, дипломатические, идеологические и пропагандистские проявления есть неприкрытая ложь.
Это попытки «Своих» манипулировать «Чужими». Сильные лгут, чтобы сохранить своё господство. Слабые – от безысходности, во спасение.
В случае межэтнических конфликтов размежевание между своими и чужими проходит чётко. А вот в гражданских войнах и свои – не свои, и чужие – не чужие.
Поэтому, если нет жертвенной пассионарности и  причин для мести, то  лучше прикинуться ветошью и дождаться окончательного победителя.
Вывод второй. Россия и Европа – чужие. А, значит, мы были врагами, врагами и остались. Вся история наших взаимоотношений наполнена необъяснимой враждебностью. А конфликты бескомпромиссностью.
А цивилизационная и культурная близость создаёт трагикомичный сюр, когда наши, казалось бы, полностью обоснованные европейские претензии наступают на очередные исторические грабли. Отрыгивая сытый ужин и наблюдая в плазме украинские события, можно брезгливо возмутиться навязчивой путинской пропагандой.
Но если в противовес  начинаешь озвучивать пропаганду госдепа, то это уже не инакомыслие, не гражданская позиция, не оппозиционность, не пацифизм и не моральная оценка. Это – предательство.  На войне, как на войне. И тот, кто не с нами, тот против нас.
Стругацкие были не просто мудрыми евреями. Стругацкие были пророками.  С математической бескомпромиссностью они представили проблему прогрессорства.
А Герман-старший снял фильм предостережение. Шедевр, однако. Там представители высокоразвитой цивилизации, как бы инопланетной, из  гуманных побуждений решили помочь несчастным людям, влачившим жалкое существование в кровавом средневековье.
Помогать решили очень ненавязчиво, методами нелегальной разведки, чтобы по возможности не нарушить естественный исторический ход развития.
Непосредственно на месте работать должны были специально подготовленные прогрессоры, инкорпорированные в политическую элиту с целью недопущения кровавых эксцессов, войн, репрессий и прочей охоты на ведьм.
Диагноз Стругацкие огласили как приговор. Деятельность прогрессоров в лучшем случае бесполезна, в худшем – преступно катастрофична. Личная судьба прогрессоров – трагедия, все жертвы напрасны. Конечно, Стругацкие писали не фантастику.
Стругацкие писали быль о передовой западной цивилизации и безнадёжно отставшей в своём варварстве России. И как подготовленные на Западе прогрессоры своими экспериментами ускоряют темпы нашей российской экономики.
Итоги печальны. Предупреждениям не вняли.
А ведь печальная судьба самого великого западного прогрессора была всегда перед глазами. Это же В. И. Ленин. Социал-демократическое учение на марксистской основе – это чистое западничество. Экономическое развитие, описанное Марксом, как оказалось, не имеет ничего общего с российской действительностью.
Большую часть своей сознательной жизни В. И. Ленин провёл в западной эмиграции, что тоже характеризует его только с положительной стороны.
И вот случился триумфальный захват власти. Полный кредит доверия. Строй светлое будущее и радуйся. Но через несколько месяцев Гражданская война расставила всё по своим местам.  
И началась истерика, жуткий психологический надлом на гране патологии. Все эти карательные телеграммы и прочие злодейства есть реакция интеллигента-идеалиста, доктринёра, оскорблённого в своих самых лучших побуждениях.
Русский бунт – бессмысленный и беспощадный. Какой там прогресс, гуманизм и альтруизм? Какая экономика? Какое светлое будущее? Сказки для бедных.
Прогрессорский проект провалился с треском. Для чего миллионные жертвы? Хотели как лучше, получилось как всегда. Когда не оправдываются такие надежды, инсульт неизбежен.
Странно, что в наше время находятся желающие в открытую заявить о своём прогрессорстве.  Если это способ заработать западную индульгенцию и в случае форс-мажора вовремя свалить в Лондон, тогда всё понятно.
Но если искренне поверить в своё мессианство и пожертвовать свободой, как это сделал Ходорковский? Зачем? Кому это нужно?
Что за странное желание повторить трагедию, как фарс. Почему у нас так много вроде бы умных людей занимаются всякой ерундой?
Или они не умные, это нам просто показалось.
Геннадий Лукьянчиков, вольный мыслитель

Прочитано 1372 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту