Дело Тоцкого глазами свидетелей

A A A

tozkiy a«Улица Московская» предлагает вниманию читателей выдержки из показаний свидетелей, которые были допрошены 4 марта 2014 г. в ходе судебного заседания по резонансному делу Олега Тоцкого.

В связи с тем, что уголовное дело в отношении Олега Тоцкого возвращено прокурору, Октябрьский районный суд г. Пензы успел допросить только четырёх свидетелей обвинения.
Среди них Александр Грунин, который в момент аварии ел шашлык и не смог ничего увидеть, а также Светлана Тоцкая, которая подъехала к перекрёстку через 5 минут после ДТП и которая, соответственно, тоже ничего не видела.
Два остальных свидетеля смогли пояснить следующее.
«Семь секунд до сотни»
Одним из главных вопросов по-прежнему остаётся вопрос скорости, с которой шёл мотоцикл по ночной улице. По словам эксперта Людмилы Оськиной, она составляла 168,3 км/ч.
Вместе с тем, по словам родственников погибшего мотоциклиста, такую скорость просто невозможно было развить на мотоцикле 1995 года выпуска. Да ещё с пассажиром.
tozkiyВероятно, именно для устранения этих противоречий в суд вызвали 19-летнего Михаила Тюлюкина, который владел разбившимся мотоциклом с 2010 по 2012 гг.
Как пояснил Михаил Тюлюкин, мотоцикл «Сузуки Бандит» мощностью 43 лошадиных силы и объёмом двигателя 250 куб. см был продан Марату Шарипову в мае 2012 г. А до этого мотоцикл простоял 10 месяцев в автосалоне.
На просьбу пояснить, почему так долго его не могли продать, Михаил Тюлюкин признался: «Скажу честно. Мотоцикл покупал за 70 тысяч, а продавал за 115 тысяч… Хотел заработать».
Насколько известно Михаилу Тюлюкину, новый владелец мотоцикл на учёт не ставил, официального техосмотра не проводил. Свой последний технический осмотр «Сузуки Бандит» прошёл больше чем за год до аварии.
На вопрос государственного обвинителя Карена Барсегяна, за какой период времени данный мотоцикл разгоняется до 100 км/ч, Михаил Тюлюкин ответил: «За 7-9 секунд».
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Эти данные Вы исходя из чего называете?
Свидетель Михаил Тюлюкин: В Интернете читал. И сам разгонял.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: На какой скорости, самой быстрой, Вы ездили на этом мотоцикле?
Свидетель Михаил Тюлюкин: 140 км/ч.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Это Вы где и за какой промежуток времени разогнали его?
Свидетель Михаил Тюлюкин: Шёл по трассе. Но от нуля до 140 не замерял, за сколько именно разгоняется.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: А с пассажиром Вы ездили?
Свидетель Михаил Тюлюкин: С пассажиром ездил.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Можете охарактеризовать разгон мотоцикла, если на нём находятся и водитель, и пассажир?
Свидетель Михаил Тюлюкин: С пассажиром секунд за одиннадцать до сотни. Ну, я рекорды-то не ставил… Я не катался до сотни с пассажиром. Но я думаю, что секунд за одиннадцать.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Это Ваше мнение?
Свидетель Михаил Тюлюкин: Это моё мнение. Не засекал.
Государственный обвинитель Карен Барсегян:  С пассажиром Вы на какой скорости ездили на максимальной?
Свидетель Михаил Тюлюкин: 80 км/ч.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Больше не едет? Или в чём проблема?
Свидетель Михаил Тюлюкин: Не пробовал.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Вы просто не хотели больше, да?
Свидетель Михаил Тюлюкин: Ну да.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: А вот по своим ощущениям… Двигатель тянул вот эти 80 км/ч с двумя пассажирами? Был ли ещё ресурс там?
Свидетель Михаил Тюлюкин: Да, ресурс там был.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Можете сказать разницу по своим ощущениям по разгону с пассажиром или без? То есть медленнее ли осуществляется разгон, тяжелее?
Свидетель Михаил Тюлюкин: Ну, с пассажиром, конечно, тяжелее разгон осуществляется, чем один едешь.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: В степени какой-то можете охарактеризовать? Насколько тяжелее?
Свидетель Михаил Тюлюкин: По моему мнению, если один я ехал, то около сотни разгонялся за 7-9 секунд. А с пассажиром, я думаю, секунд за 11-12 до сотни. Точно не могу сказать.
«Они летели с бешеной скоростью»
Пожалуй, главным и единственным свидетелем произошедшего ДТП является 22-летний Антон Белугин, который в момент аварии стоял на остановке общественного транспорта, примерно в 50 м от перекрёстка. Допрос этого свидетеля длился около часа.
Антон Белугин пояснил, что мотоцикл ехал очень быстро.
Свидетель Антон Белугин: «Сначала я услышал звук мотора мотоцикла и даже не понял, с какой стороны он едет. Потом издалека я увидел фару, она была примерно там, где заканчивается мост».
Антон Белугин подчеркнул, что сначала увидел именно фару, потому что «было темно, чтобы полностью разглядеть мотоцикл, хотя со зрением у меня всё в порядке».
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Хорошо Вам видно было мотоцикл?
Свидетель Антон Белугин: Мотоцикл? Нет. Не видел.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Фару видно было?
Свидетель Антон Белугин: Только фару видно было.
В этот же момент Антон Белугин, судя по его словам, увидел боковым зрением, как внедорожник чёрного цвета начал разворачиваться на светофоре. По оценке Белугина, в тот момент между мотоциклом и автомобилем было довольно приличное расстояние – около 150 м. Однако мотоцикл шёл слишком быстро, и это расстояние стремительно сокращалось.

tozkiy2
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Скажите, Вы можете скорость мотоцикла определить?
Свидетель Антон Белугин: Они летели с бешеной скоростью, мотор ревел так, что ай-ай. Я говорю, что сначала услышал и только потом увидел.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Бешеная – это, по Вашему мнению, какая?
Свидетель Антон Белугин: Это быстрая. Быстро они ехали.
Обвиняемый Олег Тоцкий: Скажите, пожалуйста, вот Вы когда стояли, Вы говорите, что до этого проезжали другие автомобили… Вот этот мотоцикл ехал быстрее, чем другие автомобили? Или нет?
Свидетель Антон Белугин: Да… Намного быстрее. Эти-то ехали 60 км/ч. А этот намного быстрее.
По словам Антона Белугина, джип разворачивался спокойно, без пробуксовки и «без юза».
Когда машина начала делать разворот, мотоцикл был ещё далеко, «не в непосредственной близости».
Обвиняемый Олег Тоцкий: То есть у него было время для того, чтобы доехать…
Свидетель Антон Белугин: Чтобы затормозить там в случае чего, было…
Обвиняемый Олег Тоцкий: Я же не перед самым носом у него стал разворачиваться?
Свидетель Антон Белугин: Если бы он (мотоциклист) двигался с нормальной скоростью, то машина успела бы развернуться…
Судья Сергей Прошкин: Это Ваше мнение…
Свидетель Антон Белугин: Это лично моё мнение.
На вопрос судьи Сергея Прошкина, что было дальше, Антон Белугин ответил: «А дальше в него влетели на всей скорости. Притормаживать они начали буквально перед самым столкновением… Дальше удар, заднее колесо аж приподнялось и показалось из-за кузова машины… Я побежал туда, мотоцикл и два человека лежали. У одного кровища изо рта шла, второй лежал бледный».
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Вы определили, кто из них водитель? Или непонятно?
Свидетель Антон Белугин: Я не мог сказать, кто из них водитель.
Государственный обвинитель Карен Барсегян: Те, кто лежали, признаки жизни подавали?
Свидетель Антон Белугин: Один (погибший Марат Шарипов) ещё дышал. А второй (Руслан Яхин) встал после того, как гайцы подъехали. За ногу его тянул: вставай. Его посадили, сказали: «Не вставай». Потом подъехала скорая.

Прочитано 2274 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту