Самое читаемое в номере

×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 428

Идейные коллаборационисты

A A A

Существует масса произведений, научных и художественных, посвященных событиям, происходившим на фронтах Великой Отечественной войны. Но о том, что в это время творилось на оккупированных нацистами территориях, написано куда меньше книг. Издание «Свершилось. Пришли немцы!» рассказывает о том, как жили и выживали люди в оккупации. Подача материала весьма специфична: в этой книге о жизни «под немцами» рассказывают коллаборационисты, причем коллаборационисты идейные.

Бессмысленность сделок с дьяволом
Книга вышла в 2014 г. Вступительную статью к ней в 2012 г. написали сотрудники НИУ «Высшая школа экономики» доктор исторических наук Олег Будницкий и кандидат исторических наук Галина Зеленина.
В этой достаточно внушительной по объему статье анализируются и комментируются три других материала, вошедшие в книгу. Это «Дневник коллаборантки» Лидии Осиповой (настоящее имя – Олимпиада Полякова) и 2 материала по воспоминаниям Владимира Самарина (настоящее имя – Владимир Соколов). Данные материалы написаны на основе опыта жизни авторов на оккупированных территориях.
«Безобидное французское слово «collaboration»  – сотрудничество – с нелегкой руки маршала Филиппа Петена в годы Второй мировой войны приобрело негативные коннотации, ибо стало означать сотрудничество с врагом», – так Будницкий и Зеленина начинают свою статью «Идейный коллаборационизм в годы Великой Отечественной войны».
Раскрывая эту тему, авторы описывают такое явление, как «внутренняя эмиграция», и пишут о том, что многие жители СССР к началу войны являлись скрытыми противниками советской власти. Когда пришли немцы, именно эти люди стали охотно сотрудничать с оккупантами.
bookАвторы вступительной статьи рассказывают о биографиях Осиповой и Соколова. Эти истории во многом схожи: оба из интеллигентной среды, оба ненавидели большевиков, оба в годы войны сотрудничали с органами геббельсовской пропаганды (газеты «За Родину» и «Речь»), оба восторженно отзывались о генерале Власове, оба эмигрировали на Запад после поражения нацистов. Однако произведения у них получились все-таки очень разными.
Воспоминания Лидии Осиповой, хотя и написанные ею самой, показывают ее в довольно неприглядном виде. Скажем, когда ее с мужем заселяют в квартиру, «очищенную» от евреев, этот факт лишь «слегка омрачает» ей жизнь. Еще один эпизод: слыша, как немцы на кладбище расстреливают людей, Лидия Осипова начинает горячо и проникновенно говорить со своей собеседницей о демократии и гуманизме, чтобы заглушить звуки выстрелов.
«Вместо апологии «коллаборантства», у Осиповой получился редкий по силе разоблачительный текст. Ибо нельзя «немножко» сотрудничать с нацистами и при этом не замараться», делают вывод Будницкий и Зеленина.
Второй автор-коллаборационист Владимир Самарин был человеком со смутным прошлым. Говорят, что в 1937 г. он бежал из-под ареста. Говорят, что служил «газетным работником», после работал учителем литературы.
Но достоверно известно, что в августе 1942 г. он приехал в оккупированный немцами г. Орел и стал публиковать пропагандистские статьи в газете «Речь». Особенно хорошо у Самарина получалось обличать евреев и мировой сионизм. За это нацисты даже отметили и поощрили автора.
Несмотря на свое активное сотрудничество с нацистами, Самарин сумел после окончания войны выехать в США и даже натурализоваться там.
Впрочем, в конце жизни Самарина ждало разоблачение и лишение гражданства США. В личной переписке коллаборационист продолжал обвинять во всех своих злоключениях мировой сионизм.
Рассмотрев истории жизни и литературное наследие Осиповой и Самарина, авторы вступительной статьи выносят свой вердикт: «Нельзя бороться против Гитлера, существуя за счет нацистов и реализуя их пропагандистские установки. Борьба за освобождение родины оказалась борьбой против родины, сколько ни оправдывай ее рассуждениями о борьбе со Сталиным. Сделка с дьяволом не приносит дивидендов».
Голод и ненависть
«Дневник коллаборантки» был подготовлен к печати примерно в 1950 г., но полностью и без купюр вышел лишь в издании «Свершилось. Пришли немцы!». Первая запись в дневнике датируется 22 июня 1941 г., последняя – 5 июля 1944 г.
Уже с первых страниц становится понятно, насколько смещена система ценностей у автора «Дневника». Многие думают, что злая шутка про «освободительные бомбы», которыми США атаковали Югославию, Ирак и Ливию, это именно шутка, причем современная.
Но еще 27 июля 1941 г. Лидия Осипова писала на полном серьезе: «Бомбят, а нам не страшно. Бомбы-то освободительные. И так думают и чувствуют все. Никто не боится бомб».
Осипова в своих дневниках вообще часто употребляет слова «все» и «никто». Она сознательно или неосознанно распространяет свою картину мира на всех остальных людей. Первые годы войны и оккупации Лидия Осипова провела в г. Пушкине. Потом был Павловск, Тосно, Гатчина, Рига, а затем и переезд в Германию.
Но на первых страницах «дневника» до Германии еще далеко. Июнь 1941 г., Осипова и ее муж с надеждой ждут немцев, немцев-освободителей. Супруги отчаянно ненавидят большевиков. Советскую власть Осипова часто называет с сарказмом «наша дорогая и любимая власть».
С каждым днем война все больше дает о себе знать.
Лидия Осипова: «24.8.41. С питанием все труднее. Запасов, конечно, ни у кого нет. Все воруем картошку на огородах. Предполагается, что это огороды эвакуированных, но где же там ночью разобраться».
18 сентября немцы сбрасывают на город пропагандистские листовки. Осипова возмущается: «Какое убожество, глупость и подлость. А главное, бездарность. «Морда просит кирпича», «Бей жида-политрука» и пр. И какой вульгарный, исковерканный язык. И не только на нас, интеллигентов, они произвели кошмарное впечатление. У всех настроение как перед смертью».
Но уже на следующий день Осипова пишет: «Свершилось. ПРИШЛИ НЕМЦЫ!» А дальше она расписывает, какие солдаты вермахта были мирные и симпатичные, совсем не страшные.
Впрочем, эти восторги ничуть не помешают Лидии Осиповой впоследствии описывать немцев как людей диких и неприятных, рассказывая в том числе и об их зверствах и преступлениях.
«КРАСНЫХ НЕТ! СВОБОДА!» – именно так, с большой буквы пишет Осипова о начале оккупации. Однако потом в ее дневнике идут длинные, подробные, многостраничные описания голода. Как люди голодают, как умирают от голода, какими способами можно раздобыть хоть немного еды, какую гадость, оказывается, можно употреблять в пищу. В этих записях очень много голода, но очень мало обретенной свободы.
Картина мира Осиповой постепенно начинает меняться. Вот немцы устраивают публичные казни, вот к автору «Дневника» проявляет интерес молодой и красивый офицер «с какими-то значками на рукаве в виде молний», вот фашисты уничтожают мирное население.
Однако, несмотря на некоторую переоценку «освободителей», Осипова упорствует в главном: «Что бы немцы ни делали с народами, как бы они ни были подлы, им далеко до большевиков. Никогда они не сумеют так зажать все духовные истоки народов, как эти. И мы будем с немцами до конца».
И действительно, спустя несколько лет и несколько переездов, Осипова встречает свою «первую Пасху при полной воле». Вот что значит для нее «полная воля»: Лидия Осипова живет в Риге, она относительно сыта, работает в пропагандистской газете нацистов и может с ее страниц вольготно ругать большевиков.
Впрочем, это уже апрель 1944 г., и дела у немцев плохи. Одну из последних своих надеж Лидия Осипова возлагает на генерала РОА Власова, который, в отличие от немцев, спасет Россию «правильно». Впрочем, надежды эти вскоре тают: «Немцы все тянут и тянут с оформлением армии Власова. Идиоты. Ведь это же их последняя надежда».
Выдержки из двух последних записей: «Большевики приближаются», и «Прощай, милая Рига». Дневник окончен, Лидия Осипова уезжает в Германию.
Мастер пропаганды
Совсем иначе читаются сочинения Владимира Самарина. Его записи не так сумбурны и противоречивы, как «Дневник» Осиповой. Напротив, он четко знает, что хочет сказать, и как это нужно сказать. Настоящий пропагандист.
В тексте  «Советская школа в 1936-1942 гг.» Самарин рассказывает о том, что недоверие и нелюбовь к советской власти были довольно характерными для учеников и учителей в указанный период. Во время войны антибольшевистские настроения лишь усилились.
Второй, более объемный текст Самарина, называется «Гражданская жизнь под немецкой оккупацией, 1942-1944». Вот лишь несколько цитат из него.
«Нет, в бой за Сталина я не пойду. За Родину? Но почему я должен защищать с ней и Сталина? Почему ее нельзя защищать после того, как Сталин будет сброшен. Нет, сначала сбросить Сталина».
«Слово «яйки», принесенное немцами из Польши, было, по-видимому, первым словом, которое слышали везде от немцев. Удивительно любил немецкий солдат «яйки». Вообще любил поесть, чужое преимущественно. Любил именно чужое, отнятое».
«Немцев стали ненавидеть. Все. И в том числе убежденные антибольшевики, принимавшие самое активное участие в борьбе с большевизмом, стоявшие рядом с немцами.
Трудно сказать, когда именно произошел перелом в настроении населения. Перелом происходил постепенно, под влиянием ряда причин: под влиянием страшных вестей из лагерей военнопленных, под влиянием вывоза в Германию рабочей силы, преимущественно молодежи, под влиянием всей политики немцев, не скрывающих даже своих целей расчленения, уничтожения России, порабощения народа».
«Солдаты добровольческих отрядов, интеллигенты, крестьяне и рабочие тепло встречали человека, ранее не известного, но ставшего сейчас для них своим, близким. Имя Власова стало символом. Но не потому, что это был именно Власов. Мог быть и любой другой генерал. А потому, что Власов олицетворял Движение».
Вот так, в нескольких цитатах, можно увидеть, как Владимир Самарин презентует свои взгляды и идеалы: за родину, но против Сталина, немцы не лучше большевиков, а Власов – надежда на освобождение. Но при этом стоит помнить, что при немцах Самарин писал совсем другие статьи.
В целом книга «Свершилось. Пришли немцы!» настоятельно рекомендуется к прочтению, особенно в свете последних событий на Украине.

Прочитано 1801 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту