В подземной темнице

A A A

Это первое подземное хранилище для захоронения отработанного ядерного топлива. Финляндия ведёт. Возможно, за ней последуют Швеция и другие страны.



Галерея в несколько метров шириной и такой же высоты с неровными стенами пробита на глубине почти в полкилометра в гранитной толще скального основания острова Олкилуото у юго-западного побережья Финляндии. Под ногами немного грязно, хотя пол в основном каменистый. Сверху подвешена стальная сетка, которая предохраняет от падения на головы осколков породы. Ни фонари на касках, ни огни электрокара не в состоянии пробиться сквозь тьму этого царства мёртвых и осветить другой конец 350-метровой галереи.
Через несколько лет эта галерея, являющаяся частью хранилища «Онкало», должна стать местом вечного упокоения ядерных отходов с двух финских АЭС. Пробивать её закончили в этом месяце. Это последний из пяти одинаковых параллельных тоннелей, соединённых главной галереей.
Если всё пойдёт хорошо, то в ближайшие 100 лет по мере возникновения необходимости будет пробито ещё около сотни подобных нор. Заполненные радиоактивным содержимым галереи будут засыпаться глиной и заливаться бетоном.
Холодная кладовая для горячих отходов
Такого рода глубинные захоронения считаются самым безопасным способом обращения с более чем 260000 тонн отработанного ядерного топлива, накопившегося в 33 странах с тех пор, как в середине 1950-х годов заработали первые АЭС. Ещё больше отходов будет получено в будущем.
radiotrash

Строение хранилища радиоактивных отходов

Отработанное топливо весьма радиоактивно. Оно горячо из-за той энергии, что выделяется в результате радиоактивного распада, и производит излучение такой интенсивности, что способно в короткие сроки убить человека. Самые радиоактивные вещества на свете обладают коротким периодом полураспада.
А отработанное ядерное топливо будет оставаться горячим на протяжении сотен тысяч лет. Только тогда его радиоактивность вернётся к уровню той руды, из которой оно было получено.
Сейчас большая часть отработанного топлива находится под водой в охлаждающих прудах, которые обычно расположены поблизости или на территории АЭС, где оно использовалось. Небольшая его часть находится на сухих складах.
Так или иначе, но всё это временные хранилища, а компании и правительства бьются над решением задачи, как организовать его постоянное захоронение (или закрывают глаза на эту проблему в надежде, что кризис разразится не при них).
Финляндия – пока единственная страна, что построила полноценное глубинное хранилище для радиоактивных отходов. Оно расположено совсем рядом с АЭС «Олкилуото», которая генерирует 21% электроэнергии в этой стране. Его эксплуатация начнётся в 2024 или 2025 г., говорит Янне Мокка, управляющий компанией Posiva, которой принадлежит это хранилище.
Posiva получила лицензию на его эксплуатацию в декабре 2021 г. Проверочный пуск ожидается уже в следующем году. Швеция отстаёт на несколько лет. Она строит хранилище в Форсмарке, что расположен прямо напротив, на другой стороне Ботнического залива. У обоих хранилищ одинаковая конструкция.
Главный принцип подземного хранения заключается в создании множества надёжных физических барьеров между отходами и людьми. Использованные топливные стержни сначала на несколько десятилетий оставляют охлаждаться. Затем их запечатывают в металлические капсулы, состав которых зависит от геохимии хранилища. Здесь надо использовать материал, который не будет подвержен коррозии по меньшей мере в тот период, пока распадается радиоактивное вещество внутри.
И в «Онкало», и в Форсмарке вода, проникающая в крошечные трещинки в граните, бедна кислородом. Это значит, что для изоляции можно использовать медь, которая устойчива ко всем иным воздействиям, кроме коррозии.
Охлаждаемые топливные стержни упаковываются в чугунные корпуса, обшитые цилиндрическими медными капсулами высотой в 8 м и шириной в 1,5 м. В пространство между чугуном и медью впрыскивается инертный газ аргон. Капсула заваривается с помощью дистанционно управляемого оборудования.
Затем её подвозят к подъёмнику, который опускает капсулу на 430 м вниз, туда, где скалы не затронуты ни человеческой деятельностью, ни изменениями климата, куда не дотягиваются трещины, возникшие в ледниковый период.
Инкапсуляция происходит на дистанционно управляемой линии над шахтой подъёмника. Строительство здания для неё было завершено в конце мая. Сейчас его оснащают роботами, которые будут работать с отходами.
Когда капсулы окажутся на дне шахты, удалённо управляемые транспортные средства доставят их по сети тоннелей в ту галерею, что заполняется в данный момент. Там каждая из них будет опущена в отверстие, выложенное бентонитом – абсорбирующей глиной, обычно используемой в кошачьих туалетах. Это поможет уберечь медь от влаги. Оставшиеся зазоры также будут заполнены бентонитом, а потом отверстие будет загерметизировано.
В «Онкало» каждая 350-метровая галерея может вместить 30 капсул, т. е. 65 тонн отработанного топлива. После заполнения галерея будет засыпана большим количеством бентонита, а потом вход в неё будет закрыт железобетонным колпаком. И всё! Спокойной ночи и сладких сновидений!
В будущем искателям приключений будет не так-то просто найти это место и извлечь на свет божий весь захороненный там ужас. Через 100 лет Posiva заполнит весь участок, удалит с поверхности все следы построек и передаст ответственность за хранение правительству Финляндии. Предполагается, что не останется никаких следов и указаний о том, что покоится внизу.
В конечном счёте контейнеры могут проржаветь. Сейчас обсуждается вопрос, когда это может произойти. В 2007 г. шведский химик Петер Сокалош опубликовал исследование, где сделал вывод, что медные капсулы могут подвергнуться коррозии даже в бедной кислородом воде. Это значит, что в них могут появиться трещины не через несколько тысячелетий, а через несколько десятилетий или столетий.
Эти выводы вызвали обеспокоенность в регулирующих органах Швеции и Финляндии. Тем не менее в январе этого года шведские власти заявили, что их опасения были развеяны, и они разрешили строительство хранилища в Форсмарке.
Сейчас считается, что скорость коррозии и скорость тех процессов, что могут привести к выносу радиоактивного материала на поверхность, настолько низки, что к тому времени, когда что-то действительно произойдёт, риск для жизни вокруг будет невелик.
Таким образом, сейчас Финляндия обладает всеми необходимыми технологиями для утилизации отходов. Но, что ещё крайне важно для успеха «Онкало», правительство благодаря десятилетиям общения и переговоров добилось поддержки этого проекта населением.
«Доверие завоёвывалось на протяжении 50 лет», – говорит Мокка. Всё началось со строительства здесь АЭС. 11 июня на ярмарке, проходившей на площади в городке Рауме, что расположен в 20 км от могильника, дети разгуливали с воздушными шарами, на которых красовался логотип местной энергетической компании.
Енна, молодая мама, рассказывает, как она побывала с экскурсией на АЭС, когда была школьницей чуть постарше, чем сейчас её собственный ребёнок. Большинство людей прекрасно себя чувствуют, живя поблизости от АЭС, говорит она. Это крупный работодатель и важный плательщик налогов в местный бюджет.
Из пяти мест, которые рассматривались для размещения могильника «Онкало», поскольку обладали подходящим геологическим строением, два имели дополнительное достоинство – население, поддерживающее атомную энергетику. И оба эти места находились рядом с АЭС.
У других стран будет больше трудностей. Во Франции проходят демонстрации против строительства подземных ядерных могильников. Американский проект «Гора Юкка» в Неваде был остановлен властями штата.
Но в ближайшие десятилетия общественные настроения могут измениться. Развитие технологии может сделать более предпочтительным вариантом переработку использованного топлива перед его утилизацией. Именно так уже сейчас поступает Франция. Но независимо от того, вернётся атомная энергетика или нет, для решения проблемы уже накопленных 260000 тонн отходов, безусловно, придётся зарываться глубоко под землю.

The Economist, 25 июня 2022 года.

Прочитано 799 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту