Самый северный Ленин и 100 китов

A A A

Владимир Ошкин специально для «Улицы Московской» рассказывает о своём походе на Шпицберген летом 2014 г.

Лето выдалось таким жарким, что надо было где-то охладиться. Лучше всего это сделать в окрестностях Северного полюса, поэтому в очередной поход мы направились на Шпицберген.
Маршрут был разработан кольцевой, на 13 дней. Летели через Осло, поскольку Шпицберген – норвежская земля. От Осло ещё 3 часа лёта на север, и мы приземлились в Лонгиере, столице Шпицбергена. Это самый северный в мире посёлок с населением больше 1000 чел. (около 1,5 тыс.). В этом краю вообще много явлений со словом «самый».
* * *
spizbergen

Самолёт, полный туристов со всех частей света, особенно из Азии, приземлился на берегу. В этот посёлок и на остров, где постоянного населения не больше 2,5 тыс. чел., с континентальной Европы приземляется ежедневно по 2 огромных Боинга. И ещё туристические лайнеры регулярно заходят в порт.
Поразила картина, когда самолёт влетал в Айс-фьорд, и внизу была синева морской воды, а слева и справа возвышались горы, и самолёт скользил по дну этого фьорда. Тут же стоял и кемпинг, где всем заправляли две немки, Лиза и Катя (глобализация видна везде). Народ бодрствовал, несмотря на ночное время. Час ночи, а солнышко светит ярко, поскольку полярный день.
spizbergen2Мы поселились в кемпинге, поставили палатку на берегу этого фьорда. В Кемпинге есть душ, кухня, где готовишь сам, со своей посудой и продуктами.
Вокруг стоят яркие домики на сваях (потому что вечная мерзлота). Здесь стараются красить дома в яркие цвета, потому что суровый край: 10 месяцев зимы и 2 месяца полярного лета.
Интересно, что во всех общественных местах в Лонгиере, где мы побывали (в кемпинге, в магазине, у губернатора, в ресторане), нужно разуваться. Везде чистота и порядок идеальные. Они очень заботятся об экологии и о чистоте. И внутри и снаружи стоят герметичные мусоросборники: отдельно стекло, металл, пластик, бумага, органические отходы.
spizbergen3И в инструкции написано: не оставляйте неуничтожаемых следов. Палатки можно ставить только на каменистой поверхности, ни в коем случае не на траве, не на мхах и не на лишайниках. И если камень вытащил – потом на место верни.
* * *
spizbergen4Утром началось знакомство со столицей, названной в честь американского промышленника, который основал здесь добычу угля. В посёлке несколько музеев, поскольку это была отправная точка для многих полярников. Есть университет, собачья ферма и ресторан.
Нам предстояло получить разрешение у губернатора («сиссельман», по-норвежски), чтобы взять напрокат оружие. Без него за пределы посёлков выходить запрещено: опасность встретить белого медведя. Но стрелять в него нельзя – вышлют и больше не пустят. Ружьё нужно, чтобы отпугнуть.
В магазине мы получили под расписку карабины и патроны (единственный потратили – при возврате пришлось отчитываться, предъявлять фотографии со следами белого медведя и показывать место на карте, где его встречали).
spizbergen5На следующее утро мы вышли в поход. За 13 дней предстояло пройти более 200 км, по 15-20 км в день.
В первый день рельеф был горный, каменистый. Температура воздуха +4-+5°. Самым неудобным препятствием были реки, которые переходили вброд, по 5-6 речек в день. Ноги были всё время мокрые, а вода с таявших ледников подтекала холодная. Кроме речек, там ещё и болот много, приходилось идти постоянно по мхам и лишайникам.
spizbergen6На второй день похода стали попадаться медвежьи следы. Пришлось установить дежурство: по двое, по два часа, до 7 утра.
Растительность на Шпицбергене не очень богатая, зато своеобразная. Из примерно 160 видов – 120 эндемиков. Очень красив полярный мак. Животных тоже немного. В основном олени, чайки, гуси, куропатки.
К концу пятого дня мы пришли в шахтёрский вахтовый посёлок Свеагрув, где работают шведы, норвежцы и англичане. Мы немного отдохнули, сходили на экскурсию, поговорили с норвежцем-водителем грузовика, который возит уголь. Местный полицейский сказал нам, что давно не видел настоящих туристов.
spizbergen7* * *
На 6-й день нам предстояло идти по довольно-таки длинному леднику, около 15 км длиной и 4-5 км шириной. Чем выше поднимались, тем более он был завален снегом. Чтобы не провалиться в трещины, приходилось налаживать переправы, шли уже со страховкой.
Иногда мы жгли костры из брошенных строений. Вообще дрова на Шпицбергене привозные, продаются в пластиковых мешочках или сеточках.
Вторые 5 дней мы шли до русского посёлка Баренцбург. В нём живут около 400 шахтёров, в основном украинских, работающих по двухлетним контрактам. Чартерный рейс из Москвы их завозит два раза в месяц.
Эта территория была куплена СССР в 1931 г., когда был бум развития Арктики. Первым российским консулом здесь и первым директором треста «Арктикуголь» был Михаил Плисецкий, отец балерины Майи Плисецкой. Дом Плисецких стоит до сих пор. Ещё достопримечательность Баренцбурга – домик русского помора, поставленный в память первых русских поморов, приплывавших сюда с XVI в., и приметный крест.
Сейчас в Баренцбурге идёт большой ремонт, хотят тоже развивать туризм. А пока, кроме добычи угля, ведётся исследовательская работа на научных станциях. Есть работающая школа, дети учатся, а вокруг свободно бегают песцы, и люди собирают грибы прямо в посёлке.
spizbergen8В Баренцбурге, на 10-ый день пути, нас встретил начальник порта, очень обрадовался русским людям и угостил вяленой треской и шашлыком из оленины. На оленя здесь охотиться можно, только необходимо получить разрешение у губернатора острова.
Кстати, на губернатора возложены и полицейские функции, и экологические, а штат у него всего человек 30, и со всем справляется. Если специальные службы сообщают о появлении белого медведя вблизи людей, животное усыпляют, вшивают специальный чип и отвозят в безопасное место. А потом осуществляют мониторинг. Технология слежения за животными на очень высоком уровне.
Когда была экскурсия по берегу моря в Баренцбурге, мы видели, как плывёт стадо китов. Я со счёта сбился, их считая: штук 100 китов ныряют, выплывают, пускают фонтаны. Зрелище классное. Говорят, в этом году было очень много трески, и киты её поедали.
В Баренцбурге была приятная встреча с экспедицией Рязанского отделения Русского географического общества под руководством Героя России, почётного полярника Михаила Малахова-старшего. Эта экспедиция изучала триангуляционные пункты на дуге Струве, построенные более 100 лет назад. Контактное слово – «Загоскин». Рязанцы обрадовались, пригласили на яхту, где мы пообедали вместе с командой.
* * *
Утром снова вышли в путь. Осталось три дня до Лонгиера. Шли по берегу моря, показалось очень похоже на Крым. Птичьи базары везде, природа замечательная. Смотришь на горы Земли Принца Карла – кажется, рукой подать. А до них почти 60 километров.
Предстояло пройти через бухту Колсбей и шахту Грумант (Грумант – русское название Шпицбергена). Для перевозки угля в порт здесь в советские годы была проложена самая северная в мире железная дорога, 8-км длиной, электрифицированная. Поражаешься колоссальным усилиям, которые были затрачены на строительство и шахты, и железной дороги. Она была проложена в условиях вечной мерзлоты, сверху от начала до конца закрыта деревянным шатром для защиты от снега. Сейчас рельсы искривились и заржавели, деревянный шатёр почти развалился.
В бухте Колсбей есть дом-музей Владимира Русанова. В том самом доме, где в 1912 г. зимовала его экспедиция.
В посёлке стоят русские домики (в них раньше жили геологи), где можно свободно переночевать, потому что они открыты. В домах – тетради с отзывами на разных языках. Иностранцы обычно пишут: как у вас неопрятно и запущено, как не стыдно. Но тут же: зато у русских открыто, и можно спрятаться от медведей.
Путь наш пролегал через довольно глубокие болота. На 13-й день мы вернулись в Лонгиер. А на следующее утро предстояла экскурсия на корабле в заброшенный русский посёлок Пирамида.
* * *
Пирамида – русский город-призрак на севере. Посёлок был полностью законсервирован в 1998 г., когда прекратилась добыча угля в одноимённой шахте. Но посёлок стоит как обычный райцентр: школа, больница, администрация, дом культуры, плавательный бассейн, жилые дома, столовая. И самый северный Ленин на площади.
В советские годы сюда привозили иностранцев показывать, как наши люди хорошо живут. А сейчас в окнах пятиэтажек свили гнёзда птицы. Из жителей – два охранника, которые берут плату за осмотр.
В Лонгиере мы искупались в Северном Ледовитом океане и получили сертификаты, где указано: температура воды +8°, температура воздуха +9°.
Отметив завершение похода в ресторане «На самом краю света», мы вылетели в Осло, а оттуда в Москву. Когда после Шпицбергена возвращаешься в +30° и видишь обилие зелени вокруг, понимаешь, какое это богатство.

Прочитано 1700 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту